Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина


Комнаты Фрэда Мостина

Сообщений 201 страница 211 из 211

201

«Что тебе нужно? Чего ты хочешь? Прекратить или нет? Тебе ведь нравится?» Лента прочертила очередную дорожку под коленями и Шичи сорвался не в силах выдерживать пытку. «Хм? Даже не извинился…» Играться уже порядком надоело, да и не принесло оно желанного эффекта, кроме возбуждения мальчишки.
- Нечаянно? – Фрэд приподнял одну бровь в мнимом удивлении, отложил ленту на диван и наклонился к Ши, нежно коснувшись его щеки ладонью. На губах появилась едва заметая улыбка, которая тут же исчезла.
- За нечаянно – бьют отчаянно! – голос прозвучал глухо и безэмоционально, а мужчина резко поднялся с дивана и направился в спальню, чтобы самостоятельно выбрать инструмент наказания, который так и не принёс невольник. Преодолев за несколько шагов то небольшое расстояние до дверей комнаты, Фрэд обернулся к мальчишке, сверкнув на него недобрым взглядом и скрылся в комнате, оставив дверь открытой. «Наказание, так наказание...» Он вздохнул, подойдя ближе к тумбочке, и открыл её, рассматривая всё то богатство, что имелось. Вытащив из неё семихвостую плеть, за которую зацепилось несколько девайсов и разлетелось по полу, мужчина вздохнул. «Ну что ж такое, а?» Лишнего времени терять не хотелось, да и не его забота была собирать с пола игрушки. Один шаг, в спешке поставленной ноги, на не обременённый вниманием кусок паркета, неожиданно для Фрэда оказался последним. Нога поскользнулась, наступив на анальные шарики, провернувшиеся под ступнёй и уехавшие куда-то в сторону. Плеть вылетела из руки, сделав сальто в воздухе. Перед глазами Фрэда за эти короткие секунды промелькнули картинки из его не очень продолжительной жизни. Резкая потеря в пространстве, ударивший вновь в голову ранее выпитый алкоголь, который совершенно не ощущался когда он сидел на диване, всё это подкатило к горлу неприятным комом, от которого стало трудно дышать. Перед глазами резко потемнело, полёт в неизвестность закончился крепким приложением затылком к полу рядом с тумбочкой...

202

Мужчина выглядел рассерженным,  он явно не верил лепету невольника,  и когда он поднялся с места,  Шичи невольно втянул голову в плечи,  ожидая удара.  Однако Господин всего лишь направился в спальню, - «Что он там делает?», - мучительно размышлял юноша,  прислушиваясь к звукам,  доносящимся из комнаты.  Ши терялся в догадках,  хотя на уровне интуиции понимал,  что ничего для него хорошего мужчина не принесёт,  скорее наоборот – новое орудие наказания или изощрённой пытки.  Внезапно в спальне раздался сначала дробный стук,  как будто на пол с небольшой высоты упало несколько мелких предметов,  а  затем  - звук упавшего на пол тела.  Невольник окаменел от испуга,  чутко прислушиваясь,  а вдруг Господин... с трудом сбросив оцепенение,  Шичи медленно поднялся,  невольно поёживаясь от неожиданно воцарившейся в апартаментах тишины,  натянул джинсы и поправил джемпер,  и только затем сделал несколько нерешительных шагов к двери спальни.  Господин лежал на полу без движения, грудь мальчика сдавило от страха,  и собственное дыхание казалось пугающе-чужеродным в безмолвии комнаты.  А вдруг он умер? А если подумают, что это я его... нет, тогда уж точно лучше вернуться к озеру и довести неудавшуюся попытку до логического конца.  Всё же он решился наклониться к телу и прикоснулся кончиками пальцев к шее,  нащупывая артерию – сердце враз подскочило к горлу,  и упало обратно в грудь,  выплясывая бешенную румбу – под пальцами суетливо билась тонкая жилка,  он жив! Его Господин жив! Ши облегчённо вздохнул,  теперь оставалось решить,  что делать дальше: поднять мужчину на кровать дело для хоть и не хлипкого,  но всё же и не атлета,  невольника,  непосильное; привести в чувство... тут мальчик неосознанно действовал как ребёнок,  всеми доступными ему способами оттягивающий время наступления наказания, следовательно,  отпадал и этот вариант.  Невольник где-то в глубине души совершенно по-детски надеялся,  что придя в себя,  Господин не вспомнит зачем шёл и что случилось ранее,  и всё останется по-прежнему.  Шичи рассеянно покусывал свои пальцы,  сидя на корточках возле мужчины,  а его взгляд рассеянно блуждал по комнате,  и неожиданно зацепился за закатившийся под кровать маркер. «Смывается водой, не требует применения чистящих средств» - прочитал он мелкие буквы на округлом теле канцелярской принадлежности,  невесть как попавшей в прикроватную тумбочку.
- Я давно не рисовал, - прошептал он сам себе,  откручивая колпачок и устраиваясь между раздвинутых ног своего «холста».  Сначала Ши изобразил густые веснушки на носу и щеках Господина,  затем старательно вывел над верхней губой лихо закрученные усы,  а под нижней – несколько штрихов,  призванных быть бородкой.  Соски превратились в два задорных солнышка,  пупок – в стянутый в куриную гузку рот недовольной рожицы,  намалёванной на животе,  а члену досталась почётная роль слоника.  Едва сдерживая смех,  невольник собрал раскиданные игрушки,  убрав их обратно в тумбочку и,  накрыв Господина пледом,  ведь всё таки было слегка прохладно,  вышел в гостиную.  «Пока кота нет, мыши резвятся», - взгляд Шичи уже давно не отрывался от чёрного продолговатого телевизионного пульта,  который мистическим образом притягивал к себе,  словно шепча – «Ты заслужил несколько минут отдыха, возьми меня, погрузись в волшебный мир голубого экрана».  Не в силах противостоять этому зову,  мальчик включил телевизор,  сразу уменьшая звук до минимума – будить Господина раньше времени не входило в его планы – и сел прямо перед экраном в позу лотоса,  неотрывно следя за разворачивающимся на нём действием.

203

Боль, неприятное гудение в голове, ощущение собственного тела, будто чем-то накрытого, отдаётся лёгким онемением. Неяркий свет начинает резать глаза. Потолок, стены, всё чужое и незнакомое. «Где я?» - первая мысль проносится в голове, забиваясь покалыванием и мелкой дрожью, на которое переключается всё внимание. С трудом Фрэд поднимается с пола и присаживается на кровать. Плед соскальзывает на пол. «Понять бы хоть что-то… Как я здесь очутился?» - обернувшись вокруг себя, осматривая комнату, он не понимает совершенно ничего. В попытках вспомнить хоть что-нибудь образовывается чёрная дыра. Состояние ухудшается тем, что перед глазами всё плывёт. Из соседней комнаты доносятся тихие звуки включённого телевизора и чьи-то восторженные всхлипы и хихиканья, очевидно из-за интересности видео-программы. Несколько глубоких вдохов, чтобы прийти в себя, после которых в желудке что-то подозрительно скрутило с намёком вывернуть наизнанку всё то, что видимо елось ранее. «Хреново...» Голова раскалывается на мелкие осколки битого стекла, но всё же надежда на то, что это всё только временно, не угасает. Некоторое время, уложив голову на руки, поставленные локтями на колени, Фрэд просидел на кровати, пытаясь вспомнить о том, как он попал в это место и по какой причине, но безуспешно. Немного полегчало, хотя состояние, попавшего под грузовой поезд, никуда не ушло. Отдышавшись и сконцентрировав кое-как зрение, мужчина поднялся с кровати и вышел в гостиную, где сидел молодой человек, который увлечённо смотрел телевизор. К горлу подкатило и, определив логикой, что дверь напротив - ванная комната, Фрэд ринулся с места туда, захлопнув её за собой... По обнимавшись с «белым братом», он скинул с себя халат и залез под холодный душ, обнаружив на себе чьё-то произведение искусства, которое на удивление легко смылось. «Меня разрисовали? Какого чёрта?» - возмущение выразилось пинком стены душевой кабинки, - «это тот парень? Кстати, кто он? Это он меня сюда притащил? Зачем?» - в голове звенели одни догадки. Холодная вода постепенно приводила в чувства и утолила жажду, пока он купался. Одев обратно халат и завязав его на пояс, мужчина вышел из ванной. Рассеянный взгляд прочертил фигуру парня с длинными волосами, а после этого и всё помещение. Подмечая про себя, что комната совершенно не похожа на место, в котором его могли бы держать насильно, да и пацанёнок не выглядел угрожающе, Фрэд присел на диван, уложив всё ещё ноющую голову на спинку и скрестив на груди руки в попытке согреться после душа. Взгляд спокойно изучал юношу, пытаясь определить кто он и что тут делает, но это было бесполезно. Последнее, что он помнил – фрагмент из жизни дома, он работал в банке и собирался увольняться с работы... Дальше этого всё было как в тумане, какие-то лица, какие-то разговоры, жизнь построенная из более ярких отрывков горелой видео-плёнки, ничего больше. «Надеюсь, я попал сюда не из-за вируса...»  - пискнул внутренний голос с ноткой страха, и Мостин, наконец, спросил парня:
- Эй, а ты кто?

204

Шичи смотрел на экран затаив дыхание,  шла передача о флоре и фауне окрестностей Амазонки,  и юноша с головой погрузился в обилие экзотических животных и растений.  Изредка он восхищенно или удивлённо прищёлкивал языком,  покачивал головой,  но большую часть времени просто смотрел,  подперев подбородок кулаками.  Край сознания зафиксировал шевеление в спальне,  тяжёлые мужские шаги в ванную комнату и в гостиную,  но невольник был не в силах оторваться от волшебного буйства красок на экране телевизора.
- Эй, а ты кто?
Надтреснутый голос мужчины, раздавшийся с дивана,  был настолько непривычным,  что Ши медленно повернул голову,  с лёгким подозрением в глазах рассматривая Господина.  Тот выглядел больным:  бледная в испарине кожа,  затуманенный взгляд,  обескровленные губы – и никаких весёлых картинок на теле.  Он их не заметил? Или заметил но не придал значения? Нет,  это было бы не в характере Господина Фрэда... Тогда что же происходит? Он не ругается,  не пристаёт с допросом и нотациями... Шичи силился разгадать загадочное поведение мужчины,  того будто подменили за время беспамятства.  И,  похоже, он не узнал своего невольника.  Тут мысли юноши со скоростью гоночного автомобиля повернули совсем в иную сторону – если Господин потерял память,  то это ведь замечательный шанс создать новый мир отношений,  не похожий на прежний! Но прежде надо убедиться,  что мужчина не разыгрывает недалёкого мальчишку:
- В... ты совсем ничего не помнишь? – слегка запнулся вначале предложения Шичи, по привычке чуть не вырвалось дистанционное «Вы», но если начинать всё сначала, то нет ничего лучше интимного «ты»...

205

Парень осторожно повернул голову на заданный вопрос, посмотрев на мужчину с, как ему показалось, прищуром отвращения. Этот взгляд вызвал подозрения и нехорошее предчувствие, но Фрэд не подал виду, пытаясь держаться как можно более безэмоционально. Он изучал парня, его реакцию, не только взгляды, но и жесты, и тон голоса. Вопрос же встречный, после некоторой паузы, с очевидной запинкой, вызвал ещё больше подозрений. «Он пытается сделать вид, что мы знакомы? Странно, это очень странно. Я его точно не знаю! Но он малолетка, и он явно не знает своего места! Плевать, разберусь во всём сам!»
- Во-первых, я задал вопрос. Во-вторых, не помню, чтобы разрешал кому-то называть себя на «ты»! И в-третьих, где я нахожусь и что я тут делаю?! – голос прозвучал грубо и с вызовом, не оставляя возможности оппоненту проигнорировать поставленные вопросы. В какой-то степени Фрэд был напуган и, не осознавая ещё своего положения, растерян, поэтому он предпочёл идти в наступление сразу же, пока позволяли обстоятельства. Он приподнял бровь в ожидании объяснений. Любая агрессия со стороны парня ожидалась в виде готовности дать отпор в любую минуту, не смотря на головную боль и всё ещё не пришедший в норму желудок. «У меня точно сотрясение мозга...» - Фрэд неслышно вздохнул.

206

Игра возбуждала,  щекотала нервы перышком азарта,  наполняла тело пузырящимся весельем и куражом. Так ты и правда ничего не помнишь? Какой ты суровый... Меня так возбуждает твоя беспомощность... Шичи легко и изящно поднялся,  откидывая привычным жестом волну волос за спину,  подошёл к сидящему на диване мужчине и присел у его ног.  «Какой же он бледный», - юноша нежно коснулся лба Господина,  отодвигая влажную прядь волос,  провёл кончиками пальцев по лицу,  очерчивая контур скул и подбородка и мягко улыбнулся:
- Вопрос... – еле слышно прошептал,  почти что выдохнул Ши, - Ответ: я – любовь всей твоей жизни, - невольник с искренним сожалением всматривался в глаза мужчины, - ты не помнишь? Ты любишь меня,  я люблю тебя,  а вместе мы счастливая пара.
Мальчик осторожно положил голову на колени Господина,  раздумывая,  сообщать ли более подробно об их отношениях,  или пока что ограничиться столь скупой информацией?
- Ты многого не помнишь, -  возразил Шичи на второй вопрос,  обводя подушечкой указательного пальца соски мужчины, - находимся мы в поместье,  называемом «Вертеп»,  мы здесь отдыхаем и, - тут он лукаво посмотрел на Господина и подул на его грудь, - можно сказать,  у нас медовый месяц.
Ши сам поражался буйству собственной фантазии и своей смелости,  столь безрассудно храбрым бывает лишь приговорённый к казни,  взбирающийся на эшафот.
- Что ты делаешь? – притворно изумился он, - в данный момент ты лежишь на диване,  а до этого мы занимались любовью, - юноша мечтательно прикрыл глаза, - много и разнообразно.  Может быть,  вызвать врача? – обозначил он свою обеспокоенность состоянием здоровья Господина, - или,  может,  хочешь поесть или выпить?

Отредактировано Шичи Шимура (2010-05-14 17:23:36)

207

Что может быть хуже того, что тебя пытаются убедить в том, чего ты не делал? Только то, что начинают убеждать в этом так, что становится просто противно. Медленно поднявшийся и подошедший юноша стал облапывать лицо напрягшегося Фрэда своими грязными руками, при этом улыбаясь и начиная томно шептать всякие немыслимые вещи. От прикосновений мужчина поёжился, едва ли сдерживая себя от того, чтобы не расцепить руки, скрещенные на груди, и не расквасить это слащавое лицо об пол. Парень уложил свою голову на колени, продолжая рассказывать свою сказку, правдивость которой вызывала глубочайшие сомнения своей неправдоподобностью. Взгляд сверлил Шичи, а мысли цепляли только некоторые детали из сказанного. «Поместье под названием Вертеп, отдыхаем… Значит, я здесь не заложник, знать бы только что это за поместье…. Но тот бред который он говорит – полная чушь! Я же только вчера… Или не вчера? Блин, я же только недавно был дома! А потом… Что было потом? Чёрт! Я что настолько сильно напился, что нихрена не помню? Я что по пьяни женился на этом? Что за бред?!» - Фрэд медленно закипал, пытаясь переваривать поступающую информацию и выделить из неё подходящие определения, но информация явственно отсвечивала своей фальшивостью. Эти бросаемые пареньком хитрые взгляды, тон голоса, поглаживания, от которых только хотелось свернуть ему шею и ничего больше.
- Что ты делаешь? В данный момент ты лежишь на диване,  а до этого мы занимались любовью… - произнёс невольник, а глаза мужчины тем временем медленно округлились максимально широко распахнув веки.
- Я сижу на диване, - наконец, негромко ответил он, после услышанных предложений о враче и еде. К горлу подкатил неприятный ком, когда он мимолётом представил себе, что будет есть. Чего-чего, а употреблять пищу в данный момент совершенно не хотелось. Он прикрыл на секунду глаза и глубоко вздохнул. Сам факт того, что Фрэд мог трахнуть этого парня он не отбрасывал, но вот какие-либо отношения, которые, судя по словам Ши, у него якобы возникли, отбросились моментально. За всю свою жизнь он любил лишь единожды, и печальный опыт, полученный вместе с переломами и синяками, сказался на том, что он просто не был в состоянии полюбить повторно, по крайней мере кого-то кто был всего-лишь мальчишкой, совершенно не понимающим что с ним не шутят и не играют. В дополнение ко всему, напиться настолько, чтобы уверить кого-то в том, что любовь взаимна... «Бред, просто бред!» - он посмотрел в глаза мальчишки, пытаясь разгадать очередную загадку возникшую в голове. «Неужели я ушёл в запой так надолго? Не может быть. Он меня просто разыгрывает. Здесь есть скрытые камеры? Хм… Может быть, это не розыгрыш? Может быть, его кто-то подослал ко мне из-за того, что выяснил факты из моей биографии? Их цель? Как же тяжело думать, блин... Ладно, сыграю по их правилам, и если это так, то они покажутся... Но терпеть эти облапывания я не намерен!»
- Врача мне не нужно, - пытаясь скрыть в голосе нотки раздражения и отодвигая юношу от себя, ответил Фрэд, - но дорогой мой, раз уж мы с тобой счастливая пара, расскажи мне, пожалуйста, как и когда мы с тобой познакомились. И ещё одно – что это за поместье, в котором мы находимся?

208

Мужчина явно не верил Шичи,  выразив своё раздражение тем,  что отстранил юношу от себя.  Некоторое время они провели в тишине,  каждый в своих думах,  невольник размышлял,  стоит ли рассказывать абсолютно всё,  или слегка подкорректировать сагу о знакомстве,  заретушировать острые края?  Кто знает,  как Господин отреагирует в своём нынешнем состоянии на известие о том,  что Ши является его рабом? Решив всё же не раскрывать всей правды,  он сел на подлокотник противоположного от мужчины края дивана и начал:
-Поместье? Я сам о нём мало знаю.  Вроде бы место для отдыха состоятельных людей.  Мы познакомились здесь же, в поместье,  несколько дней назад, - да, срок явно не подтверждает версию о нежных и крепких отношениях, хотя бывают же случаи вспыхнувшей с первого взгляда любви...Я ошибся дверью и зашёл к тебе в комнату,  а ты предложил остаться.  Чуть позже ты сделал мне предложение, - Шичи не стал уточнять,  какое именно, - и я не мог тебе отказать.
Юноша тепло улыбнулся:
- И хотя временами ты бываешь невыносим,  но я тебя очень сильно люблю, - он поднял посерьёзневший взгляд на Фрэда, - я без тебя не могу,  я умру... Пожалуйста,  вспомни,  как нам было хорошо вместе, - проговорил он с жаром,  слегка подавшись вперёд.  Ши вдруг сам поверил в свою историю,  в отчаянии он прижал руки к груди,  желая,  чтобы Господин и парвда вспомнил только хорошие моменты их совместного проживания,  а ошибки и неприятности пусть останутся в забвении,  похороненные в глубинах памяти.

209

Фрэд ожидал какой-нибудь захватывающий рассказ о том, что познакомились они в каком-нибудь баре, влюбились друг в друга до безумства, после чего приехали в поместье… Но тут хронология неожиданно нарушилась. Парень не рассказал ничего нового о месте его пребывания, кроме одного уточнения, – «состоятельных людей... Но ведь у меня нет денег!? Я ведь ещё не выключил программу, не положил на счёт... В результате, как я могу быть состоятельным? И что я тут делаю, если мы с ним познакомились здесь? Нет, тут явно что-то не то... Как я попал сюда? А если попал сюда, то о каком предложении идёт речь? О женитьбе на малолетке? Не смешите мои тапочки, - они итак порвались...» Фрэд хмыкнул себе под нос и обвёл взглядом комнату. Апартаменты были действительно не на последнем уровне обставлены, но и не настолько шикарно, чтобы сносило крышу от роскоши, именно такие бы он и предпочёл, чтобы было и удобно, и необычно, и в тоже время не бросалось в глаза количество потраченных денег. Подозрения о розыгрышах и том, что кто-то подослал эту бедную наивность, разлетелись в прах. Но вот заискивания незнакомого юноши уже порядком стали поднадоедать, а на слова про смерть мужчина ещё раз хмыкнул с растянувшейся на лице улыбкой и полным безразличием в глазах.
- Знаешь что, родной мой, мне твои слова про любовь, как горох об стенку, иди-ка ты туда, куда шёл пока дверью не ошибся! Такой шантаж на меня не действует! Хочешь – умирай, мне пофиг, если у тебя мозгов нет, чтобы жить, так с этим ничего не поделаешь! А вспоминать мне нечего совершенно! В любом случае, если я тебе и говорил какую-нибудь чушь про любовь, то ты должен был понимать, что от человека в неадекватном состоянии можно ожидать чего угодно, а вот верить этому нельзя. А сейчас я прошу тебя удалиться и больше не показываться на мои глаза, всё что я говорил ранее – говорил не я, а градусы выпитого алкоголя. – Фрэд махнул рукой в сторону входной двери, здраво рассудив, что раз парень сам сказал, что зашёл к нему в комнату, значит он считает, что это всё же комната Фрэда, а раз так, то он гость и присутствовать здесь совершенно не обязан. Поскольку юноша не соизволил объяснить понятным языком то, что интересовало мужчину, то Мостин решил сам разобраться во всём и возможно просто поехать домой, если выяснится, что ничего сверхъестественного не произошло и он просто ушёл в беспросветный запой на несколько дней. Очень хотелось верить именно в это. Хотя странным была всё-таки одна вещь - о поместье под названием Вертеп он никогда раньше в своей жизни не слышал. Оставалось только думать о том, в какой части США оно находится...

210

Дежавю. 
Снова он меня отталкивает,  растаптывает протянутую душу... Я так больше не могу!  Шичи ссутулился,  зябко обхватывая себя за плечи,  стальной каркас любви,  всё это время поддерживающий его,  лопнул как мыльный пузырь,  испарился,  шипя,  разъеденный кислотой холодности мужчины.  Я устал биться в стену твоего равнодушия и самодовольства,  мои силы закончились,  я взял груз не по себе.  Я думал,  моей любви хватит на двоих,  что она растопит лёд твоего сердца,  но я ошибался,  и теперь мне надо заплатить за свою ошибку. 
- Я вижу, - с трудом начал он,  выталкивая слова из горла свинцовым языком, - что твои слова были ложью,  алкогольным бредом, - юноша с трудом скрывал душевную боль под маской презрения, - ты никогда и не любил меня,  просто использовал.
Шичи перевёл взгляд на окно,  прикрыв на несколько секунд глаза,  чтобы не дать пролиться слезам – нет,  такого удовольствия он Фрэду не доставит.
- Я только не пойму,  зачем ты спас меня? Зачем вытащил из озера?  Чтобы через пару часов швырнуть обратно... лучше бы ты помог мне утопиться.  У тебя исключительный талант играть на чувтсвах людей, - невольник горько усмехнулся,  взглянув мужчине прямо в глаза, - Ты виртуозный  мучитель,  режешь душу осколками фраз,  а потом с бездушным любопытством и удовлетворением наблюдаешь,  как раны робко затягиваются от твоих ласковых слов,  чтобы тут же снова резануть по живому.
Ши хотел сказать ещё много,  как-то объяснить Фрэду,  что он сейчас ощущает – но он ясно видел всю тщетность такой попытки.  Мужчина уже принял какое-то решение,  и в нём не было места для Шичи,  он это чётко выразил вербально и невербально.  Но всё же малюсенькая искорка надежды ещё тлела в глубине души,  и юноша добавил:
- Я не хочу быть тебе обузой,  или надоедать своим присутствием.  Где-то на территории есть церковь,  я пойду туда и буду ждать тебя там до вечера, - он криво улыбнулся, - это не шантаж,  да и нельзя шантажировать тем,  что безразлично.  Я буду ждать. Если до вечера ты не вспомнишь,  и никак не объявишься,  то я больше никогда не побеспокою тебя,  будь спокоен.
Уже у дверей Шичи обернулся:
- Я желаю тебе счастья, - он помедлил, - и разобраться в себе,  понять,  кто ты на самом деле.
Он мягко прикрыл за собой дверь,  рассеянно замечая дрожание пальцев на дверной ручке:
- Будь счастлив, - прошептал бывший невольник,  бывшая вещь своего Господина,  а ныне просто сломанная и ненужная игрушка,  выброшенная за ненадобностью.  У него есть время подготовиться и уйти достойно.

-->>Действующая часовня

Отредактировано Шичи Шимура (2010-05-14 21:39:49)

211

Разразившаяся тирада удивила Фрэда не меньше произнесённых ранее мальчишкой слов.
- Ты никогда и не любил меня,  просто использовал, – кривя лицом, произнёс Шичи, а мужчина на это лишь приподнял брови. «Ну-ну...»
- Я только не пойму,  зачем ты спас меня? Зачем вытащил из озера?«Я? Вытащил его из озера? Удивительно... Ты за это меня полюбил? Нет, он сказал, что мы познакомились здесь в комнате…»
- Лучше бы ты помог мне утопиться. У тебя исключительный талант играть на чувствах людей. «Ааа... Значит это я виноват, что ты топился? То есть ты делал это специально? Так как ты говорил, что не можешь без меня и умрёшь, то можно сделать из этого какие-то выводы... Странный какой-то...»
- Ты виртуозный  мучитель,  режешь душу осколками фраз,  а потом с бездушным любопытством и удовлетворением наблюдаешь, как раны робко затягиваются от твоих ласковых слов,  чтобы тут же снова резануть по живому.«Похоже, что он меня всё-таки знает… Как он мог так точно описать мои пристрастия? Удивительно! Это уже что-то интересное, забавно смотреть, как он пытается себя сдержать, чтобы не разреветься...» На губах появилась едва заметная улыбка, а взгляд мужчины не отрываясь наблюдал за выражением лица юноши, который пытался уйти достойно всё же оставив загадку об их отношениях и шанс якобы их вернуть. Фрэд, не подавая виду, даже почти поверил в то, что между ними всё-таки что-то было, но вот что? Любовные отношения отметались сразу, а вот возможная привычка снимать шлюх – не отрицалась. Он не часто пил, но в моменты запоев его всегда тянуло на мальчиков, и он снимал их, чтобы просто поразвлекаться. Допустить, что обычного парня в таком состоянии Фрэд принял за шлюху, было возможно только в том случае, если этот парень именно так себя и вёл. Тогда из чего должны были исходить его слова о встречной любви? Даже в пьяном состоянии мужчина никогда не врал о подобных вещах, а так же влюбиться в такое создание как этот юноша, он не мог, парень был просто не из тех, кому бы он доверился, этот парень был неадекватен. «Ты же видишь, как мне хреново? Куда я там до вечера должен пойти? И зачем ты мне нужен? Кто ты такой вообще? Что за наглость? Условия? И слава богу, что есть возможность тебя больше не увидеть!»
Парень ушёл, закрыв за собой двери и Фрэд, наконец-то вздохнул с облегчением, ненадолго прикрыв глаза. Что делать дальше он знал точно. Обыскать комнату на предмет знакомых вещей, ведь где-то должна была бы быть его одежда, например. После этого найти кого-нибудь и узнать как добраться до дома. Делать было здесь больше нечего. Он отдохнул немного и всё же поднялся с дивана. В ванной он нашёл аптечку с таблетками, выпил парочку от головной боли, ещё раз умылся, побрился, почистил зубы, привёл себя в порядок, вышел в гостиную, заглянул в шкаф и обнаружил в нём свою одежду и сумку, которая заставила задуматься его серьёзнее. Зачем нужно было собирать такое количество вещей, которое обнаружилось в ней, чтобы просто отдохнуть в отеле, Фрэд не понимал. Первым делом, после заданного себе вопроса, он достал мобильный телефон из кармана сумки и включил его. Дата на экране выбила из колеи, пульт от телевизора нашёлся моментально и дрожащими руками мужчина стал переключать каналы. «Не может быть! Какого хрена? Вчера же было начало августа! Какого хрена сейчас сентябрь? И почему каналы на французском?» Телефону верить не хотелось, но вот телевизор точно сказал, что время каким-то невообразимым образом сместилось на месяц вперёд. Факт того, что Фрэд пропил в бессознательном состоянии целый месяц, казался для него по меньшей мере глупостью, на которую он бы явно не решился. Оставалось только разгадать загадку – куда делось время? «Фантастика или магия? Глупость!» Обыскав остальные вещи, он выудил из карманов свои документы, билеты во Францию задним числом, не очень большую сумму денег и банковские карточки в количестве трёх штук, а так же ключ от банковского сейфа. Ощущение, что его разыгрывают и явно снимают скрытыми камерами, обострилось очень сильно. Он осмотрел комнату на предмет подозрительных вещей, но ничего не нашёл. В тумбочках спальни обнаружилась атрибутика, которая ввела в ещё большее замешательство. Но делать было нечего, нужно было хоть как-то определить своё месторасположение, чтобы после этого определить как он туда попал. В голове звенело и воспоминания расплывались чёрным пятном, оставляя лишь догадываться ясное сознание, но боль головная всё же прошла и общее состояние также улучшилось. Фрэд одел чёрный деловой костюм с белой рубашкой и галстуком, предположив, что внешний вид хоть сколько-нибудь даст ощущение адекватности людям, у которых он будет выспрашивать немного странные для них вещи. Оценив в зеркале своё отражение как удовлетворительное, захватив с собой деньги и сигареты, мужчина нашёл на столике возле входной двери ключ от комнаты и вышел в коридор в поисках кого-нибудь, кто сможет объяснить хоть что-то понятным языком. Дверной замок щёлкнул, оповестив хозяина, что можно ни о чём не беспокоиться. «Главное не забыть как вернуться обратно,» - подумал Фрэд начиная свой путь в неизвестность.

---» Балконы


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина