Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Комната Амадеуса


Комната Амадеуса

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Всё не большое, но сладко-тропическое.
http://s60.radikal.ru/i167/0910/dd/bc86318f98ed.jpg

2

Ходил по замку. Бросал восторженные взгляды. Какая роскошь, какой большой, какое внимание ко всему. С ума сойти, я здесь, с ума сойти! Не попал только на вип этаж. Сказали, что пройдёт, когда клиент пригласит. Наконец, вошёл в свою комнату. Стоял в шоке. Как, и кто мог угадать, про его пристрастия. Это тропический рай. Улыбается. Не вериться, во всё то, о чём ходили слухи. Деус прошёл и ткнул пальцем во фрукты.
-Муляжи, – разочаровано. – Но, так добротно сделаны. Провёл пальцем по банану, – этот, точно, пригодится.
Обошёл комнату.
- Да, здесь хорошо, напоминает бунгало, – разговаривает, как может показаться, сам с собой. Хотя, так оно и есть, но не для Деуса.
– Кровать большая, диван и пара кресел. Ты бы, конечно, занял одно. И все подушки свалил  на него, я помню.
Ходит и собирает подушки. Укладывает в кресле, словно в гнезде. Расправляет уголки. Стук в дверь отвлекает. Открывает. Забирает пару чемоданов. Поменьше на кровать. Большой, на колёсиках, в угол за занавеску. Там его богатство. Там его настроение и то, что помогает не сходить с ума. Чемодан тяжёлый. Гладит ладонью, рассеянно улыбаясь.  Вещи. Надо разобрать.
- Сейчас я здесь устроюсь. И тебя тоже устрою.
Подходит к кровати, открывает чемодан и роется там, разбрасывая шмотки по кровати. Вот оно. Сердце стучит глухо, на глаза наворачиваются слёзы. Сжимает в ладонях маленькую коробочку.
- Здравствуй… - целует нежно и трепетно, – здравствуй.
Устраивает коробочку в подушках. Двигает кресло к окну, раздвигает шторы.
- Это не океан. Вон, вдали, лес. Но, ты же всегда  хотел побывать в лесу. Смотри, – улыбается.
Возвращается к вещам. Перебирает и сначала аккуратно складывает, но потом это быстро надоедает. Засовывает всё кучей в шкаф.
- Вот так, – оборачивается на кресло. – Очаровательное место. Здесь полно богачей. Я подцеплю кого-нибудь, а если и нет, то хозяин хорошо платит. У тебя будет все, что ты захочешь, никто не посмеет тебя унизить и оскорбить. Деньги заткнут всё и всех. – Нервно вздыхает.
Да. Волнуется. Как всегда, на новом месте.
- Слышал, здесь маскарад намечается? – подходит к большому чемодану и набирая код на замках аккуратно открывает его. – Я никогда не был на маскарадах.
Замки щёлкают, и Деус достаёт одну из нескольких десятков завёрнутых в ткань старых бутылок. Очень старых, как и напиток в них.  Сейчас таких не делаают, лишь, подобие. Поставщик, месье Барталамеу, никогда не подводил. Правда, стоит это не меряно, но Амадеус платит эту цену, цепляясь,  как за соломинку. Защёлкивает чемодан.
- Ого, и кухонька тоже хороша! – кричит с кухни, – правда, я из тех кто и воду сожжёт, но… я умею яичницу, помнишь?
Ставит бокал и бутылку кладёт рядом специальную ложечку. Ищет кусковой сахар. Всё уже до автоматизма.
- Знаешь, как я тебя люблю? Знаю, знаешь, – ложка на бокале, сахар на ложке.  Зелёная жидкость тонкой струйкой льётся из бутылки, омывая кусок сахара, растворяя его. Поджигает каминной спичкой. Так как боится огня. Облизывает сразу пересохшие губы.
- Сейчас придём в норму и займёмся костюмом. Мне ведь идёт зелёный цвет, правда? Вот и … - припадает к краю бокала губами. Горькая, с нотками сахаринок жидкость течет в горло. Деус отрывается. Прикрывает глаза. Облизывает губы.
– Вот я и привёз нечто зелёное…
Смеётся. Начинает ходить по комнате с бокалом в руках и напевать. Сначала тихо, но затем, голос становиться звонче, отражается от стен и потолка, витает вокруг.

Абсент – невеселый напиток
Им горе нельзя победить
И в сонме бесплодных попыток
Легко вместо душу пропить

Нельзя его пить до забвенья
Сие не позволит тебе.
И мысли об освобожденье
Поселит в твоей голове

Усилит стократ твои муки
И страхи, сомнения весть,
И горькое бремя разлуки,
Всю боль, что внутри тебя есть.

Абсент – это лупа печали
И сеть паучихи-вдовы
Велит, чтобы губы молчали
О том, как безумно слабы.

Туман застилает сознанье
И разум не в силах понять
Какое правдиво желанье
И что ему нужно познать.

И так уже близко прозренье
Казалось – лишь руку поднять!
Но миг – и приходит сомненье
Сей миг невозможно поймать.

И снова мне вместо спасенья
В слабеющей кисти руки –
Неполная чаша абсента,
Незримая чаша тоски.

Смеётся. Звонко. Вытаскивает с самого дна чемодана свёрток. Разворачивает. Раскладывает на диване любимое тёмно-зелёное, шёлковое платье с отрытой спиной, длинной не скрывающей его стройные ноги. Зелёная фея. Ловко, с помощью пары проволок и куска воздушной прозрачной  зелёной ткани, сооружает крылья. Похожие на стрекозьи.
- Вот всё и готово. Смотри, как здорово получилось, – усаживается на стул перед трюмо, и приводит лицо в порядок. Тонкий слой светло-зелёных теней на веки, румяна с зелёными искорками на скулы. Туш, тоже тёмно-зелёного цвета. Расчёсывает волосы, собирая в конский хвост на затылке. Доволен. Платье туфли на платформе, и крылышки на спину. Вертится перед зеркалом. Долго рассматривает себя. Целует, прямо в губы, своё отражение.
- Я пошёл. Не скучай!

( автора оды, к сожелению, не знаю)

3

Помотавшись по замку и пощеголяв в  таком виде, Амадеус довольный, вернулся к себе. Платье это он надевал третий раз в своей жизни.  А от туфель на платформе заныли лодыжки. Сев на кровать, скинул обувь. Один туфель улетел под кресло, стоящее около окна.
- Ой, прости, – Деус, на ходу расстегивая застёжку платья, скинул его на пол.
Полез под кресло, ударился затылком. Ойкнул и, скривившись, вылез.
- Боги, представляешь, я старая развалина! – расправил уголки подушек и погладил коробочку.
Подойдя к зеркалу, критически осмотрел себя.
- Ты думаешь, то же, что и я? – провёл ладонью по бёдрам. – Нет, только не говори, что я растолстел. Это не правда.
Отвернулся от зеркала и стал рыться в шкафу, куда недавно так и засунул кучей вещи. Что-то падало на пол с полок, но Деус не обращал внимание, пока не выудил оттуда то, что искал. Недовольный, разложил на кровати. Тонкие чёрные обтягивающие спортивные штаны, и спортивный ярко жёлтый боди-купальник. Стянув волосы в тугой пучок и заколов тонкими шпильками, украшенными россыпью топазов. Он облачился во всё это. Смыл косметику. Там, куда он собирался, она была не к чему. Надел мягкие кеды. Не любил кроссовки. Снова окинул себя взглядом. Найти бы это место с первого раза
- Да, жирный! – стыдил сам себя, направляясь к двери. – Вот, ляхи наел!!! Бурдюк спереди болтается!!! И ты хорош! – обернулся он на кресло с подушками, - даже не сказал мне, что штаны по швам трещат. Я ещё с таким безобразием здесь работать надумал!
Вздохнул, вспоминая, когда последний раз был в тренажёрном зале. Две недели назад, почти перед отъездом. Ушки чуть вспыхнули. Ох, и шустрый был этот малый, как там его звали… Так и не вспомнив имя своего случайного любовника, махнул на прощание рукой креслу и вышел.

>>>>>>>> Тренажёрный зал.

4

<<<<<<<<<< Картинная гелерея.

Залетев в комнату, Амадеус плюхнулся в одно из кресел. Молчал несколько секунд. Затем провёл рукой по волосам, вытаскивая шпильки и распуская их, словно с этим  расслабляясь.
- Ты представляешь, я сейчас жизнь человеку спас, – сказал он, задумчиво расчесывая длинные чёрные локоны пятернёй, – может быть… - добавил, подумав о том, успел ли док.
Перед глазами стояло  лицо мсье из тренажёрного зала.
- Боги, как страшно умирать, - Амадеус подтянул к себе колени и обхватил их руками.- Когда я увижу в зеркале то, что мне уже совсем не понравиться, я себе киллера найму, ей богу!
Он передёрнул плечами и потянулся. Нужно было чем-нибудь «заесть» все неприятные моменты сегодняшнего вечера. Чем-нибудь сладким и ярким. Деус кинул взгляд на валявшийся под креслом туфель. « Маскарад». Амадеус улыбнулся, медленно растягивая губы.
- Ма-ска-рад. Звучит заманчиво, не правда ли? – поднялся и поправил платье лежавшее на кровати.
Раздеваясь, он запел:

Друзья мои, я очень рад,
Что вы пришли на маскарад.
И прошу вас всех,
Чтоб звучал здесь смех -
Эта ночь дана для утех.
Скучать и думать здесь грешно,
Одно веселье быть должно.
Все заботы прочь,
Нам должна помочь
Позабыть дела эта ночь.
Сладость сомнений, горьких сомнений,
Счастье продленья сладких мгновений...
В этом чистом, в этом лучистом,
В этом игристом золотом вине...

Амадеус знал наизусть все арии всех героев  «Летучей мыши». Он прошёл в ванну и включив душ, наслаждался тёплыми струями. Подставляя грудь, и лаская соски. Ловил ртом капли воды, гладил ягодицы, и поигрывал с членом, поглаживая и сжимая. Маскарад - маски, и тела. И всё дозволено. Волшебная ночь. Уже в нетерпении завершил «обряд омовения». Вытерся и выскочил из ванны, освобождая волосы от шапочки для душа.
- Я буду кружиться в танцах, и страстные руки незнакомцев будут ласкать моё тело! – улыбался, одеваясь и нанося макияж на лицо. Волосы снова в высокий хвост. Бокал абсента внутрь. Куда без него моя зелёная звезда.

- Друзья мои, я очень рад,
Что вы пришли на маскарад…

Удаляющиеся шаги, и растворяющийся в воздухе голос. Медленно закрылась дверь.

>>>>>>>>>>>>> Бальная зала.

Отредактировано Амадеус (2009-11-06 01:28:19)

5

Винный погреб

Кажется, он открыл дверь ногой. И кажется, голой. Потому что пальцы отозвались  острой болью. Сконцентрировавшись на месте посадки-полёжки, Амадеус целенаправленно угодил на кровать. Рухнул, обнимая подушку. Несколько минут лежал «трупом». Затем, ворочаясь и пыхтя, полез почти по-пластунски дальше от края.
- Я в порядке, в полном, ты не волнуйся, - бубнил не отпуская подушки уже упёршись головой в спинку. - Спокойной ночи, сладких снов…всяких там…
Глаза закрылись, грудь мерно задышала, губы расслабились и приоткрылись. Деус облизнулся во сне, подбирая слюни. Забубнил улыбаясь.
Ну, не то чтобы он слишком напился, но всё-таки. Амадеус смутно помнил, как попал к себе в комнату. Возможно, автопилот ещё исправно работал, и горючие было залито в недостаточных количествах, для того, чтобы отключить такую мощную закреплённую в его функциях команду, как «домой!». Это было выработано необходимостью. И подтверждено в своей правоте и надобности горьким опытом. Спать, а особенно в зюзю не пойми где – непозволительная роскошь, заканчивающаяся, как правило, или неприятными приключениями на пятую точку, или гораздо выше. Очень редко Деус  мучался похмельем. Почему? Возможно, это  было особенностью организма. Он не выяснял.
Разлепив глаза, стриптизёр не сразу понял, который час. Ах, маскарад, маскарад, маскарад! Он сполз с кровати. Тут же заглянул в большое зеркало, которое не преминуло показать отрывок из, время от времени повторяющегося фильма ужаса.
- И как скажи на милость мне сегодня работать? - вопросил он, вперившись в него.- Купюры мне можно будет складывать прямо в мешки…под глазами…лучше сотенными…
И тут его и без того светлую, в том смысле, что просвечиваемую почти насквозь, без всяких там затемнений, могущих оказаться мозгами, голову пришла разразившаяся целым букетом мысль.
Акции! Паспорт! Нотариус!
Первое и второе грело душу, но третье. Где взять это чудо? Беспокоить администрацию совсем не хотелось, в свете того, что чтобы успеть к началу маскарада, Амадеус чуть-чуть подкорректировал свой рабочий день…самостоятельно. Но такой куш упускать было верхом неприличия. И поэтому, пораскинув мыслью, Деус начал действовать быстро и нагло. « Я всё-таки не ужин месье подал, а жизнь спас. Найдёт он для меня нотариуса».
Приняв душ, раскопав паспорт и одевшись, он погладил спинку кресла, обращённого к окну.
- Вот считай, что у тебя есть маленькая яхта.
Не медля больше, уверенной походкой, он направился к апартаментам своего благодетеля.

Покои Плакучих Ив (комнаты Рэймонда Скиннера)

Отредактировано Амадеус (2010-11-15 09:38:47)

6

<<<<<<<<<<Апартаменты VIP-гостей » Покои Плакучих Ив (комнаты Рэймонда Скиннера)

Быстрее ветра, если не сказать, что со скоростью звука, стриптизёр пронёсся по коридорам и ужом скользнул в комнату. Всё это время прижимая близко к сердцу чуть оттопыренную полу пиджака, за которой прятался «его кусок сладкого пирога». Споткнувшись о порог, и резвым козликом попрыгав в глубь помещения, он вынул заветные бумаги и победно потряс ими.
- Вот оно счастье! Справедливость существует, что и не говори! Когда я вернусь, у нас будет нетронутый запас, - он уселся на подлокотник всё ещё повёрнутого в окну кресла. Положив ладонь на крышку коробочки, он чуть постучал подушечками пальцев по деревянному боку, погладил. – Мы купим яхту и выйдем в море. И будут блики по волнам, и чайки, как в детстве. Я не испугаюсь, обещаю тебе.
Сжав бумаги, Амадеус подошёл к шкафу с ворохом одежды. Тщательно припрятывая в яркое бельё своё богатство, он улыбался, мурлыкая себе под нос какую-то мелодию. Вытащил несколько вещей на выбор, прикидывая, во что облачиться, вступая в новый трудовой будень, и удивляясь, что вечно зудящий внутренний телефон до сих пор молчит.  Возможно, клиенты всё ещё отходили после бурных событий маскарада, собираясь с новыми силами для героических подвигов.
Переодевшись и выпив чашку чая с несколькими печеньями, он даже успел задремать, присев во второе кресло, и кажется, даже начал смотреть очередной сон.

Отредактировано Амадеус (2010-10-31 16:03:21)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Комната Амадеуса