Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина


Комнаты Фрэда Мостина

Сообщений 181 страница 200 из 211

181

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

182

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

183

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

184

Реакция удивления на слова была ожидаема, но на град вопросов, посыпавшихся в ответ, Фрэд просто не нашёл что ответить. "Я? Я не выгоняю... Я не хочу привязывать тебя только тем, что купил тебя и посчитал своей собственностью... Мне нужно не это..." - слова застряли в горле, не желая выходить наружу, и он мог только растерянно смотреть на невольника. Шичи плакал, спустившись вниз и упав на колени, умоляя простить его и не прогонять, целуя руку. "Неужели ты сам отказываешься от свободы? Ради чего?" - верилось с трудом в то, что предложенная свобода и приподнесённая на блюдечке невольнику, была не просто отвергнута им, а преобразована в какой-то комплекс вины, но следующие слова Шичи саданули по мозгу не хуже кирпича, познакомившегося со лбом на большой скорости. "Любит? Не может? Умрёт?" Фрэд выдернул руку из ладоней Ши и влепил ему сильную пощёчину, совершенно автоматически и не задумываясь над тем, что сделал.
- Шичи, - слова давались с трудом, он втащил мальчишку на кровать и, уложив его на спину, навис сверху, глядя в заплаканные глаза, - Я же говорил тебе, что не позволю тебе умереть! - голос дрогнул от злости, которая взбунтовалась после слов о смерти. Вытерев слёзы в очередной раз за день с щёк мальчишки, Фрэд тяжело вздохнул, взяв его за руку и нежно сжав её в своей ладони.
- И я не выгоняю тебя, я спрашивал о том, чего ты хочешь, - уже спокойнее сказал он, - ты, правда, меня любишь? Я не буду злиться, если ты скажешь нет, подумай об этом прежде, чем говорить подобное. Ты ведь ещё не знаешь меня, не знаешь на что я способен. Это серьёзно, понимаешь?
Он поцеловал Ши так же страстно, как и во время секса, отпуская его руку и не отрываясь взглядом от его глаз. Но поцелуй закончился, и он помог невольнику подняться с кровати.
- Тебе нужно сходить в душ, можешь не торопиться, подумай над ответом.

185

Пощёчина отрезвила,  враз выметя шелуху чувств из сознания,  оставив место лишь здравому смыслу.  Шичи внимал Господину,  как преданная паства внимает каждому слову своего пастыря, а поцелуй поставил точку в принятом решении.  Послушно поднявшись и направляясь из комнаты,  юноша несколько раз оборачивался взглянуть на мужчину,  словно боялся,  что тот исчезнет,  испарится без следа как послеполуденный сон. И лишь едва не врезавшись многострадальной головой в дверной косяк,  Ши очнулся и уже не оглядываясь прошёл прямиком в ванную комнату.  Первым делом невольник заплёл волосы в слабую косу,  закрутив затем сиё произведение кукишем на затылке,  после чего включил тёплую воду и,  зябко поёжившись,  шагнул в душевую кабинку.  Пока руки совершали автоматические движения по намыливанию губкой тела,  мозг анализировал ситуацию, - «Не выгоняет – это хорошо», - приободрился мальчик, - «Не знаю, на что способен? А зачем мне это знать? Лишние знания – лишние печали,  меня всё устраивает,  кроме... вот если бы он ещё и не пил...»  Воспоминания о вчерашних событиях вновь подёрнули внутренности хрупким ледком,  и Шичи испуганно дёрнулся,  оборачиваясь лицом к двери и думая,  что вряд ли он будет и впредь столь же беспечен,  как раньше.  Настороженно косясь на дверь,  юноша продолжал неспешное мытьё, - «Серьёзно... а кто здесь шутит?», - губка мягко обвела контуры букв, навечно врезавшихся в тело, - «Куда уж серьёзнее».  По здравому размышлению,  Господин ни разу не сделал своему невольнику по-настоящему больно,  не издевался,  не заставлял делать невыполнимых вещей и был вполне адекватен,  и даже ласков – все предыдущие проступки Ши и последовавшие за ними наказания вполне обоснованы тем,  что притирки  и недопонимание неизбежны,  так как они – представители двух совершенно разных культур, менталитетов,  воспитания,  социального положения.  Всё же,  юноша с самого первого знакомства прикипел к мужчине всем сердцем и душой,  а его детсике выходки были ничем иным,  как способом привлечь внимание и показать свои чувства,  ведь дёргают мальчишки понравившихся девочек за косы,  вот и Шичи дёргал Господина за нервы.  Он не знал,  было ли испытываемое им чувство любовью – но жизнь без Хозяина была невозможной.  Юноша хотел принадлежать мужчине,  подчиняться,  доставлять ему удовольствие и получать удовольствие самому.

186

Шичи вышел из комнаты, оставив мужчину, упавшего на спину на кровати, в одиночестве переваривать услышанное. В его жизни было многое, партнёры менялись один за другим, всего одна влюблённость, воспоминания о которой он старательно закапывал в своём подсознании несколько лет подряд после её завершения. Шичи оказался первым в его жизни, кто вот так просто взял и сказал, что любит. Можно любить секс, можно любить то отношение, которое получаешь к себе, можно любить деньги, заочно, просто размышляя о них, можно любить то, что просто нравится, можно любить фантазии, в которых кто-то играет свою роль, можно любить всё, что угодно, и называть это любовью к человеку с которым всё это связано, а можно и просто испытывать временную влюблённость, надев розовые очки. Любовь же настоящая - это нечто иное, когда вопреки и без розовых очков просто любишь. Недолгий срок знакомства с Шичи был не важен, в любовь с первого взгляда Фрэд верил, как и знал о том, что она приносит с собой много сюрпризов и не всегда приятных. Где-то в глубине души он признался себе, что возможно, тоже любит его, иначе не стал бы терпеть все его выбрыки и просто вернул бы его на место, туда, откуда взял, и не действовал бы столь безрассудно. Он купил его не раздумывая, поверив его словам, с желанием иметь вещь, бесприкословно выполняющую приказы, как мобильный телефон, который при нажатии на кнопки делает заданную программу - позвонить, включить музыку, сохранить, удалить... Когда же именно пришёл тот момент, когда исследование и изучение характера заветной игрушки вместе с некоторым разочарованием в её неспособности мыслить самостоятельно правильно, превратилось в что-то другое? Шичи ему понравился сразу, внешне он был не просто в его вкусе, он был как единственная шоколадная конфетка в блестящей обёртке среди леденцов. И он, наконец, распробовал вкус этой, оказавшейся немного горьковатой, конфетки, но всё же с изюменкой внутри. Он ещё не мог понять для себя того, как именно он относится к мальчишке, возможно, отпусти его сейчас, и он смог бы забыть о его существовании даже, а если не отпустит, кто знает... Но это всё были лишь догадки и размышления. Ши не торопился выходить и Фрэд, решив оставить самокопания на данном этапе, задумался о другой вещи. Приучение к тому, что нужно держать свои слова, Фрэд решил начать с собственного примера, всегда делая то, о чём говорит. Это не относилось к словам о любви, ведь не смотря на сказанное ранее, пока ещё ничего не изменялось, ни то, что Ши был его собственностью, ни то, что он был его Хозяином, который пообещал исполнить наказание. И даже если сказанное им было чем-то из ряда вон выходящим, всегда ведь можно перефразировать и изменить постановку, не отвлекаясь от общего сюжета. Конечно, зашить задницу навсегда, это значило практически убить человека, а этого ему не хотелось, да и задница у мальчишки была довольно привлекательной для того, чтобы самого себя её не лишать. Головная боль прошла полностью и вместо неё появилась идея, одной своей нафантазированной картинкой возбудившая мужчину. Жестокая пытка, но без серьёзных последствий, ожидала Ши.
  Фрэд поднялся с кровати и прошёл в ванную, тихо приоткрыв дверь и подойдя к невольнику. Он облокотился одной рукой о дверцу душевой кабинки, добродушно улыбнувшись, и провёл рукой по влажной, покрытой пеной спине, ощущая тепло нагревшегося под тёплой водой тела и следя глазами за движением собственных пальцев, остановившихся на порозовевших ягодицах.
- Ты уже помылся? Ополаскивайся и залазь в ванну, раком, задницей к крану, - произнёс мужчина, споласкивая руку под душем от геля. Он помнил с каким заданием отправил мальчишку мыться, но услышать "да" или "нет" до того, как он сделает то, что запланировал, не хотелось. И больше всего не хотелось услышать именно "да", он немного боялся того, что не сможет после этого ответа сделать всё как надо, и он решил сказать сразу, - Ответ на тот вопрос я пока знать не хочу.
Отойдя от душевой кабинки, он присел на край ванной возле крана, в ожидании перемещения Шичи.

187

Размышления прервал звук открывшейся двери, потянуло сквозняком по ногам и Шичи обернулся напряжённо, чтобы сразу же расслабиться, увидев вошедшего в ванную комнату Господина.  Он улыбнулся, отворачиваясь к стене и подставляя грудь под тугие струи воды,  прогибаясь в спине от прикосновения пальцев, не удержавшись от соблазна шутливо повилять задом.
- Ты уже помылся? Ополаскивайся и залазь в ванну, раком, задницей к крану.  Ответ на тот вопрос я пока знать не хочу.
«В ванну?», - удивился Шичи,  но вида не показал,  продолжая споласкивать тело, - «Я же уже вымылся...» Однако юноша уже решил, что отныне не будет подвергать анализу и сомнению приказы Господина – признание, вылетевшее из глубины души,  породило безграничное доверие.  Невольник закрыл воду:
- Да,  Господин, - осторожно,  боясь подскользнуться,  забрался в пустую ванну и принял указанную позу, улегшись щекой на скрещенные руки и оттопырив задницу.
Нежелание мужчины услышать ответ несколько огорчило,  но юноша твёрдо решил если не словами,  так своим поведением доказать Господину свою любовь,  пусть даже она будет безответной.

188

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Фрэд Мостин (2010-04-27 23:52:51)

189

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

190

Умелые губы невольника старательно дополняли композицию чувств, эмоций, слов и слёз, определяя все «за» и «против», «да» и «нет», сбивая с толку ощущениями и выветривая мысли из головы. Ладонь легла на затылок мальчишки, ускоряя темп и не сдерживая собственных порывов, Фрэд облокотился о стену, прикрыв глаза и тяжело дыша, и при первом же намёке на оргазм он кончил, прижав лицо Ши к своему паху, и после этого убрал руку с его затылка, оставляя слизывать остатки спермы. Придя в себя после разрядки, он поднялся и вытащил шланг из задницы мальчишки, выключая воду и бросая железку на дно ванной. Глаза прочертили обнажённое тело, кое-где покрытое мелкими ссадинами от стека и синяками. Стало жаль его, честно и откровенно жаль, за то, что его жизнь была уж слишком бессмысленной и дикой в каком-то своём роде. «Нет, всё не так должно быть, не так... Для чего существует любовь? Он невольник, он раб. А я? Я всего лишь испью его кровь... А ведь мог бы любить его... Сделать то, что хотел, есть ли смысл? Нет, наверно, он не поймёт. Он как пёс, знает «фас», но не знает «сидеть», да и впрочем, чужой он пёс... Столько слов о послушании в фантазиях было сказано, но ведь те же слова я уже слышал в начале, а на практике всё вышло иначе...  Он не хочет нарушать мою гармонию своим присутствием, он всё-таки ответил на вопрос, хоть я и не просил. Это чувство вины, всего лишь, я понимаю... Но нужно ли мне переубеждать его? Хочу ли я этого? Нет, не хочу... Не хочу тратить свою жизнь и время, чувства и нервы на того, кто этого не оценит... А ведь он не оценит, потому, что он всё ещё ребёнок, не научившийся жить как взрослый, но считающий себя им... А меня это не будет устраивать, и я буду на нём срываться... Это не принесёт счастья никому, ни мне, ни ему. Может быть, он ещё встретит того, кто захочет с ним нянчиться. Я ведь и, правда, поспешил делать выводы... Мало кто ошибается, главное не ошибиться ещё больше и не взять ответственность на себя за того, кто её не заслуживает...» Фрэд прицокнул языком и, ударив Шичи по заднице, сказал:
- Свободен, - в голосе было больше уверенности, чем в душе, но всё же это слово значило не только освобождение от стояния раком в ванной, но и то, что решение уже было принято. «Я о тебе быстро забуду... Постараюсь это сделать».
Ши выскочил из ванной, как камень из рогатки, умещаясь на унитазе, а мужчина вышел в гостиную, закрывая за собой дверь. К этому времени завтрак уже привезли, и послышался негромкий стук. Показываться в голом виде не хотелось, и Фрэд накинул на себя халат, стянув его со стула, и сказал: «Войдите». В комнату вкатил тележку с едой горничный, случайно опасливо оглянувшись на хозяина комнаты и Мостин, приподняв бровь, подумал: «А не ты ли ночной Леопольд?» Но было уже всё равно, решение как-то само собой с каждой секундой нахождения мальчишки в ванной всё больше принимало свою уверенную форму. Переставив еду на стол, горничный ушёл, а Фрэд не стал дожидаться Шичи, удобно устроившись на стуле и принявшись завтракать. Как-то мимоходом во время еды промелькнула мысль: «Я ведь совсем не ревновал... Может быть, и не любил ни сколько? Придумается же... На ровном месте и такое! Ну, понравился, ну да он не единственный из тех, кто мне нравился...» Как-то мгновенно пришло безразличие. Шичи вышел из ванной, ожидая дальнейших действий, но Хозяин только бросил безразличный взгляд на живую вещь, не отвлекаясь от поглощения пищи, махнул рукой, приглашая присоединиться, и только позавтракав, сказал спокойно и холодно:
- Шичи, я не хочу знать, правдивы ли твои слова о любви потому, что уверен в том, что ты любишь не меня, а фантазии, которые ты себе представил. Поэтому тебе лучше одеться и уйти. Прости за нанесённый ущерб, но взамен его я даю тебе свободу. Ты найдёшь себе лучшего хозяина, я в этом уверен. Я делаю это не потому, что ты мне изменил, я не считаю это изменой, а потому, что я просто понял, что я тебя не смогу полюбить.
«И правильно. Нет смысла. Я поставил точку, пусть даже это и не совсем, правда. Так будет лучше». Мужчина поднялся из-за стола и, открыв шкаф, неторопливо переоделся в джинсы и рубашку, накинул джинсовую курточку на плечи, поправил волосы перед зеркалом шкафа и, ничего не говоря, и  вывел уже одевшегося мальчишку за дверь, отпустив его руку в коридоре и закрыв дверь за ключ.
- Можешь вернуться туда, откуда ты пришёл, можешь, если хочешь взять комнату, я оплачу. Дело твоё, ты уже ничего никому не обязан, ты знаешь, где меня найти, если тебе нужна будет помощь, но не больше, - обернувшись к Шичи, сказал Фрэд, погладив на прощанье ладонью его по щеке. После чего вздохнул и, развернувшись, пошёл проветриться на улицу.

--->>Цветники

191

Привычные движения,  знакомый вкус спермы, -  Свободен, - и сердце подскочило в горло от нехорошего предчувствия. Физические действия дали небольшую отсрочку,  позволяя сосредоточиться на себе,  на время вытесняя чувства и мысли.  Атмосфера за завтраком,  как остриё меча над склонённой головой,  у юноши резко пропал аппетит,  хотя совсем недавно кишки дрались от голода.  Ковыряясь в салате,  он не поднимал взгляда – старая память о тех временах, когда он был ещё малышом – если чего-то сильно боишься,  закрой глаза ладошками,  и сразу мир меняется,  страх исчезает – но стоит лишь отнять ладони от лица,  как возвращаешься в свои кошмары.
Речь Господина,  спокойная и неторопливая,  как будто не судьба живого человека решается здесь,  а идёт пересказ финансовых новостей. Меч опустился,  легко разрубая новорожденные связи. Шичи предали второй раз за столь короткий промежуток времени,  вновь походя оттолкнув,  как надоевшее домашнее животное. Свобода? Зачем она нужна человеку,  воспитанному рабом,  который ничего не умеет,  кроме как угождать Хозяину? Нет,  мужчина дал свободу не Шичи – а самому себе.
Я не выгоняю тебя, - говорил Господин,  и тут же выдернул из тёплого безопасного мирка в холодный, безразличный внешний мир.
Это серьёзно, - убеждал он,  целуя – чтобы спустя некоторое время с лёгкостью отречься.
К чему были все слова и вопросы? Если не хотел изначально трудиться? Отношения – это труд, тяжёлый и нудный, но без него не выстроишь дом.  Как же легко эти господа меняют свои решения... Шичи мог бы остаться верным слугой, цепным псом, лишь бы быть рядом – но ему не дали даже такой возможности, отказали, брезгливо отбросив носком начищенного ботинка все его чувства, словно мусор.
...я не могу без Вас, я умру...
...я не позволю тебе умереть!
И стоило доверчиво повернуться беззащитной спиной,  как острый нож погружён под лопатку,  оставляя лишь горькое послевкусие страстных поцелуев на губах.
...Я не выгоняю тебя...
Я всего лишь убью.

Пусть у тебя цветет земля
Пришла весна
Душе моей досталась тьма
Зима.

Куда-то-->>

Отредактировано Шичи Шимура (2010-04-29 09:10:07)

192

---» Цветники

Пустая комната встретила своего хозяина не очень радушно, на столе всё ещё стояли блюда, оставшиеся после завтрака, а на стуле всё ещё лежало сложенное кимоно мальчишки, забытое им из-за спешки сборов. Сама пустота начинала немного давить на психику, и радовало, что возвращался он сюда не один. Впустив Сакурая внутрь, Фрэд фыркнул и первым делом взял телефонную трубку, вызвал горничного, сказав, чтобы тот пришёл чуть позже и убрал со стола, и после этого подошёл к холодильнику, открывая его дверцу и внимательно разглядывая содержимое.
- Ты что обычно пьёшь? Мне особой разницы нет, зависит только от необходимости брать с собой тару. Благо, стаканы есть в наличии... Можно даже закуску организовать, чтоб как у людей было, пикник или как у вас там? Имоникай? - он обернулся, кивнув на стол, на котором стояло блюдо с нетронутой мясной и сырной нарезкой, всего-то не более часа прошло с момента как её принесли, и она была ещё в презентабельном виде. Название по-японски всплыло как-то само, в университете у него был друг, не слишком близкий, каких много, но постоянно смешивающий слова английского и японского, только потому, что он изучал его. От постоянного общения с человеком, который путал слова, постоянно поправляясь и переводя их на нормальный язык, Фрэд невольно запоминал некоторые из фраз, совершенно не думая над тем, что они могут ему пригодиться. Сейчас он вёл себя расслабленно и даже воодушевлённо идеей посидеть на природе, и совсем не беспокоясь о том, как это может выглядеть со стороны, учитывая недолгий срок знакомства. Да и парень, казалось, был не из тех, кому подобное кажется диким. Достав бутылку и поставив её на стол, мужчина задумался, скрестив руки на груди. Практичность в характере играла свою роль и обдумывание того, что может ещё пригодиться, заняло всего несколько секунд.
- Если организовывать пикник на природе, с учётом того, что возможно там, куда мы забредем, может не оказаться лавочек, то можно взять с собой ещё покрывало, чтобы не сидеть на траве... Что скажешь?
  Фрэд забрался в шкаф и достал из него пакет, в который сложил всё необходимое. В голове планов было море, а желание просто нажраться сменилось желанием выпить в приятной компании под закуску на свежем воздухе.

193

Хироки ответил на устремленный на него мужчиной взгляд уверенным и спокойным. В глазах, как выяснилось, американца, читался открытый интерес, это был взгляд человека, явно уставшего или соскучившегося от чего-то и теперь вдруг почувствовавшего новое вливание.
Молодые люди прошли по аллеям парка по направлению к замку и вскоре оказались комнате нового знакомого Хироки.
Интерьер оказался довольно симпатичным, не считая того, что в помещении было не прибрано. Налицо остатки "былой роскоши" в виде обеда или завтрака на двоих...кимоно на стуле, наврядли принадлежащее хозяину. Хотя бы, судя по его размеру. 
Сакураи улыбнулся уголками губ, подходя к сложенной на стуле шмотке и взяв кимоно в руки.
- Забыл кто-то из рабов? - небрежно поинтересовался Хиро, покрутив одеяние в руках и укладывая обратно - Симпатичная вещица...
Фред тем временем уже успел погрузиться в изучение содержимого своего мини-бара, заодно блеснув познаниями в японском, что вызвало на лице азиата мягкую и довольно доброжелательную улыбку. Как ни крути, а любому приятно, когда собеседник хотя бы что-то знает о твоей культуре.
- Именно так. Только еда чаще в этом случае готовится на месте, как у европейцев шашлыки, например...Кстати, надо будет проверить свои апартаменты, я как-то не обратил на это внимание. - Сакураи кивнул в сторону холодильника, в котором сейчас ковырялся его новый знакомый.
- Мне тоже не принципиально - пожал плечами Хироки - Так что, ориентируйся на себя - японец охотно поддержал идею перейти на "ты", что, в общем-то, со стороны жителя Страны Восходящего Солнца могло бы показаться странным, но юноша не любил этих церемоний. Наоборот, Хироки предпочитал простоту в общении.
- Я люблю сливовое вино, виски со льдом...желательно Jack Daniel's или Blue Label. Как это не постыдно для парня, но иногда не брезгую ликерами - Сакураи усмехнулся, кивнув головой на предложение взять с собой плед.
- Может пригодиться. Давай помогу - Хиро взял из рук джентльмена бутылку...как выяснилось как раз хорошего виски и одобрительно кивнул.
Осмотревшись по сторонам, японец...отложив всякую скромность, добавил в пакет еще и лежавшие рядом на столе булочки с кунжутом и пару яблок. Бутылку юноша предпочел понести отдельно. Откровенно говоря, по его мнению запивать чем-то бакарди, виски и иже с ними было кощунством, но, обнаружив в холодильнике небольшой пакет яблочного сока, его Хироки тоже прихватил.
- Идем? - слегка похлопав Фреда по плечу, парень направился к двери. Покинув комнату, молодые люди пересекли небольшой но очень уютный парк, направившись куда-то вглубь окрестностей. Хотелось посидеть где-то вдали от общего шума и суеты и просто расслабиться.

Фред, Хиро >>>> Парковые озера

Отредактировано Сакураи Хироки (2010-05-03 15:04:22)

194

Парковые озёра-->>

До аппартаментов Шичи добирался в каком-то тумане,  обрывками фиксируя направление: ступеньки,  коридор,  поворот,  ступеньки... Никто не останавливал идущего босиком юношу,  завёрнутого в покрывало,  никто вообще не обращал на него внимания.  Оказавшись в гостиной,  Ши сбросил покрывало и бегом бросился в ванную комнату,  отбивая чечётку на кафельном полу,  выкрутил до отказа вентиль горячей воды,  лишь слегка разбавив холодной.  Какое блаженство! Угнетённое состояние сменилось сытым томлением,  и вот невольник уже лениво перебирает пряди волос.  подставляя под горячие струи начавшее оттаивать тело.  Вымывшись,  Шичи укутался в махровый халат и вышел в гостиную,  отыскав нужный номер телефона,  позвонил с просьбой принести одежду и фен помощнее.  Дождался прислугу и встретил у дверей,  не запуская в помещение – хватит с него приключений с горничными,  больше он им спину не покажет.  Переодевшись в европейскую одежду,  которую открыл для себя не так давно,  но уже успел полюбить,  юноша принялся сушить длинные волосы,  хотя это и не полезно для них,  но он торопился вернуться к Господину.  Губы невольно расплывались в счастливой улыбке,  мечты становились всё ярче и всё смелее,  а руки механически делали свою работу,  расчёсывая шелковистые пряди.  Юноша подошёл к окну,  задумчиво рассматривая простиравшийся за ним парк,  надо что-то сделать с причёской,  если придётся сидеть на земле.  Закинув руки за голову,  Шичи завязал волосы в хвост на затылке,  скрутил оставшуюся длину в жгут и подвязал кончик этого жгута к основанию хвоста той же лентой,  крепко затянув её в тугой узел.  Таким образом,  получилось некое подобие петли,  длиной чуть ниже лопаток.  Удовлетворившись полученным результатом,  невольник прихватил из шкафа другое покрывало,  взамен намокшего,  и поспешил обратно к озеру.

-->> Парковые озёра

195

---» Парковые озёра

Всю дорогу Фрэд не отпускал ладонь Шичи, нежно поглаживая её время от времени пальцами, будто говоря – всё хорошо, бояться нечего. Он и сам так думал, до определённой степени, размышляя над очередным способом наказания. В голове крутились либо уж слишком извращённые вещи, которые он явно не стал бы делать на человеке, который как никак являлся для него ценным, либо совершенные банальности типа порки. Дверь комнаты отворилась с лёгким скрипом и они вошли внутрь. Первым делом, оставив мальчишку в комнате одного, Фрэд, ничего не сказав, закрылся в ванной, справив жизненные потребности и приняв душ, после чего накинул на себя халат и вышел в гостиную, расслабленно усевшись на диване. Только сейчас он заметил, что в комнате порядок уже был наведён и порадовался этому, и посмотрел на мальчишку.
- Соскучился? – улыбка и тон голоса с ноткой лени, - Шичи, принеси мне что-нибудь из спальни, чем я могу тебя выпороть, - решил он предоставить выбор предмета предстоящей экзекуции Ши. Выбор предмета в зависимости от чувств и эмоций, от желания ощутить боль... Фрэду было интересно, что именно выберет невольник, и выберет ли вообще что-то. В любом случае сейчас это была всего-лишь игра, которая могла стать серьёзной в любой момент.

196

-->> Парковые озёра

Шичи казалось,  что дорогу от озера до комнаты он прошёл не дыша,  он не верил своему счастью.  Происходящее казалось сном, - а может,  он всё же утонул и находится в раю? Но нет,  лёгкие поглаживания кисти пальцами Господина,  звук шагов,  дыхание – всё это было реальным,  унося невольника в самые смелые мечты.  В гостиной мужчина оставил его одного,  не дав никаких указаний,  и скрылся за дверями ванной комнаты.  Шичи какое-то время колебался – то ли ему стоять безмолвным столбом – но тогда есть вероятность,  что Господин будет недоволен его бездействием,  то ли проявить инициативу по уборке оставшихся после пикника еды и напитков – однако и тут присутствует возможность недовольства Хозяина,  ведь приказа как такового не было.  Всё же желание сделать что-то полезное перевесило,  и мальчик выложил содержимое пакета на стол,  вновь становясь перед выбором.  С бутылкой проблем не возникло,  она заняла своё место рядом с товарками в баре,  а вот всё остальное... юноша повертел в руках стаканы – их надо бы вымыть,  но ванная занята,  а уж что делать с остатками еды он и вовсе не представлял – не выкидывать же в окно?  Ши покусывал губы,  нерешительно переминаясь с ноги на ногу,  бросая осторожные и одновременно умолющие взгляды на дверь ванной,  словно Господин был способен к чтению мыслей и мог объяснить невольнику его дальнейшие действия.  Измучав и без того усталый мозг бесплодными размышлениями,  юноша решительно подошёл к телефону и набрал номер,  вызывая горничного с просьбой принести чистые стаканы и забрать порядком обветрившиеся на свежем воздухе,  и уже не выглядевшие привлекательными закуски.  Слуга явился буквально в тот же момент,  не успел Шичи положить трубку,  как будто караулил за дверью в ожидании вызова,  и мальчик бдительно проследил за горничным,  ловко сложившим чистые стаканы в бар в изысканную пирамиду,  и вручая тому пакет с грязной тарой и объедками.
- Вовремя, - пронеслось в голове -  едва за слугой закрылась дверь,  как Господин тут же вышел из ванной,  усаживаясь на диване и обращаясь к юноше с ленцой в голосе, -  Соскучился? Шичи, принеси мне что-нибудь из спальни, чем я могу тебя выпороть.
В животе противно ёкнуло,  ему не только предстояло принять наказание,  но и самому выбрать для него орудие.
- Да,  Господин, - поклонился Ши,  направляясь в спальню,  где присел на край кровати,  машинально разглаживая покрывало ладонью.  Взгляд невольника рассеянно блуждал,  перскакивая с тумбочек на кресло,  на картины,  висящие на стене,  и вновь возвращался на кровать.  Юноша никак не мог себя заставить заглянуть в недра тумбочки – он был уверен,  что там найдётся множество подходящих предметов,  вот только... Каждый приказ Господина таил в себе второе дно,  стимулируя мыслительный процесс,  заставляя мозги,  скрипя от натуги,  обдумывать сказанное мужчиной со всех возможных сторон.  У него не всегда получалось понять правильно,  но такие загадки одновременно и возбуждали,  и ввергали в отчаяние от того,  что Ши такой неумный.  Так и сейчас – внезапно мальчик улыбнулся – Господин не назвал конкретное орудие наказания,  а «что-нибудь» - не только ремень или плеть.  Шичи поднял руки к затылку,  расплетая волосы,  тёмным водопадом накрывшими тело,  и вышел обратно в гостиную:
- Пожалуйста,  Господин, - он с поклоном протянул мужчине атласную ленту,  алой змеёй свернувшуюся в сложенных вместе ладонях.
Уголки губ невольника таили в себе улыбку,  а в глазах нет-нет и проскакивали лукавые искры,  Шичи с замиранием сердца ожидал реакции Хозяина и его дальнейших действий.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-05-09 20:17:29)

197

«Интересно!» - Фрэд перевёл удивлённый взгляд с ладоней на лицо Шичи, а потом обратно, едва сдерживая в себе приступ подкатившего к горлу смеха. Рука обхватила запястья Шичи и потянула его на себя, бережно укладывая мальчишку спиной поперёк коленей и поддерживая его под шею другой свободной рукой.
- Так вот значит как ты ко мне относишься?! - из-за попытки не рассмеяться голос приобрёл какой-то низкий хрипловатый оттенок, больше похожий на угрозу, но в уголках глаз явно можно было заметить улыбающиеся морщинки. «Додумался значит... Хорошо, сыграем по твоим правилам, я не откажусь от своих слов». Он закусил нижнюю губу, вглядываясь в лицо невольника и пытаясь прочесть его мысли, а так же тем временем размышлял над тем, как поступить в данной ситуации. «Думаешь, я не придумаю как тебя «выпороть» ленточкой?» Опустив шею на подушку дивана и запястья Шичи, Фрэд взял ленту из его рук и, наконец, улыбнулся, придумав как применить преподнесенный предмет, одновременно нарочито медленно начиная раздевать его. Джемпер и футболку, почти стянув, он оставил на уровне локтей мальчишки, и уложил его голову на них, как на подушку. В результате руки его хоть и не были связанны, но и не были так уж свободны, что говорило о том, что вырываться необходимости нет, но и свободу рукам давать тоже не стоит. Тому же действию подверглись и джинсы мальчишки вместе с трусами, остановившись на коленях. Фрэд склонился к его лицу, игриво куснув его за губу и прошептал глядя в глаза, как можно серьёзней:
- Готов?
Один конец ткани был выпущен на свободу из зажатой ладони, мужчина облокотился о спинку дивана, рассматривая поле предстоящих воздействий с небольшим прищуром, и занёс руку над грудью мальчишки. Другой рукой он легонько поддерживал его за локоть, чтобы тот не потерял равновесие и не скатился с колен. Следя боковым зрением за выражением лица своего подопытного, Фрэд безумно медленно «ударил» концом ленточки по его соску, проводя ей до другого соска и только после отрывая ткань от кожи. В попытках не засмеяться от проводимых действий, его выражение лица приняло очень серьёзный вид, но от осознания того, как это могло выглядеть со стороны становилось ещё смешнее и труднее сдерживать свои эмоции. «Это ведь порка? Я ведь обещал именно выпороть? Даа...» Лента нежными прикосновениями стала «избивать» мальчишку по груди, спускаясь к животу, «огревая» ещё более невесомыми прикосновениями член и мошонку, бёдра, возвращаясь обратно, прикосновениями до щекотки, до мурашек, покрывавших кожу невольника...

198

Воздух в комнате казался живым существом,  он покалывал мелкими иголками электрических разрядов напряжения и ожидания,  поглаживал тело дуновениями ветерка из приоткрытой форточки,  он то сгущался,  затрудняя дыхание,  застревая в горле сухим колючим комом – то разреживался до такой степени,  что частые судорожные глотки не могли наполнить лёгкие кислородом.  Уложенный поперёк коленей Господина,  отделённый от горячего любимого тела лишь слабой преградой банного халата,  Шичи замер в сладкой истоме,  не отрывая лихорадочно блестящих глаз от лица мужчины.  Медленное стягивание одежды,  оставленной на локтях и коленях символичесим препятствием,  мимолётные прикосновения пальцев к коже вызвали в невольнике новую волну возбуждения,  даже пока ещё не волну – а мелкую рябь,  то и дело пробегающую по телу в виде мурашек.  Короткий быстротечный поцелуй,  и вопрос,  ответ на который может быть лишь один:
- Да,  Господин, - прошептал Ши зачарованно,  одновременно испытывая и чувство беспомощности и уверенности,  что с ним не поступят неподобающе.
Прикосновение прохладного атласа словно скальпелем по коже,  юноша невольно вздрогнул,  с лёгким шипением выдыхая воздух.  Такой «порки» он до сегодняшнего дня ещё не испытывал,  соски тут же затвердели и в груди появился щекочащий зуд,  отдающийся тянущим ощущением в паху.  Каждое новое прикосновение ленточки вызывало всё большую дрожь и всё более яркий румянец на щеках,  тихие стоны становились всё жалобнее,  а когда орудие сладкой пытки прошлось по гениталиям – Шичи застонал в голос.  Это невозможно было терпеть,  это хотелось продолжать,  это взрывало юношу изнутри сотнями эмоций и ощущений.  Тело не подчинялось разуму,  отзываясь со всей страстью,  корчась в судорогах:
- Пожалуйста,  Господин... – он сам не знал,  о чём умолять – то ли прекратить возбуждающее наказание,  то ли перейти к иным действиям.

199

Подобная «порка» возымела совершенно определённый эффект, возбуждая мальчишку и заставляя его просить… Чего? Фрэду было это не важно, и уже не смешно, он с интересом наблюдал за реакцией на прикосновения алой ленты к коже, постепенно начиная и сам возбуждаться от созерцания подобной картины. Раз уж Шичи выбрал для себя орудие наказания в виде ленточки, то и просьбы совершенно любые, произнесённые им, уже изначально планировалось игнорировать. Он выгибался, постанывая, дрожа всем телом, явно теряясь в омуте собственных ощущений. А рука мужчины действовала всё с той же медленной настойчивостью, оглаживая бока, шею, щёки, новые места до которых могла дотянуться, и возвращаясь к прежним участкам, немного отдохнувшим от щекотки. Лента едва касалась кожи, прекращая контакт и возобновляя его совершенно в другом месте, более неожиданном... Доведя мальчишку практически до изнеможения, Фрэд склонился к нему и поцеловал, так же, едва касаясь его губ своими губами. После чего не спеша перевернул его на живот, немного приподняв задницу повыше и продолжил свою пытку уже на спине, оглаживая концом ленточки от шеи до ягодиц, и, спустив джинсы чуть ниже, по бёдрам и под коленками... Казалось, это будет длиться вечность. Медленные монотонные движения, содрогания напряжённого тела, стоны. Фрэд ждал пока Шичи сорвётся и не сможет больше терпеть подобного принудительного и нежного издевательства над своим телом... Ему было интересно, что именно мальчишка сделает или скажет, чтоб прекратить эту пытку, без этого - он прекращать не собирался.

200

Лента скользила по коже,  словно хвост огненного дракона,  оставляющий за собой бодро плящущее пламя,  медленно пожирающее юношу.  Прохладный атлас оглаживает горящие щёки,  дразняще накрывает покорно склонившиеся перед её могуществом веки,  на мгновение замирая на них,  и Шичи кажется,  что невесомый кусочек ткани прожжёт слабую преграду,  расплавленным алым ручейком зальёт глазницы.  Но нет,  дракон возобновил своё движение,  вонзаясь острыми когтями возбуждения в сердце,  заставляя невольника исторгать жалобные стоны и вскрики.  Лента скользнула ко рту и Ши прихватил её в мягкие тиски губ - так отчаявшийся получить взаимность любовник  стермится удержать ускользающие из руки пальчики возлюбленного,  покрывая их горькими от слёз поцелуями.  Язык погладил скользкую ткань,  нанося на неё лёгкий налёт слюны и отпуская затем на свободу,  вздрагивая от влажных прикосновений к бокам,  груди,  животу... Воздух комнаты придавил юношу сухим горячим песком,  забившим глотку,  затруднившим дыхание и движения,  тело словно налилось расплавленным свинцом,  не давая ни малейшей возможности пошевелиться,  обрекая на муку.  Лёгкий поцелуй,  как ускользающий утренний сон – то ли был,  то ли нет – и вот Шичи уже прижимается щекой к обивке дивана,  бессильно царапает её пальцами,  покусывает декоративную подушку.  А дракон продолжает свою прогулку по телу невольника,  терзает хвостом алой ленты,  рисуя узоры огненных дорожек на спине,  ягодицах,  ногах.  Это стало последней каплей,  усилившей бурю эмоций,  Шичи всхлипнул и дёрнулся,  стоило ленте коснуться сверхчувствительного местечка под коленками,  потерял равновесие и неожиданно скатился с колен мужчины,  болезненно шлепнувшись обнажёнными ягодицами на твёрдый паркет.  Несколько секунд он ошарашенно хлопал ресницами,  пытаясь сфокусировать искажённое возбуждением зрение на сидящем на диване Господине:
- Я... я не специально, - наконец пролепетал он,  покрываясь холодным потом от охватившего ужаса, - Я нечаянно! – почти выкрикнул Ши,  обеспокоенно заглядывая в глаза мужчины.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-05-12 10:45:59)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина