Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Апартаменты господина Фабо


Апартаменты господина Фабо

Сообщений 41 страница 60 из 61

41

Брови удивлённо приподнялись. Так всё просто? Неужели такое бывает?
- Что ж. Хорошо.
Он улыбнулся и сделал приглашающий жест. Раз всё путём, что напрягаться и дальше пестовать напряжение, повисшее в воздухе? Пусть к чертям сдувается.
- Тогда оставайся. Поужинай со мной. Если, конечно, нет идеи прислать кого-то вместо себя, - хитрая улыбка нахала была и аналогом красной тряпки, но Филипп едва ли был быком, и одновременно была пропуском к чужому расположению.
Поместье виделось ему теперь богаче и интереснее. Если в таких джунглях водятся нетронутые экземпляры в виде постоянных работников, это ведь всё равно, что тайные заначки с призами в компьютерной игре. Фабо сам не играл, но его бывший любовник часто висел перед ноутбуком и выражал свои восторги очень бурно и очень громко, потому ассоциация пришла на ум как-то сама собой. Фабо улыбнулся, задумавшись на миг, где сейчас может носить его пылкого ирландского парня? Правда, нет, уже не его.
Он повертел в мальцах маску и протянул её Филиппу.
- Есть догадки, как это крепится на лицо? - фантомная половинка с его точки зрения разве что клеем могла бы удержаться.
В дверь постучали, пришёл лакей, ввозя на тележке под серебряными крышками ужин. Следом вошёл посыльный от дизайнера, принёс недостающий пояс. У Фабо была трогательная привычка всем служащим мелкого пошиба выдавать чаевые, даже, если они тут на правах рабов. В конце концов, привычка личная, а руку за неё не откусят. Почему бы и не побаловаться.
А вот в случае с Филиппом деньги были бы уже некстати. Ещё сочтёт платой за секс. Смутится пуще прежнего. Но они же друзья! Друзьям не платят ни за визит, ни за постель. Удобно дружить получается.

42

Филипп задумчиво посмотрел на венгра, вспоминая старый анекдот: "Кто девушку ужинает, тот ее и танцует". Только у них получилось немного наоборот - сначала сонный танец в постели, и лишь потом романтический ужин при свечах. Камердинер не отказался бы от вкусной еды, он был почему-то уверен, что Миклош не дико привередлив в еде и не станет пытаться заказать изыски гурмана а ля лютефиск. Филипп достал из кармашка жилета серебрянные круглые часы, открыл их одним щелчком и тут же закрыл, положив обратно на место.
- Я бы остался, но нет времени, - тут молодой человек был искренен. Он, в отличии от того же Фабо, не приготовил костюма заранее и хотел что-то поискать в кладовой комнате, среди вариантов для слуг и прочих забытых вещей. Если он не отправится сейчас, то может сильно задержаться. Почему-то именно в эту ночь ему хотелось... повеселиться. - Будем считать, ты мне должен, - хмыкнул он, смотря на мужчину.
Филипп подошел к мужчине и осторожно взял маску из рук, что бы не прикоснуться случайно к его пальцам. По какой-то еще не понятной ему причине, ему хотелось краснеть и бледнеть, и снова краснеть, но молодой мужчина старательно отгонял от себя все мысли, чтобы не поддаться чувствам и эмоциям прямо сейчас, когда на него смотрят другие. Это удалось Филиппу очень хорошо - постоянная практика не проходила без следа. Повертев в руках маску и старательно пощупав ее, улыбнулся. Конечно, замешательство мужчины было ясно, и камердинер решил просто показать на практике и - опять такими же осторожными движениями - одел ее на Миклоша. Маска на имела завязок, но была устроена так, что крепилась за основание носа. Конечно, дышать совершенно не мешала, но от долго ношения кожа в том месте наверняка натрется. Маска сидела как влитая и Филипп улыбнулся.
- Надеюсь встретить тебя на Маскараде. За свой костюм не уверен, но тебя теперь узнаю точно, - молодой человек поправил волосы, которые лезли в глаза ("Где же лента?..") и кивнул. - Приятного аппетита и развлечений. Если одному скучно, позови кого-нибудь. Я уверен, что на мое скромное место прибегут двадцать два мальчика любого возраста и строения, - камердинер улыбнулся ему еще раз, почти вежливо, прежде чем скрыться за дверью.   

Комнаты наёмной прислуги » Комната Филиппа

43

Он кивнул в ответ, сделал лёгкое движение кистью, словно расписываясь перед Филиппом в том, что остаётся должником.

Глядя, как осторожно, словно сонного паука из тропиков, Филипп берет из рук его маску, а потом так же осторожно примеряет ему на лицо, Фабо молчал и улыбался едва-едва, не вызывающе, но заинтересованность в его тяжеловатом взгляде была очевидна.

"Как же старательно он меня не касается. Интересно, потом будет жалеть себя, свернувшись в комочек в углу? Ну, как бы там ни было, с таким же восторгом отдастся потом кому-то ещё. Он явно входит во вкус. В постели он сказал мне куда больше, чем сейчас своим зажатеньким видом. Тоже мне, напряжённый, как попка призывника."

- Спасибо, Филипп. Всё оказалось проще, чем я ожидал, - он, конечно, про маску сказал и насчёт неё поблагодарил, несомненно! Но слишком хитрые у венгра были глаза. Камердинер вышел, и только после Фабо позволил себе рассмеяться. Он щадил чужие чувства? Скорее, пестовал красоту момента чужого осознания потери девственности. И его смех был вовсе не над Филиппом, но чтобы тот не понял его превратно, Миклош и подождал, пока останется один. Чувствовать себя тем, кого поимели - это одно, а тем, кого поимели и еще посмеялись - другое, и это самое "другое" портило чистоту пока ещё не обретшего чёткие границы эксперимента, длить который Миклош мог бы годами, приезжая сюда и наблюдая за Филиппом, если он не покинет своего поста.

За ужин он взялся во всё том же одиночестве. Через четверть часа на удивление Миклоша в дверь снова постучались. Его костюм, кем бы ни был некий дизайнер, мастер решил дополнить. Так Миклош, особо тонкостями процесса не интересовавшийся, узнал, что сегодняшнее действо имеет даже тематику, при том с сатанинским уклоном. Что ж, разглядев добавленные к костюму детали, Фабо усмехнулся, почувствовав себя в пяти минутах от школьного маскарада, где суть всё равно сводится к пьяному сексу. "И что поменялось? Только цена декораций и стоимость отдыха. А так органы стимулируют ровно те же".
Смотреть на возрастных богатых мужиков в костюмах и при масках было ему и смешно, и любопытно, он понимал, что в этом чувстве не одинок, и что все придут почти под ровно тем же венцом мыслей на счёт всего происходящего. И всё равно ведь - придут! Но почему бы не подурачиться? Вот уж на это у Миклоша был такой талант! До полуночи подождать осталось всего ничего. А потом можно и ощутить себя Томом Круззом в "Широко закрытых глазах", который видел маскарадное веселье в духе "Приората Сиона". Из прорезей маски глядеть на медленное ползание людей с таинственным видом по сумрачному залу  - оно ведь всегда волнует, или в чём подвох? Люди любят сочетание чувственности и ощущения причастности к тайне, если возвышенно. Если бы спросили Фабо, он бы сказал, что люди просто тащатся от подглядывания за чужим трахом.

Чуть позже он вышел из апартаментов, накинув последний аксессуар - черный с красным подбоем плащ, поверх головы с зачесанными в хвост волосами лёг капюшон, раз призрак оперы, так по полной.
Фабо выбрался подышать воздухом. Перед самым выходом венгр закинулся лёгким наркотиком, который передал ему партнёр по бизнесу, когда он садился на вертолёт.

» Сады и парки » Садовые беседки

Отредактировано Миклош Фабо (2009-11-01 13:17:33)

44

» Вертеп » Перенесённые отыгрыши » Садовые беседки, ночь шабаша

Вернулся обратно. И только-только вылез из душа, как посыпалось веселье. "Вот как знал!" На связь в предыстерическом трепете вышел его талантливый заместитель. Не убить, а жаль. И замену искать долго, муторно, потом еще и учить всему, не благодарное дело. Надо мириться с тем, какой уж есть, хоть порой некоторые вещи его доводят до состояния коматоза. Вечной ахиллесовой пятой его заместителя были срывы в вопросах с поставками секс-рабов из восточной Европы. И словно счастливый талисман, Миклош только свалил на отдых, как дело покинула удача. Испытывая несказанную радость по поводу того, что всё надо в срочном безотлагательном порядке взять в свои руки, Фабо забыл о маскарадном костюме, вернул себе мирской вид и ждал, когда ближе к утру на ту же вертолётную площадку опустится тот же самый летательный аппарат, который не так давно этим утром его сюда и доставил. Оставалось надеяться, что через сутки Миклош снова будет в поместье и сможет себе позволить продолжить свой и без того не долгосрочный отдых.
Незадолго до рассвета Фабо покинул поместье, улетая в вертолёте в сторону Парижа.

Как и ожидалось им, он вернулся в поместье продолжить отдых. Невольничий бизнес был самой тревожной отраслью, но чрезвычайно денежной. И из-за двух этих составляющих её никак нельзя было игнорировать. Если партнёру, который деловую часть этого ответвления их бизнеса в основном брал на себя, была нужна помощь от Миклоша, она предоставлялась мгновенно, где бы он ни находился и чем бы ни был занят. Но случалось подобное крайне редко. Уже отлаженное дело не часто требовало отхода от привычного темпа и схемы действий. В какой-то мере такие чрезвычайные ситуации оставались для Фабо гарантом того, что его партнёр по делу ещё не готов извернуться и избавиться от него. Дружба - понятие возвышенное и прекрасное, но мало сочетающееся с тем, чем оба жили на данный момент. Держались скорее по принципу, если пойдёт на дно один, потащит за собой другого, вцепившись мёртвой хваткой.

Партнёр остался на германской земле. Миклош вернулся в чертоги Вертепа. Днём с его точки зрения тут было не так интересно, как ночью, во-первых, по причине затухания с приходом дня бурной развлекательной программы, во-вторых, люди имеют свойство отсыпаться после богатой на события ночи. Сам он снова спал чёрти как и чёрти где. В полёте, в машине, в перерывах.

Связавшись с администрацией милого развратному сердцу заведения, господин Фабо вызвал к себе обслуживающий персонал, украсить им свой здешний быт. Секунды, отделявшие его от того, чтобы окунуться с головой в нежные тенета отдыха, Миклош провёл за ноутбуком, Пока ещё представительно выглядящий (то ли еще ночью будет!) мужчина в светлом костюме от маэстро Умберто Анджелони устроился в большом кресле с техникой на коленях, пальцы едва касались клавиш бесшумной серебристой клавиатуры раз от разу. В перерывах раздавались звуки, выдававшие с головой, что на экране идёт порно-фильм. А он делал пометки по секундам ролика для мастера по монтажу. Фильм создавался для вип-клиента его конторы, потому Фабо уделял ленте личное внимание. Если не знать таких подробностей, могло сложиться впечатление, что в перерывах общения в чате мужчина смотрит порнушку и ничего общего с работой его нынешнее занятие не имеет.

Отредактировано Миклош Фабо (2010-01-29 18:33:45)

45

Ксавье как раз заканчивал с «обмундированием», как он сам иронично именовал униформу
Талию и грудь плотно обхватывала «кираса» корсета. Планки на спине больно впивались в кожу. Этьен от души затянул шнуровку.
Стараясь дышать не так чтобы сильно глубоко, Ксавье поправил похабень лакового мешочка стрингов и ухмыльнулся. Легкий макияж в стиле «Фиалка Монмартра» мог бы навеять мысли о студентке Сорбонны, если бы те носили бархатные корсеты и вульгарность чулок в крупную сетку.
Взгромоздившись на каблуки, Ксавье послал отражению воздушный поцелуй
- Дюбуа -  отвлек от самосозерцания голос Этьена.
- Рысью. «Свидание вслепую». Миклош Фабо.
У всех есть свой жаргон. У каждой профессии. На жаргоне горняшек «свидание вслепую» означало, что клиент сам не знает, зачем позвал обслугу. И следовало держать ушки на макушке.
- Все понял «мамочка» - ослепительно улыбнулся Ксавье. - Не волнуйся за меня – буду дома до 22.00.
И бодро зацокал в указанном направлении.
Через 10 минут он уже стоял перед дверями апартаментов. Глубоко вдохнув и выдохнув горничный постучал.
«Ну – с, посмотрим, что за фрукт»Ответа не последовало. Ксавье аккуратно толкнул дверь и проскользнул внутрь.
В кресле с ноутбуком на коленях сидел молодой мужчина .
Небрежная элегантность костюма с головой выдавала факт того, что к его созданию приложили свои золотые ручки портняжки инд.пошива.
«Сэвил Роу? Вряд ли – слишком утонченно небрежно для англичан. Скорее Итальянцы. Шик!» - мысленно восхитился Дюбуа и застыл изящной статуэткой на пороге.
Мужчина был увлечен просмотром ……порно. Звуки вряд ли свидетельствовали о просмотре общеобразовательного канала ВВС.
«Однако….Смотреть Порнуху в вертепе… Эстет?» - мелькнуло в голове.
Ксавье как породистая лошадь переступил на месте и, наконец, решил, как то обозначить свое присутствие
- Мсье Фабо? – негромко полувопросительно протянул парень

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-01-29 19:12:36)

46

Кинцо отдавало тухлятиной. По сценарию полагалось парадно-траурное сношение вдовушки, удачно закоченевшего мужчины за полтинник и молодого сноровистого то ли садовника, то ли водителя. И всё почти "натюрэль"! В том смысле, что труп был всамделишный, а над его "стойкой" работали визажисты проекта. Актриса, грешным делом называемая всё-таки именно так, за столь сомнительного удовольствия роль не получила ровным счётом никакой живой наличности (обдумывая этот момент, Миклош усмехнулся, такой каламбур! Живая наличность за секс с мертвяком), ибо снималась в драме за прощение долга. Это тоже добавляло ленте пикантности. Портил дело разве что широкоформатный бугай, подаренный миру лет двадцать назад плодоносным чревом мадьярской шлюхи. Миклош славно знал внутреннюю составляющую рынка, в котором кашеварил. Он был убеждён - мелочей не бывает.

Тем временем дверь отворилась, вплыло корсетно-каблучное породистое (если бы выводили породу эталонных развратников) существо и подало голос. Фабо собирался было испросить расписание забав на вечер, мельком глянув на прислугу, но куда уж тут меьком, когда такие виды? Он насмотрелся на подобную экипировку и ладно слепленные тела на площадке, но съемки - это был мир отдельный от его личной жизни и привычки трахать своих актёров, не важно, на сколько добровольных, Миклош не имел.

"И что там говорится про секс с прислугой в Вертепе? А вчера был Филипп. Значит, ничего не говорится".

Проявив только что чудеса памятливости, Фабо почти музыкальным движением пальцев выключил не глядя программы на ноутбуке и отставил его в сторону.

- Как любезно, что Вы так скоро пришли.

Логично было следом поинтересоваться, чем же этим вечером живёт поместье? Но тогда бы иссякли официальные темы. А ими приятно завершать разговор, напоминая скорее самому себе, что это не интрижка.

- Присядьте подле меня, - терминология не хромала, но немецкий акцент был, при том такой явственно информирующий о работе, которой Миклош занимается. Давным-давно вошло в привычку и после срослось с его натурой накрепко умение говорить что бы то ни было так, словно интонациями вполне дружелюбного голоса он собеседника со вкусом и расстановкой трахает. В сознании металась мысль об уместности склонения такого существа к интимной связи и пока шёл экзит-пул между рассудком и частями тела.

47

Как любезно, что Вы так скоро пришли.
Явственный акцент и тембр голоса сработали как ретранслятор. Смысл сказанного можно было смело игнорировать, потому что говорили именно эти вот интонации и модуляции голоса. В голове автоматически "перевелось""Как это мило, что вы неодеты, ма шери!"
- Присядьте подле меня,
"Ложитесь поудобнее и раздвиньте ноги" - Дюбуа аж головой тряхнул, пытаясь прогнать морок. Клиент был трезв, вменяем, вежлив, и, кажется, слегка скучал. Не более того. Все остальное "Бром!!! Бром и еще раз бром! А если не помогает бром - чистка сортиров всего второго этажа!" - голосом "старшины" "горняшек" рявкнул внутренний комментатор. Нечего валить со здоровой головы на больную. Скорее всего, расспросит про распорядок.. "Хотя, какого чорта, вся информация доступна по телефону!" Ну, или еще что... не знаю "Молока птичьего или конфетков "Соски Адониса" к коллекционному портвЭйну". Твое то дело, какое? Молчи и делай что сказано! Но сохранять присутствие духа получалось плохо. Ксавье хоть и не страдал "Синдромом провинциала в пентхаузе на 5ой авеню" но, все таки, одно дело -  убираться в вип апартаментах без свидетелей, позволяя себе мелкие фетишистские шалости и, совсем другое, являться частью этих апартаментов. Точно так же как диван или кресла из драгоценной древесины мадагаскарского палисандра.
"Так. Спокойно но без суеты. и ЗАДНИЦЕЙ НЕ ВИЛЯТЬ!" - Дюбуа прошествовал к кушетке. Дефиле. Не зря ж столько репетировал в свое время перед зеркалом! Топ модель недоделанная.
Глаз в пол. Руки на коленях. Ни дать ни взять "смолянка", по чудовищной иронии судьбы занесенная в гнездо порока.
Однако взгляд из под ресниц сканировал клиента. Ксавье терялся в недоумении. Он понимал, когда старые и обрюзгшие бизнесмены покупали молодые тела для своих забав. Но этот... Этот то голубоглазый и светлокудрый хлыщ???
Молодой красивый холеный и чертовски богатый. Что с ним не так если он - здесь?
Садист? Мазохист? Любитель коз кур и прочей живности?

Мысль так рассмешила, что понадобилось все самообладание, чтобы не заржать.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-01-30 00:44:04)

48

Дивный прошёлся до кушетки и сел. Взгляд приковался к изгибу мужского бедра, так явственно вычерчивавшемуся при шагах. И нехотя отстал только, когда ракурс взгляда стал не особо удобен. Странная вышла бы беседа гостя и бедра. Потому Фабо поднял голову, не особо падкий на сюр. Разве что во снах, щедро одарявших его кошмарами о мясе и грубой стальной технике. Задумавшись, он сморгнул воспоминания о кошмарах, чуть медленней обычного разомкнув веки.
- Как Вас зовут? - о, вот это чудеса изобретательности в диалоге, такой плюх! Очень элегантно! По делу. "Осталось его только на фотосессию зазвать, охренительный мачо".

Но легкая улыбка никуда не делась, недовольства собственной находчивостью Миклош не показал. А что, ему надо было бы при этом выдать мимикой что-нибудь этакое, как маска античной трагедии? Представив это, мысленно Фабо развеселился.
"Профтите меня, пожааалуйста! Я такое унылое говно!"

- Расскажите мне, что происходило в Вертепе особо щекочущего нервы последние сутки? Я не про праздник.
"Вот так всегда, стоит отлучиться и обязательно кто-то выдаст нечто фееричное, а потом хоть заеби себя фразой, что без тебя ничего интересного не происходит, оно всё равно произойдёт".

Конечно, умно. Пригласив к себе номер работничка, до такой степени сексапильного, что в пору искрами из глаз при виде его сыпать, Миклош начал устраивать ток-шоу. Естественно, где ему ещё потрепаться о высоком? Не в рабочей же зоне, шепотком на ухо личному психоаналитику между бурных производственных "дас ист фантастиш!". "Потому я логично решил заделать в персональные Фрэйды эту Диту фон Тиз с хером? Пора поесть, я тупею".

- Я хочу, чтобы со мной кто-нибудь поел, - закончил свою мысль репликой Фабо. Но голос был по его обыкновению вызывающе эротичен. И потому ему же самому тут же представились извращения за едой. "О, да, детка, трахни себя бананом, пока я кушаю бабулин суп!" Секунду ещё он молчал, а потом зашёлся хохотом, - Нет, нет. Просто Поел. Ненавижу есть один. Составите мне компанию?

Отредактировано Миклош Фабо (2010-01-30 11:38:35)

49

Рефлексы у гостя были в полном порядке. Может он и любил секс а ля парадиз в курятнике, или маленьких плюшевых медведей, но при этом на "дефиле" реагировал вполне здравым образом. Взгляд был оценивающий и заинтересованный. "Белки глаз чистые, нос холодный, взгляд блядовитый - пациент скорее жив, чем мертв"
- Как Вас зовут?
- Ксавье Дюбуа, мсье - заученно прощебетал парень, привычно пожалев, что бэйджи тут не в чести. "Свободная касса" - съехидничал внутренний неугомонный комментатор.
- Расскажите мне, что происходило в Вертепе особо щекочущего нервы последние сутки? Я не про праздник.
Ксавье озадаченно хлопнул ресницами и надул губы
"Не про праздник? А про что? про то, что повар пересолил компот? Хотя чем не из ряда вон выходящее событие. Интересно в кого это втрескался наш снобствующий брюзга? Или про то, что тут намедни клиент застрелился? "Девчонки" кровищу оттирали в апартаментах биг итальяно клиенто. Говорили, что мужик пришел в гости и баловался с пистолетиком. Хоп! Был джентльмен и нет джентльмена. Или про что?..."
Напряженные раздумья отразились на чистом челе горняшки, обозначившись морщинками...
- Мсье хочет информации или сплетен? - уголки губ загнулись вверх, сделав улыбку заговорщически - лисьей.
Если информации, то, увы и ах! Господа предпочитают предаваться, Ксавье прикусил на кончике языка чуть не сорвавшееся некорректное "пороку", в последний момент, заменив его на нейтральное - "отдыху", как правило, за закрытыми дверями. Ну, это если не брать в расчет господ эксгибиционистов. Последнее слово вкусно лопалось слогами на блестяще влажных от лаково - кораллового блеска губах горничного.
-Из открытой информации знаю лишь, что недавно прошел турнир по живым шахматам. В глазах мелькнул глубоко запрятанный страх.
- Не могу сказать, что манера игры меня сильно впечатлила. Всегда считал что шахматы - битва интеллектов, а не бойня. Но кто я такой чтобы обсуждать манеру гостей развлекаться - спохватился горничный "Что то я распизделся, как какаду под амфетамином"
- Ну а если вы о сплетнях - так ли они интересны? Это ж не более чем домыслы прислуги в условиях отсутствия той самой
Информации.

Видимо утомленный болтовней гость внезапно, как показалось Дюбуа, расхохотался, заставив горничного вздрогнуть.
- Я хочу, чтобы со мной кто-нибудь поел. Нет, нет. Просто Поел. Ненавижу есть один. Составите мне компанию?
Ксавье поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы клиент замолчал. Впитывая каждой порой необычный, волнующий тембр. Голос был так эротичен, что по хребту забегали мурашки. Он словно проникал под кожу вибрируя и вызывая сладко тянущее желание ..слушать, слушать и слушать. Теплый чуть хрипловатый наcышенный ...вкрадчивый мурлычущий ...Почему то подумалось странное "Этот может одним голосом уже заставить кончить"
Сглотнув, Ксавье, наконец, вышел из состояния "завороженный кролик", и поспешно кивнув
- Я с удовольствием создам вам компанию мсье. Что бы вы хотели заказать?

50

Окинув взглядом ещё раз работника эдема для гомосеков с большой крышей и кучей денег, Миклош прикинул, что с него бы скушать суши было бы так удачно. Но, нет, никакого смешения обеда и траханины.
- Суши. Су-шеф у Вас не запропастился? В том году с этим в Вертепе всё было просто великолепно, - в задумчивости кончиками пальцев Фабо поглаживал свою шею  смотрел, как приличный удав, томно и не мигая, на сладкого корсетного кролика. "А вот плейбойский попохвостик в его костюмы просто обязан появляться... Интересно, у него ничего не вставлено в задницу? Я бы от такой забавы пультик-то поимел бы с удовольствием. Вжж, моё нежное мяско!"

Лучезарная улыбка, блеск гордости германских дантистов. И взращённое заботливой Дойчланд венгерское чадо стремительно поднялось на ноги. Он дошёл до окна, распахнул его и, ненавидя себя за этот жест, развернулся к мужчине, которому вроде как дал время на оформление заказа. А сплетни были интересные. "Шахматы, значит? Вот так вечно всё пролетает мимо. И на охоту в этом году уже наверняка опоздал. Придётся в одно рыло ночью рысачить по чащобе за каким-нибудь смачнозадым невольников. Что ж, тоже не трудовые будни, тоже хорошо".

- Вчера ко мне заходил трогательный портье, - "хер победишь, как там его звали", - Он был одет иначе. Что у вас за регламент на форму по весовым категориям? - рука улеглась на плечо рядом с основанием шеи, размяла плоть, Миклош повёл головой, тихо почти стоном выдохнув. Пора бы тут и время для массажа найти, а ещё лучше и для плавания. И для зала. Мышцы требовали своей дозы спорта и нагрузок.

Он говорил всякую чушь, а взгляд елозил по фигуре горничной, горничного?, с весьма определённым желанием на донце зрачков. Но Миклош нестандартно упёрся рогом. Никакого секса до еды. "А после уж оглянемся, кто в радиусе поражения будет".

Отредактировано Миклош Фабо (2010-01-31 15:38:58)

51

Суши, значит... Ксавье подавил вздох. Он терпеть не мог рис с сырой рыбой. Но это не имело никакого значения. Он не трепетный отрок на свидании чтобы, смущаясь и краснея, рассматривать меню полчаса чтобы, отложив его, смущенно шепнуть: "Закажи на свой вкус" Хм. Он здесь для того чтобы "Гость почувствовал внимание и заботу. Но не назойливость. Исполнение всех его пожеланий - вот первая задача всякой порядочной горничной. Дюбуа, увы, к этому разряду не относиться"  - голос Этьена, старшОго горняшек, прозвучал в голове столь явственно, что Ксавье разозлился на себя. "Все - хватит отвлекаться. И вообще не Дева Орлеанская чтобы форсить "голосами в голове!"
- Я уверен, что суши вас не разочаруют, мсье.
Сделав заказ по телефону, горничный не спешил с продолжением беседы. Все-таки одно дело удолбавшись коксом трепаться с двумя вампирами на маскараде и нести бред, кокетничая и хихикая, и совсем другое находиться "при исполнении".
Впрочем, при удачном стечении обстоятельств, порой удавалось совмещать кокетство и "при исполнении". Клиентам нравилась легкая кокетливость Дюбуа. И пребывая в модусе "прелесть, что за сговорчивая дурочка" всегда удавалось срубить нехилые чаевые.
Вчера ко мне заходил трогательный портье, - "хер победишь, как там его звали, - Он был одет иначе. Что у вас за регламент на форму по весовым категориям?
"Орфей бля! Как есть порно Орфей! "И были львы как агнцы у ног его!"
Цитатка вызвала совсем не библейскую интерпретацию позы "у ног". Отнюдь ни разу не библейскую.
- Мсье в Вертепе только один регламент - желание Гостя. - Лучезарно улыбнулся Ксавье "мне пора озвучивать рекламные ролики. Немножко интимности в голосе, дарлинг,  а то этот Орфей решит что ты - андроид"
- Проще говоря, я не знаю, кто был тот Кутюрье, что заковал нас в эти доспехи "мудаком он был!!!".
Ладони любовно огладили жесткие "косточки" корсета - но он считал что это Ксавье опустил глаза не в состоянии удержать похабную ухмылку - эротично.
Последнее слово он почти промурлыкал.
- Хотя, я подозреваю, что кем бы он ни был, он никогда не пытался не только пылесосить в этой броне, но даже просто дышать. ...Еще один вздох  дышать и впрямь было тяжеловато. Слишком туго шнуровали сегодня..
- Впрочем - красота требует жертв. - Пожал плечами парень. Да и форма зависит только от желания гостей.
О том, что фантазия гостей редко бывает оригинальной, он не стал распространяться. Ни к чему. Оригинальность в Вертепе, как правило, не сулила ничего хорошего. Посему банальности, вроде викторианских панталончиков или кроличьих ушек и стрингов с хвостиком, были более чем предпочтительны.
"Интересно, а у тебя какая фантазия а, красавчик? Впрочем вполне достаточно того что у тебя голос как у сирены. Давай скажи мне что нибудь. Неважно что. У меня от твоего голоса коленки подкашиваются и вдоль спины мурашки..."

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-01-31 00:54:03)

52

Дива мурлыкала про кутюрье, корсеты, это всё так красиво искрилось, прыгая из французских глянцевых губ, но Миклош не проникался прелестями мужчины такого склада в подобном шмоте. Нет, прелестями проникался, шмотом проникался, но сочетание почему-то не вставило, а обычно было иначе, что сейчас порядочно удивило его самого. Значит оставалось откопать, что его сознание само для себя выбрало фетишем в этой ситуации (если на привычную схему не стоит), а точно выбрало, Фабо просто себя знал.
Покопавшись в мыслеряде, венгерский немец понял, что куда больше его нервы пощекочет нечто, имеющее к корсету косвенное отношение.

- Мне так неистово жаль Ваш торс, - покачал он головой, беспощадно стоя у окна и оставаясь таким чином плохо поддающимся к созерцанию образом в раме дневного света и дорогих портьер. Было уже по первой фразе ясно, чем он закончит мысль, но требовалось сказать это вслух, выкатить звуки из гортани по языку и распробовать, глядя на очарование в бабском шмотье, осозновая, что слова предназначаются именно ему, - Я хочу, чтобы Вы сняли корсет.
Представляя достаточно хорошо, как "это работает", Миклош оторвал задницу, упиравшуюся в ребро мраморной плиты, от подоконника, и подошёл неспешно к горничной. В набравшем очертания и чёткость намерении сделать из Неё - Него.

Зайдя за резко суженную союзом корсета и природы спину, он взял в пальцы, лишённые какой бы то ни было нежности, завязки, насыщаясь тактильным впечатлением от касания к такой нехитрой, но эффектной фурнитуре. Больше всего сейчас Миклоша занимало то, какие полосы, розовеющие и краснеющие местами, какие борозды на коже Ксавье оставил этот агрегат красоты. Он сам подсказал Фабо, что внешний вид обслуги созвучен желанию клиентуры. И клиентура пошла вразнос. У него не был цели раздеть молодца и отодрать на месте. Им двигало всколыхнувшееся искаженное представление о том, что есть эротично. И сейчас самым ярким фетишем стало стремление увидеть следы на теле от корсета, а то, что они будут, сомневаться не приходилось. "Оно же как бывает... Чуть потуже резинка на трусах, уже полоска охватит тело, а уж с такой кожей..." Миклош как раз тронул подушечками неласковых пальцев, но крайне аккуратно, плечо Ксавье. "Да, на такой коже будет целый узор, карта сражения моды с плотью".

53

- Мне так неистово жаль Ваш торс,
- Я хочу, чтобы Вы сняли корсет.

«Ну, приплыли…И снова – здорово..» . Все по накатанной. Дюбуа, почему то, неприятно кольнула поспешность  в развитии, в общем то, предсказуемой ситуации. Хотя с чего бы удивляться? Все как всегда. И все одно и то же. Недовольство, впрочем, было мимолетным и почти не оформленным. На уровне странного ощущения: словно тебе подарили конфету, а, развернув блестящий фантик, ты не обнаружил там ничего. Пустышка. Глупая мыслишка. Ведь никаких конфет горничной не полагалось. Горничной полагалось жалование …и весьма неплохое. А все конфеты тут были для Гостей. Но, почему то, именно сейчас хотелось. Хотелось непредсказуемости. Интриги. Неожиданности. «Хочеться-перехочеться!Не в Дисней ленде как никак!» Пацан пытался сообразить, как ему выполнить пожелание. «Я что должен выпрыгнуть, что ли из корсета? Или он, по желанию господина Фабо, волшебным образом с меня испариться?» - с раздражением подумал горничный. Однако, белокурый затейник, кажется, понимал, что корсеты с длинноногих горняшек сами по себе не падают и, не спеша, зашел за спину.
Шнуровка ослабла. В кожу под лопатками перестал впиваться верхний край корсета. Дюбуа тихонечко вздохнул, когда пальцы коснулись кожи. Он любил это ощущение, когда после смены можно было встать к окну в раздевалке и, попросив кого нибудь помочь ждать этого : освобождения. Когда скорлупа корсетной кирасы слабела и можно было вздохнуть полной грудью. Расправляя легкие. Ощущение было щекочущее возбуждающим. Чувственным. Гораздо более чувственным, чем если бы кто то стаскивал с него футболку. Именно на тактильном уровне. И сейчас, когда в кожу не впивались стальные планки, вшитые в швы и можно было вздохнуть полной грудью, голова слегка закружилась. Кислород  - пояснил как то Мишель – один из горничных. Просто легкий кайф от того что дышишь. Гипервентиляция легких
Шнуровка ослабла еще больше, и корсет упал на пол. «Дааа, хорош же я сейчас!» - мелькнуло в голове.  Адово изобретение обычно отпечатывалось на коже всеми своими конструкторскими особенностями: вдоль спины шли отметины от планок и шнуровки. И это даже не смотря на тонкую полоску мягкой кожи, которая должна была оберегать от соприкосновения с прочными нейлоновыми шнурами. На ребрах тоже оставались бордовые полосы. словно вдавленые в кожу: следы от жестких,  скрытых в швах планок
А  сразу под сосками алела полоса от впивавшегося в тело верхнего края корсета.
«Расписнооой подии!» Стоя в одних стрингах и чулках Дюбуа чуть поежился, не зная, стоит ли перешагнуть через «доспех» валявшийся сейчас на полу. Без него он как никогда чувствовал себя ….голым. И беззащитным, как улитка, лишившаяся своей раковинки. Корсет, при всей его нелепости, почему то воспринимался как броня. Дававшая абсурднее по сути своей чувство защищенности. И сейчас, лишенный этой защиты, было весьма неуютно. Без этой детали туалета он превратился из «непонятнокакогополагорничной» в голенастого длинноногого парня. И парень этот был более чем нелеп в своих черных стрингах чулках и туфлях . по крайней мере так казалось самому Ксавье. Он терялся от неопределенности своей роли сейчас. «Ни мышонок, ни лягушка, а неведома зверушка…в чулках епт! Уж блин дораздел бы что ли?»  Неопределенность ситуации молчание гостя и собственная растерянность подействовали весьма странно…: соски затвердели и вздернулись «ну здрааасте....". Этого только еще не хватало» Ситуация странным нелепым образом завела….

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-02-01 01:53:39)

54

С минуту или чуть дольше Миклош только смотрел на обескорсеченного горничного. Теперь уже никаких сдвигов в половой идентификации особи не было. Поверженный роскошный пыточный агригат лежал неправильно выгнутой рубленной фигурой у ног на шпильках. Взгляд режиссёра выделил этот момент, как особенно чувственный. притягательный, фото-кадр - мужские сильные ноги с точёными голенями в дамских чулках и на шпильках, а рядом снятый упавший на пол корсет, и свет, как сейчас, вызывающе неинтимный, дневной, ясный. Извращения - они не где-то за туманной дымной ширмой в далёком Тайланде, вот оно всё - рядом, среди бела дня. Хорошо. Порнография в статике. В голове даже мелькнул список тех Особых клиентов, кто при видите подобного кадра забился бы в пароксизмах восторга и обкончал дорогие брючки от какого-нибудь красиво названного доброй мамой итальянца.

Миклош отдался всецело тому, что так восторженно предвкушал. Фетиш сместился с момента ожидания, на само зрелище. Полосы, впадинки на коже, их розовый откровенный вид, подноготная красоты - это было тем томлением, которое сейчас заставляло дыхание сначала споткнуться, а потом продолжиться громче и глубже. От тела шёл приятный запах, лощёный и ухоженный мужчина в розовых полосах от шнуровки и "китовых усов", заменённых, тут, видимо, на сталь, был особо хорош именно таким. Хотя совершенно точно можно было сказать, в другой момент Миклош нашёл бы для себя в нём иной неоспоримый фетиш. И то, что Дюбуа стоял, не зная, куда себя дальше девать, было особенно хорошо. Фабо любил такие моменты. "В будущем надо будет как-нибудь стянуть с него трусы и оставить стоять чудесной статуей посреди комнаты. Усядусь в кресло, буду злить член голодовкой. И ноги ему - на ширину плеч. А на пол под них - зеркало. Хорошо!"

Лишённые нежности подушечки пальцев коснулись полоски около лопаток и чётко по ней очертили, едва-едва, не стремясь причинить дискомфорт, изучая без усугубления. Миклош молчал, водя пальцами, на мгновения исчезающими со спины Ксавье. Он трогал, очерчивал, прикасался ладонью, то одной, то другой её стороной. Потом приблизил лицо, склонившись, к плечу француза в чулках, провёл головой так близко с очертаниями его плеча, что кончик носа почти касался кожи, щекотал её тёплым медленным дыханием. Ноздри затрепетали на тихом долгом вдохе. Губы задели прядь волос в аккуратной стрижке и Фабо выпрямился.

- Спасибо, - казалось по тону, он сейчас отойдёт. Словил свой кайф извращенец и пойдёт сушить штаны. Ан нет. Его руки забрались под локти Ксавье и приподняли руки горничного в подобие танцевальной позиции. "Вторая? Сейчас ещё пинетки подгоним. Или... как бишь... пуанты!"

Удерживая легким касанием к локтям его руки приподнятыми, Миклош оглядывал его бока. Там вмешательство корсетной строгости в жизнь торса было не менее ярким, чем на спине. "Садомазеры херовы..." Миклош тихо зашипел сквозь зубы, словно обжёгся. Сопереживать его тоже учили в юные щекастые годы. Но это было так чудесно и хорошо, а одновременно и так же бессмысленно и мелочно жестоко - корсетные муки и их явно видные сейчас последствия, что Фабо на силу удержался от того, чтобы провести горячим языком широкую влажную полосу по боку, по рёбрам Ксавье. И всё же нет, никого языка. А вкус на нём он почти почувствовал, лишь подумав о действии.

- Почти настоящий акт милосердия. Пока я тут, приходи ко мне как можно чаще. Будем давать тебе свободу, - говорил он своим тренированным голосом для изысканной ёбли чужих ушей, а пальцы в вызывающем ощущение щекотки с оттенками чувственного наслаждения скольжении двигались вверх-вниз по спине и бокам Ксавье. Наконец оставив в покое его руки, медленно и внимательно чертили, продолжая ловить своё наслаждение от ощущения впадинок на коже чужого тела, самыми кончиками подушечек соприкасаясь или не соприкасаясь вовсе и дразня кожу лаской тепла, остающегося в миллиметре воздуха между пальцами и спиной, - Изумительная глупость - так шнуровать красоту. Очаровательный херов маразм, - тихо проговорил он скорее для себя самого. Нецензурное слово было сказано так же задумчиво и философски, но всё-таки было не из области высокого слога. Миклош понял, что теряет баллы и усмехнулся, голос покорно выдал негромкий пряный, сексапильный звук, густой баритон. Пальцы как раз добрались краями подушечек от верха спины снова вниз, уже который томный раз, но на сей раз ушли дальше поясницы и почти добрались до округлых изгибов ягодиц, защекотав бархат оголенной кожи, но касание пропало, так и не задев особо интимной, пусть и вовсю открытой взглядам, зоны. И Миклош отошёл к дивану, садясь. В двери постучал официант.

- Время для суши, - улыбнулся Фабо, переключившись на образ своего в доску. Только секунду назад сел, а вот уже поднялся. И в эгоистичном глупом самцовом порыве скрыть от чужих глаз сто раз всеми виданного по крайней мере полунагим мужчину, закрыл дверь в комнату, где шалили минуту назад с изучением карты от корсета на теле. Автоматически. У тестостерона свои правила. Миклош отрезал Ксавье от вольности чужих глаз, пусть и глаза эти принадлежали его коллеге.

Выложив чаевых официанту в куда менее откровенном одеянии, он вернулся в комнату с тележкой, ведя её впереди себя.
- Желание клиента и прочая шелуха - я помню. Но... Ты пьёшь на работе? - не обладая смущением насчёт возлияний в одно жало, Миклош поинтересовался скорее для расширения кругозора. Ухватив пальцами с подноса колпак из серебра, он мельком глянул на ассортимент, подхватил с комка риса кусок красной лососины и отправил в рот, глядя на Ксавье в ожидании то ли ответа, то ли ещё чего, кроме.

55

Молчание затягивалось. Видимо мсье Фабо рассматривал представшую его взгляду "картину"
Несмотря на то, что в гостиной было вполне тепло по коже бегали мурашки. Тишина нарушалась только дыханием.
И с каждой минутой охватывало странное и здесь совершенно неуместное ощущение предвкушения.
Чего именно Ксавье не понимал, но чувство недовершенности, незаконченности действа сгущалось в воздухе как грозовое облако, покалывая кожу электрическими искрами ожидания.
В жизни Дюбуа по пальцам было перечесть моментов, когда кто-то рассматривал его тело так долго.
Школьный врач, когда он потянул на тренировке лодыжку. Один придурошный клиент, еще в бытность работы "на улице". Тот поставил его к стене и, включив проектор, остервенело дрочил, пока не кончил. А Ксавье стоял у белой стены и по его телу метались проекции, чьих то совокупляющихся тел. Пацан так и не понял тогда "чо это было..?" Но его даже пальцем не тронули. Мало ли на свете извращенцев? И бывший работодатель - чудак и эстет, любивший пялиться на голые ноги Ксавье с каким то странным выражением лица и однажды бросивший вскользь "У тебя лодыжки породистые и я могу любоваться на них часами". Но что взять с калеки? Но вот так: молча стоя за спиной, словно какую то картину, его никто никогда не разглядывал.
Напряжение искрило, и когда пальцы коснулись спины позвонки, словно молния прошила.
Мгновения капали как вода из крана. Время стало вязким и густым как кленовый сироп. Охватила какая то истома. Ритм движений подушечек пальцев по коже завораживал своей непредсказуемостью. И в какой то момент Дюбуа поймал себя на том, что кусает губы. 
А потом дыхание согрело плечо. И....И снова ничего...
Парень не сдержал разочарованного вздоха. Эта медитативная завораживающая дразнящая «игра» поглотила полностью. Тело натянутой гитарной струной жадно ждало прикосновений. Именно Прикосновений. Их было до смешного мало. Таких вот. Дразняще- легких, невесомых, издевательски-непредсказуемых. Это было так ново и интригующе. Несмотря на весь свой богатый постельный опыт, Дюбуа был до смешного неискушен. Его лапали, мяли, тискали, вбивали в хрусткие простыни отельных кроватей. Но время – деньги. На подобные изыски его вечно не хватало. И сейчас Дюбуа нервно облизнув губы снова переступил на месте
- Почти настоящий акт милосердия. Пока я тут, приходи ко мне как можно чаще. Будем давать тебе свободу, - Изумительная глупость - так шнуровать красоту. Очаровательный херов маразм
Грудной теплый голос добил. Это был, какой то новый уровень чувственности, доселе совершенно неизвестный. Ксавье словно зачарованный кролик, развесив уши, впитывал каждое движение, каждый звук и тембр этого сочного, ласкающего голоса. При этом  совершенно упуская смысл.
Послушно приняв позу куколки – балетницы и скруглив локти он, в мареве чувственного анабиоза, никак не прореагировал на приглашение. А когда ладони легко скользнули вниз, но так и не согрели кожу на ягодицах своим теплом, парень не выдержал и с шумом втянул воздух сквозь зубы.

Очарование этой немой чувственной пантомимы было нарушено стуком в дверь. Доставили суши, и Мсье Фабо снова удивил. Он сам отправился открывать, предварительно закрыв за собой двери в гостиную. Словно не хотел, чтобы Ксавье тут видели.
«Как мило…заботиться о моей репутации? Вряд ли. Это смешно, а он не дурак, явно»
Дюбуа встряхнулся и, пользуясь отсутствием хозяина апартаментов, наконец, поднял с пола корсет положив его на одно из кресел и вовремя. Двери распахнулись и VIP-клиент лихо вкатил в помещение тележку с заказом.
Под серебряным колпаком на грубоватом керамическом блюде ждал своего часа японский сет. Имела место так же и традиционная бутылочка саке и две смешные, в своей миниатюрности, рюмочки из дерева криптомерии.
Все столь изысканно сервированное, что…хотелось уничтожить эту восточную хрупкую невесомую красоту. Cу шеф Вертепа: высохшая черепаха с морщинистым лицом, суровый как самурай и злой как собака вечно ругался на Ксавье и обзывал его "кобылой". За что француз и так не жаловавший японскую кухню окончательно ее возненавидел. И сейчас нужно было разделить с гостем трапезу

- Желание клиента и прочая шелуха - я помню. Но... Ты пьёшь на работе?Нужно было взбодриться и, немножко отойдя от своих недавних ощущений, горничный здраво рассудил: алкоголь вполне себе поможет оставаться в тонусе. Да и ко всему прочему уходить теперь совсем уж не хотелось. Гость заинтриговал. И так что в голове вертелся список профессий, где можно заработать такие то деньжищи, чтобы лопать суши с дорогущим как черт знает что рисовым вином. Причем акцент мысленного вопроса сместился не на денжищщи, а на профессию. Кем бы он мог быть??? Фотограф? Художник? Актер? Вряд ли. Медиа магнат? А это вероятнее. Почему то думалось в сторону «свободных художников пера и камеры». Дюбуа терялся в догадках, но это не помешало ответить, шагнув к столу и глядя в глаза.  Вот блин!!!!!!!!!! Голубые!!!!!)
- Я не имею привычки отказываться от подобного предложения. Вне зависимости от того, кем оно сделано.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-02-01 17:15:21)

56

Выслушав ответ, он утвердительно кивнул чему-то своему и покатил тележку туда, где в апартаментах предполагалось трапезничать.
Светлый пугающий своей дороговизной стол принял на себя кулинарные изыски. Мужчина не церемонился с Дюбуа, стирая ощущение свидания или совращения кивком в сторону стула, предназначенного в данный момент для партнёра по обеду.
- Садись.

Вот оно как. Не "присаживайтесь", не "извольте". С другой стороны и никаких грубостей. А Миклош уже сел за стол сам. Довольно близко от Ксавье. Можно было сесть и дальше, параметры мебели позволяли. Но нет.
Он плеснул в мелкую посуду алкоголя и, вручив в пальцы Ксавье деревянную стопку, подмигнул:
- Кампай! - на том или примерно на том знание языка страны восходящего солнца у Миклоша заканчивалось. Но на пьянках с азиатскими бизнесменами, так любящими бани и сауны, хватало и этого словарного запаса. Несерьёзную дозу рисовой водки он принял на грудь без каких-либо мимических сопровождающих процесса возлияния.

Насмешливый беззлобный взгляд чирканул по глянцевым губам горничного, подмечая его настроения в меру своей фантазии по их изгибу. Увидел, придумал, сделал выводы на основании придуманного. Нормальная жизнь.
- Противно, не ешь. Ковыряй салат. Не обязательно совать себе в глотку щупальца, если тебя от этого не вставляет.
Как-то двояко прозвучало, и по лукавому взгляду явно было, что не просто так. Взяв в руку лаковые палочки для еды, являющиеся самостоятельным произведением искусства на этом столе, Фабо решил всё-таки воздержаться от комментария про сование палок в рот. И просто начал есть.

Мужчина рядом был всё ещё без корсета. Снаружи не били морозы, внутри не забывали об обогреве старинного сооружения, но зябнуть в одних легкомысленных трусах никто не запрещал. Да и кушать глядя на такое тело без мыслей ниже пояса выходило коряво. Потому Миклош снова встал. Непафосно заскрипели по полу ножки отодвигаемого стула. Мужчина снял светлый пиджак и накинул на плечи Ксавье.
- Сделаем вид, что у нас тут домашний обед.

57

- Садись
Даже короткое и абсолютно нейтральное слово он умудрялся так интонировать, что в ушах Ксавье оно мгновенно трансформировалось совсем в другую команду.
Тряхнув головой Ксавье, процокал к столу и опустился на стул.
Надо, надо выпить и пожрать. В конце концов, основное правило выживания "Дают - бери, бьют - беги"
Никто не отменял. И вообще пора уже взять себя в руки. А то ишь, сомлел как девка на сеновале!
Горничный стрельнул глазами на разливавшего рисовое вино гостя
Тот подмигнул и протянул смешную рюмочку
- Кампай
- Кампай - кивнул легко и махнул японскую водку. Вкус ... "как все японское - нипанятноочем"C сомнением уставившись на тарелку Дюбуа размышлял с чего начать
Строгая геометрия кулинарного шедевра навевала воспоминания о....сортире.
Увы, самым ярким воспоминанием о посещении суши бара вместе с Микки было именно оно.
А потом еще этот столетний высохший гриб, вечно тараторивший в сторону  Ксавье на своем ругательском языке всякие  гнусности. В том, что су шеф материт его, на чем свет стоит, горничный не сомневался. Судя по тому, как прятал в ладошки свои смешки хорошенький, как девчонка Эмиру - помощник старого хрыча, ничего хорошего не сообщалось. А уж перекореженную до полной неузнаваемости "Кобыра" парень слышал так часто что вполне обьяснимо почему к Японии вообще, и японской кухне в частности, Дюбуа не питал сердечной склонности.
- Противно, не ешь. Ковыряй салат. Не обязательно совать себе в глотку щупальца, если тебя от этого не вставляет.

Ах ты лис... Парень ухмыльнулся.
- Салаты - тоже не вставляют. Я ж не лошадь. Так что я, с вашего позволения, рыыыбки...
А вот с палочками он управляться умел. Они были забавные, и гонять по тарелке омлет палками было гораздо веселее, чем вилкой.
К тому же Вольф был любителем всякой корейской жрачки. И лопать из коробки острую лапшу, сидя на столе и болтая ногами, пока Вольф сосредоточенно строчил, что то в ноуте, тоже было прикольно
Так что Ксавье, с каким то даже изяществом, подцепил ярко розовый ломтик тунца и, макнув в соус, отправил в рот......
Пауза, а потом губы разъехались в довольной улыбке...
"Почувствуйте разницу" словно загорелось перед Ксавье, когда нежнейший тунец растаял во рту, оставляя привкус соевого соуса и желание продолжить
"Моська лучилась довольством "Киске понравилась рыбка"
А гость внезапно встал и набросил на плечи пиджак
Такооой заботливыыый!
- Сделаем вид, что у нас тут домашний обед.
То ли коварная японская водка подействовала то ли вкуснейшая рыбка... Но в ответ, Дюбуа, неожиданно даже для себя, брякнул:
- Как скажешь, папочка!

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2010-02-02 15:46:58)

58

"Папочка?"
Миклош недоуменно улыбнулся, покопался в мыслях и всё-таки высказался о накипевшем на сей счёт. Реплика была произнесена даже при откладывании в сторону палочек для еды.
- Когда я слышу обращение "папочка", сей же миг ощущаю себя большим потным негром с избыточным весом. Давай не будем. Я не папочка. Ты не детка. И все счастливы. Иначе я прекращаю ходить в зал, а ты носишь подгузники и встречаемся через год.

Чему-то своему, опять же, сделав удивлённые глаза, он повторил в рюмки рисовую водку и молча отсалютовал Ксавье, опрокинув в себя стопарик. Трапеза продолжилась. Не было похоже, что Фабо особенно загрузился, его монолог не был выговором, скорее рассуждение вслух с довольно дружелюбными нотами, граничащими с шуткой юмора, да-да.

- Самая гнусность, что, похоже, я снова прилетел провести тут день, а к ночи меня выдернут отсюда дела. Что тут будет около полуночи? - он не строил иллюзий на счёт того, что Ксавье безумно интересно, куда там Миклош подом денется и куда девался прежде. Но раз у них была почти домашняя трапеза, и все даже одеты, то побубнеть за едой - дело милое.

В конце концов, уже не тот возраст, когда  на тебя гаркнут "Жри молча, тварь!" Подумав об этом, Фабо снова развеселился без объективных причин. И в бесцеремонной своей манере, зато с приятной улыбкой, спросил, прожевав очередной рисовый колобок с осьминожьей лапой сверху.
- На тебя в детстве орали матом? - внимательный взгляд той самой "берлинской лазури", на столько заинтересованный в сугубо личных переживаниях другого человека, что в пору было в морду дать. Но пиетет, но регламент, и так далее, и тому подобное.

59

Отповедь не столько смутила, сколько отрезвила. Щелчок по носу. Как собаку газетой. Не больно и, по сути, не обидно, но действенно. И впрямь - забылся парнишка. Не фильтрует.
Все таки прав старшой: любая служба имеет свой ограниченный запас слов. Вон у охраны его, можно сказать, вообще нет. Только глазьями пырь и лови сигналы. Невербальные. Как псы. Горняшкам повезло больше. У нас есть наш птичий язык вот на нем и щебечи. Пой ласточка: да мсье, как скажете мсье, сию секунду мсье, все, лишь бы вы улыбались мсье. Верти задницей, когда просят, будь невидим когда это нужно. Вот и все дела. А "хихи - хаха", сбросив опостылевшие туфли и, растирая ступни, будешь в раздевалке. На широком, кожаном диване. Под шутки прибаутки  передавая, друг дружке бутылку столичной и обслюнявленный косяк... Ибо "всему свое время..." Откуда взялась, столь не свойственная фраза в башке, Ксавье не задумывался... Он просто легко кивнул
- Как скажете мсье. И занялся тунцом. Определенно, вкус сырой рыбы сильно зависел от класса заведения, где ее подают. Вкус конкретного этого тунца был бесподобен.
- Самая гнусность, что, похоже, я снова прилетел провести тут день, а к ночи меня выдернут отсюда дела. Что тут будет около полуночи?
- Делаа - эхом протянул Дюбуа - мои соболезнования мсье. Горничный полюбовался на прозрачно розовый ломтик рыбы и отправил его в рот. Прожевав, он закончил:
- Ночью в боскетах парка возможны некоторые волнения. Но, я не думаю что это что-то запланированное. В боскетах вертепского парка вечно по ночам волнения. Природа у них, у боскетов, такая. Кажется его "несло". Причем, нельзя сказать, чтобы парень окосел с одной рюмашки. Но что-то никак не давало взять верный, ровный и профессионально-отстраненный тон. «Шило в жопе" - мрачно диагностировал сам себя Дюбуа. А все потому, что окромя шила там уже вечность ничего больше не наблюдалось..."
- Кроме вышеупомянутых волнений, - продолжил он, подцепив палочками бело-пурпурную щупальцу осьминога,- фейерверк - если позволит погода. И, как знать, что нибудь из жизни Нерона или Калигулы в маленьком домашнем театре "Карабаса - Барабаса" господина де Виль.
Парень пожал плечами, и шелк подкладки приятно проехался по коже. Ксавье вздохнул и внял голосу разума "Заткнись!"
Однако "Синеглазке" кажется, тоже мешало шило. По крайней мере, есть молча - точно
Поскольку, вперив в Ксавье свои невозможные гляделки, он вопросил
- На тебя в детстве орали матом?
Горничный не удержался и фыркнул.
- Я не был подарком к рождеству. На кого в детстве хоть раз не орали матом. Но если, в общем и целом то - нет. Нечасто. Я был слишком хорошенький для того, чтобы взрослые позволяли себе нелицеприятное в мой адрес. А что? Несмотря на самоувещевания, вместо корректного поддержания беседы, Дюбуа упорно продолжал монолог в стиле "светский пиздеж". Что, безусловно, не было тождественными понятиями.
Откинувшись на стуле, парень положил на тарелку палочки и принялся совершенно таки неприкрыто "лапать глазами" гостя.
Ах, черт меня дери такой спортивный, такой занятой, такой белокурый, и бля ебать меня тапком, синеглазый! И, ах какая незадача, клиент.
И все же интересно, что за дела такие? Или такой? "Привет милый! Как ты, зайка? Ах, прости дела, дела, дела, а сам - шмыг  и "в отрыв" м да.."

60

Миклош кивнул, вдумчиво так кивнул, со смыслом. Улыбнулся и отсалютовал рюмашкой снова. Наливай да пей, вот и вся рыбалка, как говорится.

- Да вот как раз интересно, на красивых детей меньше орут за те же проделки, чем на обычных, или нет? Видимо, всё-таки меньше. В детстве все ровесники, которых на твоих глазах хвалят или ставят в пример, кажутся более подходящими под идеал для родителей именно потому, что они просто более хорошенькие, ладненькие, более удачно натраханные папой маме в живой, чем остальные... хм... что-то я за... много говорю. Кампай!

Горничный тоже пил, ел. а губы оставались глянцевыми.
- Чем это обычно смывается? - "это" он обозначил, поводив пальцами у своих губ и кивнув на Ксавье. Вот уж и правда, спирт не берёт! Бензином что ли трут? Нет, он осознавал, что есть особая линия средств, но что туда входит в состав, страшно было представить. Понесло же господина Фабо на всякие рассуждения неспроста. Это он старательно отрабатывал гимнастику для языка, чтобы узнать не красоту шкурки, которую итак видать, а что там внутри? О чём мы, кроме "мсье" говорим с такими-то формами, ногами, кожей?

И сейчас, поймав себя на двуличии, Фабо вдруг сказал:
- Извини меня за "папочку". Само слово... страшно бесит. Не фамильярность. Тут всё в норме. Именно слово. Мерзий, - он снова хлопнул саке, подлил Ксавье и себе, - ...ассоциативный ряд. Буэ. Прямо рабочие будни.
Вот так и подкрадывались к сути помаленьку, кем же работает этот гражданин.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Апартаменты господина Фабо