Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина


Комнаты Фрэда Мостина

Сообщений 61 страница 80 из 211

61

- Да, сэр...

Делать, что хочу...А что я хочу? Надо добраться до комнаты. Но почему же мне не сидится? Останься я с Фрэдом, меня бы никто не тронул. Проблема в том, что - черт бы меня драл - слишком гордый, чтобы меня выкупали. Хотя, как я смотрю, он и не торопится выкупать меня. Просто кинул фразу в воздух. Хотя, нет, сначала все-таки надо попытаться сделать то, что мы планировали с немцем.

Винсент поднялся с простыни и, подобрав свою одежду, направился в душ, дабы смыть с себя шлюшность, коей он щеголял на этих еще хранящих тепло его тела простынях. Мостин пытался заснуть. Винсент чуть затормозил в дверях, не оглядываясь, но будто ища слова. Себе в оправдание? Ему в оправдание? Какие такие слова? Верить в любовь после секса? Ага. Словно верить в пенку после бритья и жизнь после смерти. Все одно. Бред. Юноша бесшумно покинул комнату и 5 минут в душе был слышен шум воды, а потом все на какой-то момент стихло. Винсент стоял, опираясь руками на край раковины и смотрел на себя в зеркало.
Что, мсье граф? Вас продали за бокал отравы в баре, мсье граф. Кто ты, граф? - он фыркнул и покачал головой. - Кто ты...Голос твой знакомый, но кто ты? - как на зло лезли на язык знакомые ноты из мюзикла. И пусть будет все не так просто, он все-таки не маленькая Гайде, которую можно легко выкупить, он все еще граф. А значит - бежать. Самому.
Винсент оделся, завязал джазовки сложным узлом, не позволяющим так просто распустить ленты, а именно они придерживали язычок. Маленькие бантики тоненьких, как змеиные язычки ленточек, улеглись на шнуровку.
Я ошибочно крещен змеем, только в пыточной я все смею (с)
- Сэр...- Флоризель появился на пороге, но замер, боясь разбудить мужчину. - До свидания, Фрэд...Пусть у Вас все будет хорошо.

Несильно хлопнула дверь, как вороненая пуля в висок.

- Так, вот ты где! Думал, так и будешь отсиживаться по клиентам, тварь?
- его ухватили за шиворот именно в тот момент, как он закрыл дверь в комнату Мостина. - В карцер его, ребята, больше за тебя никто не заступится, шалава беглая...

Винсент только и успел, что подумать, что оставил в ванне свой малиновый шарф. Подарок матери. От этого стало совсем паршиво на душе.

-----> Карцер

Отредактировано Винсент (2010-01-23 15:40:27)

62

- До свидания, Фрэд...Пусть у Вас все будет хорошо, - донёсся голос Винсента тихим эхом сквозь пелену сна. Глаза с трудом открылись и Фрэд приподняв тяжёлую голову с подушек посмотрел на захлопнувшуюся дверь. - Ушёл значит... - со вздохом произнёс Фрэд и как-то безразлично подумал "Шлюха всегда остаётся шлюхой и не важно, что с ней происходит..." Он вновь откинулся на подушки, но сон пропал, будто его и не было вовсе.
- Что ж? Займёмся делом.
  Мостин нехотя поднялся с кровати, нашёл мобильный телефон и позвонил домой. Разговор длился не долго. Ехать домой было обязательно, хоть и не хотелось вовсе. Фрэд не спеша собрал свои вещи, сходил в душ и, найдя в ванной малиновый шарф, забрал его себе, на память о Винсе. Не то, чтобы он хотел как-то сохранить воспоминания, просто Фрэд частенько коллекционировал вещи, забытые другими. Впрочем, если их хотели вернуть, вспоминая о них, он отдавал их без всяких эмоций.
  Голова была забита семейными проблемами и уже перед выходом из комнаты, стоя на проходе и оглядывая помещение на предмет забытых вещей, Фрэд с долей грусти подумал, "Если бы Винс поехал со мной, мне было бы веселее ехать, жаль, что ему захотелось уйти так и не дождавшись приглашения... Искать кого-то ещё уже нет времени..." Мужчина вздохнул и закрыл за собой дверь. Предстояла долгая дорога, но всё же он решил, что ещё вернётся сюда, сразу же, как только съездит домой и разберётся с домашними делами.

--->> Уехал домой.

63

---->>  Вернулся.

«Холодная печаль, осевшая в мозгу, забитом изничтоженными мыслями о смерти,
Разбитое стекло и лишь с вином бокал, последняя мечта, оставленная где-то…
Никто не знает где, никто не знает как… Он жил не так как все, он жил в своих мирах,
Он забывал любить, он забывал страдать, он забывал, как жить и чувствовал лишь страх…
Его пленила мысль, согретая мечтой, рождённая печалью и жизнью вне себя,
Но он убил её, как убивал любовь, как убивал себя, не зная жизнь другой. И это есть судьба?
Но нет судьбы иной, и нет слов, чтоб сказать, чтоб дать понять ему, что жизнь ему дана…
И он разбил стекло, взмахнув своей рукой, стекло души чужой...
Обагрив кровью руки, забыв, что есть она – последняя мечта…
Но время ведь идет, и  он открыл глаза, заставив грудь вдохнуть холодный кислород
И сделав шаг вперёд…»

- Приехали, – голос водителя заставил открыть глаза и отвлечься от размышлений. Смерть отца ни сколько не волновала, всё же они были разными людьми, а вот то, что ему пришлось уезжать, так толком и не отдохнув, уже злило. Растраты на дорогу денег и потеря времени, похороны, всё это выбивало из колеи и хотелось просто забыть обо всём, как о страшном сне, что, впрочем, Фрэд и сделал, перешагнув порог своей не так давно оставленной комнаты…
  Несколько часов заняло отлёживание в ванной с воздушной пеной, под негромкую музыку из включённого телевизора. Потом ещё какое-то время было отведено на сон, чтобы дать организму прийти в себя после дороги. Открыв глаза и потянувшись на кровати с блаженной улыбкой, Фрэд, наконец, понял, что пришёл в себя. Теперь оставалось только найти компанию для дальнейшего проведения досуга. Кого-то сговорчивого и понимающего, что ему говорят…

64

-->> Комнаты Бишопа-Блека

На его счастье,  коридор был пуст,  и юноша побежал куда глаза глядят,  стараясь держаться вдоль стены.  Внезапно за поворотом послышались голоса и Шичи в панике нажал на ручку ближайшей двери – он прекрасно понимал,  что за подобные выходки по головке не погладят,  да и пирожными вряд ли накормят.  Ввалившись в комнату,  беглец торопливо захлопнул дверь,   с облегчением поворачивая ключ в замке,  и только потом медленно обернулся.  Необычная комната,  немногим более просторная,  чем те,  в которых он уже успел побывать,  но так же заставленная мебелью.  Картины на стенах,  фигурки из стекла,  камин... Взгляд остановился на предмете интерьера,  который тут же завладел всеми мыслями Ши,  вытеснив прочь и обиду,  и размышления о собственном незавидном будущем.  Телевизор.  Идол.  Его самая желанная награда.  Все ще сжимая в объятиях одежду и шкатулки,  юноша сделал несколько шагов по направлению к предмету своего интереса.  Подойдя ближе,  отложил вещи на пол,  чуть в сторону и присел перед тёмным экраном на колени,  затаив дыхание,  всмотрелся в свое отражение,  провел кончиками пальцев по прохладной поверхности.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-02-18 21:21:32)

65

Не успел Фрэд "загадать желание", как услышал, что к нему в комнату кто-то вошёл. Звук запираемой двери удивил больше, чем само вторжение. Он нехотя поднялся с кровати и, накинув белый махровый халат на плечи одним движением, вышел из спальни. Первым делом взгляд упал на входную дверь, но, не обнаружив там никого, медленно поплыл по комнате, останавливаясь на обнажённой... девушке, удобно устроившейся на полу возле его телевизора. Брови сами поползли вверх от удивления, неожиданность заключалась не только в том, что его решили посетить, а в том, что это была девушка, в таком виде и таким образом. "Ей нужен телевизор?" - мысль проскочила так же быстро, как Фрэд преодолел путь от дверей спальни к девушке. Длинные волосы скрывали почти все признаки, которые могли бы определить половую принадлежность. Кого-кого, а девушек мужчине совсем не хотелось видеть на данный момент и было уже не важно кто, зачем и почему. Одной рукой схватив за запястье, он вздёрнул девицу вверх и поставил её на ноги, заставляя выпрямиться, с одним желанием - заглянуть в лицо и посмотреть как она будет оправдываться перед ним. Рука сжала запястье, не давая возможности вырваться, но тем ни менее, следов бы не осталось, если не вырываться.
- Я никого не приглашал! - в голосе послышалось несколько ноток раздражения, но они тут же стихли, как только он увидел лицо и взгляд машинально заскользил ниже, узрев таки половую принадлежность и определив "девицу", как парня. "А он ничего", - подумал Фрэд, уже с большим интересом переводя взгляд обратно и впиваясь им в глаза мальчишки. Губы расплылись в улыбке, давая понять, что раздражение отошло на второй план. Он отпустил руку и коснулся пальцами его щеки, пробуя её нежность, перешёл на подбородок, немного его приподняв и внимательно рассматривая все черты лица.
- А как звать тебя, юное созданье? - уже спокойно и серьёзно спросил Фрэд мальчишку, уже с намереньем оставить его у себя.

Отредактировано Фрэд Мостин (2010-02-18 22:30:20)

66

Ши всматривался в безжизненный экран,  зная,  что достаточно совершить несколько нехитрых манипуляций,  и он оживёт яркими красками,  заполнит пространство звуками.  У него даже мелькнула шальная мысль поискать пульт и включить телевизор,  но он тут же отбросил её – достаточно уже совершённых ошибок,  ни к чему плодить новые.  Юноша впал в некое состояние транса,  всматриваясь в своё отражение,  мысленно переносясь туда,  за стекло.  Тот мальчик наверняка живёт совсем иной жизнью,  отличной от жизни Шичи,  он не был вырван из родной семьи,  не знал боли и страха,  не был игрушкой в чужих руках.  Там можно было смеяться,  когда хочется,  а не когда надо,  можно идти куда и когда хочешь,  и делать что и как хочешь.  Идеальный мир.  Иллюзия.  Мечта.
Внезапно запястье сжали чьи-то пальцы и рывком заставили тело принять вертикальное положение.  Странно,  но Ши почему-то не приходило в голову,  что в комнате может кто-то быть – хотя,  казалось бы,  вполне логичное умозаключение.  Испуганно таращась округлившимися глазами в лицо незнакомца,  юноша лихорадочно собирал мозги из растекшейся лужицы обратно в подобающее им состояние.
- Простите,  Господин,  я сейчас уйду,- пролепетал он в ответ на раздражённое замечание.
Мужчина продолжал сжимать запястье невольника,  который здраво рассудил,  что вырываться в данном случае неумно – лишь разозлит незнакомца и поранит руку – поэтому спокойно стоял,  не предпринимая никаких попыток к высвобождению от захвата.  Оглядев мальчика с ног до головы,  хозяин комнаты внимательно всматривался в глаза Шичи, как-то подозрительно нехорошо улыбаясь.  Вспомнив,  что Господину Яну нравились его слёзы,  юноша моргнул несколько раз,  наполняя солёной влагой вишнёвые глаза – и вот уже первые слезинки поползли по щекам.  Подействовало это или нет – однако мужчина отпустил его руку,  обводя пальцами овал лица и приподнимая подбородок невольника. 
- А как звать тебя, юное созданье?
Рефлексы.  Если кого-то долго и упорно приучать реагировать определённым образом,  то тело начинает совершать действия автоматически.  Юноша мгновенно сделал маленький шажок назад, опускаясь на колени,  и касаясь положенных на пол ладоней лбом в глубоком поклоне.
- Меня зовут Шичи,  Господин,- ответил он выпрямляясь,- но я отзовусь на любое имя,  которое Господин пожелает дать мне.
Оставаясь сидящим на коленях,  он всё же решился поднять голову и посмотреть мужчине в лицо,- кто их знает,  этих европейцев,  может у них наоборот – отведённый взгляд означает агрессию.

67

Этот парень всё больше начинал неожиданно и приятно удивлять. Поклон, весь его вид, но больше всего удивило, что с первых же секунд Фрэда стали признавать Господином и показали свою покорность... Впрочем, пока это были только слова, сотрясающие воздух и, возможно, привычные жесты.
  Мужчина внимательно следил за всеми его действиями, взглядами... Он подошёл к парню, взяв его за руки и снова поднимая на ноги, но уже более спокойно, чем в первый раз. Всё ещё разглядывая Шичи, он развернул его к себе спиной и, перекинув волосы на грудь мальчишки, провёл рукой между лопаток от шеи до поясницы, удерживая другой рукой за плечо, чтобы тот никуда не дёргался. Тепло тела согревало немного прохладные пальцы, а глаза уже пожирали каждый сантиметр кожи. Фрэд наклонил мальчишку к себе, заставляя его упереться спиной в свою грудь и прошептал на ухо:
- Я буду звать тебя по имени, пока не придумаю другое, подходящее. Свободная рука заскользила по его груди, ощупывая, проверяя на прочность, лаская и сжимая соски, потом ненадолго задержалась на шее, слегка сдавив её и отпустив, замечая каждый вдох и выдох, мимолётную реакцию на то или иное действие. Фрэд вёл себя как покупатель в магазине, рассматривающий понравившийся товар и размышляющий о том, как долго он ему прослужит, оценивая себестоимость в уме. Отпустив плечо невольника, Мостин отошёл от него на несколько шагов, одновременно с этим разворачивая его лицом к себе.
  И, встретившись глазами с Шичи, он кивнул ему в сторону ванной комнаты и направился туда сам. Как бы не начиналось утро... вне зависимости от времени суток, после сна было необходимо умыться и привести себя в порядок. Фрэд открыл дверь ванной и обернулся к мальчишке.
- Заходи, - полуприказ, полупросьба, сейчас было особенно интересно, как мальчишка поступит. "Войдёт или нет? Ведь он ещё ничем мне не обязан... Хотя, ворваться в чужую комнату и беззаботно сидеть, любуясь выключенным телевизором... Может быть он не совсем адекватен?"
- Кстати, ты кто? - извечно-любимый Фрэдом вопрос, который всегда задаётся в неожиданные для этого моменты, сорвался с языка раньше, чем был додуман в мыслях. Понятие о том, кем был Шичи, приходило на уровне подсознания, но всё же хотелось убедиться в правильности своих догадок.

68

Долго рассиживаться Ши не дали – мужчина сократил то небольшое расстояние,  что было между ними и поднял его на ноги.  По мнению мальчика,  незнакомец мог бы просто приказать,  и не утруждать себя лишними движениями,  хотя – может быть,  ему просто нравились тактильные ощущения.  Его догадка получила подтверждение почти сразу же,  когда мужчина развернул юношу спиной к себе,  сдвигая сытую змею волос,  расположившуюся вдоль позвоночника,  на грудь.  Удерживая Шичи одной рукой за плечо – кстати,  абсолютно напрасно,  так как он не собирался совершать излишних движений – незнакомец провел провёл пальцами по спине невольника.  Прикосновения были подобны нажатию на кнопку,  запустившее механизм,  тело отреагировало на них плавным изгибом позвоночника – голова слегка наклонена вперед,  позволяя оценить хрупкую красоту шеи,  плечи же отведены назад,  лопатки чуть сведены.  Шичи нечего было стыдиться,  его тело было безупречно,  оно было создано стараниями многих людей – и было призвано радовать глаз и дарить наслаждение.  Одно движение,  и вот уже спина мальчика касается груди мужчины,  кожа к коже,  вызывая мелкую дрожь по телу,  сбивая дыхание.  Решение Господина,  высказанное на ухо щекочящим шёпотом,  и невольник слабо кивнул в знак того,  что понял и принял.  Теперь рука хозяина комнаты скользила по груди Ши,  играя с сосками,  тут же сжавшимися и отвердевшими от прикосновений,  пальцы слегка сдавили шею,  ненадолго затрудняя доступ воздуха в легкие.  Страха не было,  он привык к подобным действиям,  приучен доверять Господину,  каждый раз отдавая свою жизнь в его руки.  Такова его судьба.  Руки ослабили хватку и по спине вновь пробежал холодок,  когда её оторвали от тепла чужого тела.  Шичи оказался лицом к лицу с мужчиной,  кивком указавшем ему направление и мальчик поспешил проследовать за ним.  Недвусмысленный приказ,  и невольник без колебаний вошел в помещение,  оказавшееся ванной комнатой. Остановившись сбоку от двери,  он ждал дальнейших указаний,  спокойный и невозмутимый.
- Кстати, ты кто?
Вопрос несколько озадачил юношу,  но,  поклонившись,  он ответил – терпеливо,  как отвечают ребенку,  задающему один и тот же вопрос в сотый раз:
- Я Шичи,  Господин.
Мало ли,  вдруг у него плохая память,  или не запомнил необычное имя – ну так мальчику нетрудно повторить.

69

Послушание, ответная чувственность - игра в поддавки или истинная сущность? Ложь или правда? Иллюзия или реальность? Ответ на вопрос должен был развеять сомнения, но, услышав его, Фрэд громче обычного захлопнул за собой дверь. В небольшом помещении глухо зазвучало эхо от удара о дверной косяк ни в чём не повинной двери. Ответ не удивил, но насторожил тем, что его вопрос не поняли. Хотя на данный момент он был уже и не так важен, даже если это была игра, то она была выполнена превосходно. Взгляд мужчины был спокойным, будто ничего не произошло, рука отпустила дверную ручку и переместилась на стену рядом с головой Шичи. Фрэд пошёл в наступление, стоя напротив мальчишки. Его внешность и беззащитность соблазняла и будила фантазии, которые уже очень долго не просыпались, загнанные в глубины сознания из-за невозможности их осуществить. Один шаг, один намёк на возможность, которая разрешила бы все проблемы и сняла бы все преграды, были всё же необходимы для Мостина. Совсем не трогая Ши, он склонился к его лицу так, что можно было услышать его дыхание, и, глядя в глаза не мигающим взглядом, Фрэд стал медленно объяснять, понятными словами то, что хотел услышать:
- Я не спрашивал как тебя зовут... Я спрашивал кто ты есть. Кем ты себя считаешь? Как ты воспитан? Кем ты хочешь казаться? Какого отношения к себе ожидаешь? На что ты способен? Твой статус. И самое главное - искренни ли твои реакции? На все эти вопросы ты можешь ответить одним или двумя словами, чтобы я понял о тебе всё. Отвечай не раздумывая, если знаешь, что ответить, а если не знаешь, я могу дать тебе время для размышлений. И не нужно делать вид, что тебе опять что-то непонятно. - Фрэд погладил мальчишку по голове, с сочувствующим видом по поводу его несообразительности и опустил руку вниз. "Если и теперь он ответит какую-нибудь чушь, не думаю, что ему понравятся последствия..." Он выровнялся, уходя от близкого контакта и договорил последнюю фразу, - Я повторю вопрос... Кто ты? После этих пояснений он отошёл от Шичи и открутил горячую воду, которая постепенно начала наполнять ванну. Мужчина ждал ответ, не сводя глаз с мальчишки, удобно устроившись на металлическом бортике и играясь одной рукой со струёй воды, разбивая её на несколько водопадов стекающих с пальцев.

70

Громкий хлопок дверью вызвал новую волну возбуждения,  пробежавшую по телу,  и Ши замер в предвкушении.  Внешне являя собой абсолютное спокойствие,  внутри же содрогаясь от бури чувств – злость,  страх,  желание и отрицание этого желания – все смешалось в некий водоворот,  медленно обустраивающийся где-то внизу живота.  Лицо мужчины так близко,  что стоит лишь качнуться вперед,  какой-то миллиметр – и губы коснуться губ – но нельзя,  и глаза завороженно смотрят,  а сознание жадно внимает словам.  Чужая рука прошлась по волосам и юноша с трудом удержался,  чтобы не дернуть головой,  уходя от неприятного контакта.  Он не любил,  когда прикасались к его горячо обожаемым волосам,  спутывали их или пачкали – одно из немногочисленных личных чувств и желаний,  которые у него были,  и которое он был вынужден каждый раз ломать в себе,  подчиняясь через «не хочу».  Мужчина отошел к ванне,  присаживаясь на бортик и играя с бегущей из крана струёй воды,  ожидая от невольника ответа.  Шичи помедлил,  определяя в голове очередность ответов,  автоматически опустился на колени и начал говорить так же медленно,  тщаетльно проговаривая слова,  как только что говорили с ним:
- Я вещь,  принадлежащая Господину. Кем я себя считаю?,- юноша несколько растерянно посмотрел на мужчину,- данный вопрос мне не понятен – вещь не может считать себя кем или чем-либо – она лишь служит своему хозяину.
Все происходящее с ним казалось Ши фантасмагорическим сном – он не понимал этих людей,  а люди не понимали его – все равно,  что пытаться догнать впереди сидящего,  катаясь на карусели.  Разговор снова пошёл по тому же кругу,  но мальчик внутренне собрался и продолжил:
- Меня воспитывали приносить Господину удовольствие,  беспрекословно выполнять все приказы.  Я буду таким,  каким Господин захочет меня видеть,  у меня нет своей личности – я лишь отражение желаний Хозяина.  Я не имею права ожидать что-либо,  моё предназначение – выполнять приказы.  Если Господину будет угодно,  то он похвалит меня за усердие,  или же накажет за проступки.  Я всего лишь вещь,  я принадлежу Хозяину целиком и полностью,  я способен на многое,  меня долго обучали,  но,  к сожалению,- юноша опустил голову,  борясь со стыдом собственного несовершенства,- у меня есть пределы.  Господин сам решает,  остановиться ли в последний момент,  или сломать свою игрушку.  Мои реакции зависят от приказа,  если мне выбирают какую-то роль,  то я стараюсь следовать ей во всем.
Шичи склонился в низком поклоне,  обозначая завершение своего монолога,  внутренне надеясь,  что сумел ответить достаточно полно на вопросы мужчины,  и тем самым – удовлетворить его ожидания.

71

Всё, что говорил невольник, стоя на коленях, глядя на Фрэда, вызывало такую бурю эмоций у мужчины, что он с трудом сдерживал себя. Послушная игрушка для утех, называющая себя вещью и признающая служение Господину своей высшей и единственной целью... Только когда Шичи оторвал от него взгляд, мужчина позволил себе расплыться в довольной и одобрительной улыбке. Бурная фантазия разыгралась почти сразу же, как только монолог был закончен, но торопиться не хотелось, нужно было ещё обозначить правила и условия. Как бы ни был человек воспитан и сломлен, какие бы слова он не произносил, внутренние же мысли и эмоции всегда скрыты от чужого взора, а для того, чтобы взглянуть на них хоть одним глазком требуется время и доверие. У Мостина по крайней мере времени было предостаточно и он решил, что всё произойдёт тогда, когда это будет нужно. "А два плюс два равно четыре..." - мысленно продолжил мужчина свои мысли, и не произнёс этого вслух, лишь, не пытаясь обидеть мальчишку, намекнул ему, что кое-что он всё же пропустил мимо ушей:
- Мне бы хватило и слов - "я вещь", понятие и определение "вещи" мне известно.
Фрэд поднялся с бортика ванной и, бросив халат на стул возле умывальника, забрался в неё, закрутив кран с водой и удобно устраиваясь. Вода будила организм ото сна и морально расслабляла. В ванной могли бы поместиться и двое, но Фрэд взглянув на Шичи, задумался над тем, что придётся как-то сушить его до невозможности длинные волосы и решил предоставить этот выбор ему.
- Доставь мне удовольствие, искупай меня. И сделай это так, чтобы мне было приятно. Я люблю когда ко мне относятся с нежностью и любовью. Если для этого тебе нужно будет залезть в ванну, то ты можешь это сделать. - Давая шанс на возможность доказать свои слова на практике, Мостин даже не просил Ши, а разрешал показать свои возможности, именно таков был его тон голоса и взгляд. Именно для тех, кто считает себя вещью, любое слово Господина было законом, а Шичи безусловно был похож... Но как бы ни был похож человек на вещь, к новому Хозяину тоже нужно привыкнуть. Почему-то казалось, что Шичи сейчас свободен. Бросил ли его прежний Господин, либо же продал, значения не имело.
- Я бы мог стать твоим Хозяином. Скажи мне, когда захочешь этого.

72

Мужчина указал на допущенную Ши неточность,  и мальчик склонил голову – его это не огорчило,  он выбрал тот вариант ответа,  который казался ему наиболее подходящим в данной ситуации.  Трудно спрогнозировать реакцию людей,  так сильно отличающихся от привычных юноше,  не мудрено,  что он будет ошибаться – однако хорошо,  что незнакомец обозначил границы – Ши учтёт на будущее.  Тем временем мужчина устроился в ванной,  окидывая задумчивым взглядом коленнопреклонного мальчика,  и невольник затаил дыхание – подобные действия обычно означали одно – ему дадут задание.  И он оказался прав,  слова прозвучали,  запуская программу действий,  Шичи полностью успокоился,  безоговорочно отдавая свою судьбу в руки этого человека.  Окинув беглым взглядом сцену будущих действий,  оценив ситуацию,  юноша принял решение воспользоваться разрешением и присоединиться к сидящему в ванне Господину – это казалось наиболее практичным.  Медленно закинув руки за голову,  он собрал волосы в жгут, закручивая их хитрым узлом на макушке,  оставляя лишь две тонкие пряди обрамлять лицо с обеих сторон,  спускаясь до середины груди.  Поклонившись,  и тем самым обозначив начало выполнения задания,  поднялся с колен и направился к ванне.  Скользящая походка позволяла оценить красоту тела,  игру мышц под тонкой белой кожей,  гибкость и плавность движений.  Уверенно взяв с полочки бутылочку геля,  Шичи поставил её на бортик и медленно вошел в воду,  принимая столь привычную позу,  опустившись на колени.  Ладонями бережно обхватил стопу мужчины,  поднимая её над поверхностью воды,  одной рукой придерживая под лодыжку,  второй открыл бутылочку и гель тягучим ручейком пополз по подъёму.  Отставив бутылочку в сторону,  Ши начал легкими,  массирующими движениями распределять  средство по стопе – пальцы,  подошва,  особое внимание пятке,  так как на неё приходится большая часть тяжести тела – массируя то подушечками пальцев,  то ладонью,  он прошелся по лодыжке и мускулистым икрам.  Нажимая чуть сильнее,  юноша расслаблял мышцы уверенными движениями,  оглаживая коленную чашечку и снова спукаясь по икрам к стопе.  Бережно опустив ногу мужчины в воду,  уделил внимание и второй,  действуя аналогичным образом,  нежно скользя по коже пальцами.  Тугой узел волос давил на затылок,  заставляя голову быть все время опущенной,  и Ши приходилось время от времени склонять её на бок,  чтобы посмотреть на реакцию Господина.  Когда и вторая нога была обласкана,  мальчик осторожно скользнул вперед,  между ног мужчины,  вспенивая гель между ладонями.  Пальцы коснулись шеи,  поглаживая позвонки,  спускаясь на плечи – для начала просто мягкое поглаживание,  обрисовывая контур мышц,  скользя по линии ключиц.  Затем ладони начинают бережный массаж – ни в коем случае не болезненный,  но в то же время достаточный для расслабления.  С плеч переместиться на руки,  проходясь по всей длине до запястий,  скользя по ладоням,  захватывая в нежный скользкий плен каждый палец – двигаясь от основания к ногтю и обратно.  Снова вернуться к торсу,  проводя ладонями по груди,  накрывая ими соски и мягко массируя круговыми движениями.
- Я бы мог стать твоим Хозяином. Скажи мне, когда захочешь этого.
Фраза сбила с настроя и Шичи замер на мгновение:
- У меня нет собственных желаний или предпочтений, Господин,- несколько растерянно сказал юноша,- как Вы прикажете, так и будет.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-02-19 15:09:00)

73

Он был хорош, нежен и исполнителен, как сказка, ведущая туда, где исполняются все мечты. Без лишних слов и пререканий, чёткое исполнение, решения действовать, не выходя за рамки. Фрэд всё ещё изучал вторженца на свою территорию, следя за каждым его движением и даже взглядом, и всё, что он видел и замечал, ему всё больше нравилось. Умелые руки заскользили по телу, нежно оглаживая и массируя, Фрэд закрыл глаза, откидывая голову чуть назад и полностью расслабляясь от удовольствия. Ласкающие прикосновения начинали возбуждать, но сейчас было главным установить окончательный контакт. "Как прикажу, значит? А собственных желаний совсем нет? Впрочем - не имение желаний - тоже желание... Упустить такую ценную игрушку было бы полнейшей глупостью".
- Значит, ты будешь моим, - уверенно высказав своё решение, Фрэд посмотрел на Шичи, немного привстал и притянул его за руку к себе. Лицо мальчишки оказалось совсем близко, губы едва касались губ, и только сейчас цвет глаз Ши стал заметен, необычный, тёмный и зовущий проникнуть в глубину сознания. Пальцы свободной руки обвели овал лица, изучая, запоминая, спустились к шее и остановились на ней. Ладонь легла так, что в любое мгновенье мужчина был способен задушить мальчишку, скажи тот хоть слово против.
- Ты говорил о своих пределах, обозначь их, - попросил Фрэд, отпуская его руку из своей. Вторая рука присоединилась к первой. Было только похоже на то, что Фрэд собирался убить, задушить ни в чём, ни повинного мальчишку у себя в ванной. Большие пальцы только слегка надавили на впадинку под кадыком и тут же отпустили, возвращаясь в исходное положение, - просто лежать на шее, ощущать нежную кожу, хрупкую шейку, которую совсем не хотелось свернуть и сломать. Пусть даже так. Это был порыв, возможной игры, любая эмоция замеченная, как несогласие, могла бы изменить сценарий. Согласие с игрой в отведённой роли, пусть даже и не озвученной словами, дало бы шанс Шичи заработать очередную галочку в списке, некогда составленным Фрэдом в уме, под названием "Что такое идеальный раб?"

74

Судя по расслабленной позе,  мужчина был вполне доволен его стараниями и решение о приянтии Шичи в свою собственность было вполне логическим продолжением.  Он принял это известие как и положено – с полной покорностью,  склонив голову в поклоне:
- Да,  Господин,- и решил уточнить,  продолжив без паузы,- как мне будет позволено обращаться к Вам?
Данный момент следовало прояснить сразу,  чтобы потом не было затруднений ни у невольника,  ни у хозяина.  В его прошлой жизни,  во время заданий и обучения следовало говорить «Господин»,  во время принятия наказания или поощрения – «Хозяин»,  в остальных же случаях применялось уважительное обращение Идзума-сама.  Чёткие границы помогали выжить,  не сойти с ума в том вывернутом наизнанку мире,  в котором его вынудили существовать.  Впрочем,  с течением времени Шичи все меньше и меньше помнил о том, как ему жилось до поместья Идзумы-сама – в памяти всплывали отрывочные картинки,  состоящие в основном из смутных ощущений.  Утопающие по лодыжку в прибрежный песок ноги,  волны,  лижущие босые подошвы,  заставляя  пальчики поджиматься от щекотки,  запах рыбы... и свобода.
Реальность вернулась  прикосновением к руке и юноша оказался притянутым почти вплотную к мужчине,  вынужденный упереться пальцами ног в дно ванны,  чтобы удержать равновесие и не упасть плашмя на своего нового Господина.  Пальцы неторопливо прошлись по лицу и обхватили шею,  отчего Ши машинально запрокинул голову чуть назад – отчасти,  чтобы предоставить мужчине наиболее полную область действий,  обозначая собственную беззащитность,  уязвимость и покорность – отчасти потому,  что неумолимо тянула тяжесть волос.  Приказ,  и обе руки плотно лежат на тонкой шее,  на мгновение нажатием пальцев обозначая свою власть над мальчиком – жизнь или смерть?  Ши сглотнул,  не отрывая взгляда от странного цвета глаз мужчины,  оставаясь тем не менее расслабленным и спокойным,  и произнес:
- Мои пределы ограничены возможностями человеческого тела,  Господин.

75

Внутренне хотелось обнять мальчишку и расцеловать, но он только слегка улыбнулся в ответ на его слова и кивнул одобрительно, разжимая пальцы.
Он отпустил Шичи, давая тому, возможность удобнее сесть и, смыв под душем с себя мыльную пену, стараясь не забрызгать мальчишку, вылез из ванной.
- Мне нравится, как ты называешь меня, но если тебе интересно узнать моё имя, - он и сам-то только что вспомнил, что забыл представиться, - меня зовут Фрэд. Искупайся и выходи, можешь не спешить, - накинув на себя халат, Фрэд вышел из ванной, прикрыв за собой дверь. В уме начались размышления о том, что же делать дальше, кроме очевидных планов, которые строились на естественных желаниях. Он прошёлся по комнате и, заметив на полу вещи, оставленные Ши, Мостин только ухмыльнулся себе и своим мыслям. "Не густо... Сбежал от кого-то? Вряд ли бы его кто-то выгнал..." И именно сейчас, замерев посреди комнаты и осознавая, что за птичка залетела к нему в клетку, Фрэд машинально нашёл взглядом телефон, и подошёл к нему, набирая нужные номера...
  Всё оказалось на удивление быстро и просто. Немного времени, и сказка превратилась в реальность, а ворованный капитал несколько уменьшился в размерах. На столе стоял завтрак, принесённый официантом и накрытый крышкой, чтобы еда не остывала слишком быстро, а Фрэд уже был полноправным хозяином не только положения и игры, но и самого Шичи. Пусть и оставалось ещё несколько формальностей, но это были лишь формальности, и о них можно было не думать.
  Когда мальчишка вышел из ванной, его ждал сюрприз, который бы поставил его перед фактом. Не смотря даже на все его слова и убеждения, до этого времени он всё же принадлежал поместью. Новость крутилась на языке, сидящего за столом мужчины и ожидающего компании, как ужаленная, но он прикусил язык, решив ещё немного прощупать доверчивость и покорность Ши. Пальцы беспорядочно барабанили по столу, выказывая нетерпение и бурный поток мыслей. Теперь он мог убить его в любой момент, реши мальчишка передумать и сбежать, либо поведи себя не правильно. Мужчина съедал глазами обнажённого парня и облизнул губы, уже представляя себе то, что будет делать с этим нежным и стройным телом. Но желудок не вовремя завопил о том, что желает поработать, и Фрэд, снимая крышку с принесённых блюд, сказал Ши:
- Надень халат и присаживайся, есть будем. В одиночестве я есть не люблю.

76

Довольная улыбка Господина как лучшая награда,  и все существо ликует и трепещет – он угодил! Он все сделал правильно и это легкое движение губ мужчины как безмолвная похвала,  было тому подтверждением.  Руки отпустили шею и Ши со скрытым облегчением расслабил напряженные пальцы ног,  усаживаясь на пятки,  наблюдая за водными процедурами Господина.  Невольно юноша обратил внимание на ту часть тела,  что находилась на уровне глаз,  отметив про себя,  что любовный орган мужчины гораздо длиннее и толще,  чем у представителей его расы.  Предвидя проблемы,  могущие возникнуть в этой области их отношений,  судорожно сглотнул,  внутренне настраиваясь на неизбежное.  Господин вышел из ванной комнаты,  перед этим благосклонно разрешив ему искупаться,  чем невольник и поспешил заняться,  как только остался в одиночестве.  Скользя мыльными руками по телу,  Шичи предавался размышлениям,- «Фрэд»,- повторял он имя своего Господина,- «Какие у них все-таки сложные имена».  Имя неуклюже ворочалось во рту,  словно большой бесформенный камень,  и юноша вздохнул,  делая пометку в мозгу потренироваться в произношении.  Ополоснув тело,  Ши с сожалением подумал об оставленных в гостиной средствах для ухода,  переводя взгляд на полочки в поисках чего-нибудь подходящего.  Не найдя ничего,  что удовлетворило бы его придирчивый вкус,  невольник решил идти так,  надеясь,  что коже не повредит единичное отступление от привычной процедуры.  Распустив волосы и еще раз внимательно осмотрев себя в зеркале,  Шичи вышел в гостиную,  на мгновение останавливаясь и давая Господину возможность осмотреть и оценить принадлежащую ему отныне вещь.  Волосы были откинуты на спину,  и взгляду предстали прямые плечи,  изящные руки с четко просматриваемыми голубыми дорожками вен под кожей,  торс с темными точками сосков,  узкие бедра и стройные,  крепкие ноги.  Он был как жеребенок,  еще худой и тонкий,  но уже дающий ясное представление о том,  что из него скоро вырастет сильный молодой жеребец.  Судя по реакции Господина,  он явно был доволен открывшимся зрелищем,  и юноша подошел к столу,  опускаясь на колени и склоняясь в поклоне.  Очередной приказ не заставил себя долго ждать,  невольник подчинился,  облачаясь в лежащий рядом белый халат,  слабо затянув пояс на талии,  оставляя волосы под тканью прижатыми к спине,  чтобы не лезли в лицо при приеме пищи.  Сев рядом с мужчиной,  он осмотрел царящее на столе изобилие еды,  решая,  что бы выбрать.  Привыкший к небольшим порциям и нетяжелой пище,  Шичи остановил свой выбор на салате из морепродуктов,  который ко всему прочему радовал глаз буйством красок.  Ярко-розовые ломтики лосося оттеняли жемчужную бледность креветок,  купаясь в зеленом море салата,  между ними проглядывали игриво-жёлтые зёрна кукурузы и важно покоились белые айсберги сыра фета.  Уткнувшись взглядом в тарелку,  юноша аккуратно и неторопливо поглощал пищу,  наслаждаясь вкусом каждого ингридиента вместе и по отдельности.
Окончив трапезу,  он сложил руки на коленях,  склонив голову в изъявлении благодарности.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-02-21 17:05:16)

77

Горячий шашлык в соусе, название которого Фрэд даже не запомнил, с гарниром из жареного картофеля и дополнительным салатом из овощей, поглощался очень автоматично. Мужчина почти не отрывал глаз от Шичи, лишь изредка поглядывая в тарелку для попадания столовым прибором в цель. Мысли же были заняты фантазиями и представлениями того, что было бы, если бы Ши оказался не таким покладистым и смирным, и начал бы наглеть или хуже того, грубить, когда мужчина застал его в своей комнате. Он отметил взглядом, куда были отправлены волосы мальчишки и в голову вдруг пришла гениальная идея, которая понравилась Фрэду настолько сильно, что он поспешил закончить приём пищи. Не смотря на то, что Шимура освободился раньше, сидел он без движения в ожидании дальнейших указаний, а этот факт подстёгивал придумывать всё более извращённые пожелания. «Интересно, он всегда себя так вести будет? Или со временем осмелеет?» - Фрэд улыбнулся своим мыслям, бросая вилку в пустую тарелку и вставая из-за стола. Он сходил в спальню и, достав из тумбочки алую шёлковую ленту, шириной всего три сантиметра и длинной около двух, вернулся в комнату и присел на диван напротив телевизора. В кармане халата была спрятана расчёска.
- Шичи, подойди ко мне и встань на колени, лицом к телевизору. И сними халат, - спокойно сказал Мостин. Раздвигая ноги шире, чтобы дать мальчишке усесться в нужном положении, Фрэд дождался, пока его просьба будет выполнена. После чего зажал коленями его талию и вручил ему в руки пульт от телевизора.
- Найди, что-нибудь для себя интересное, то, что я хочу сделать, займёт некоторое время, – склонившись к его уху, почти шёпотом произнёс Фрэд, и легонько укусил его за мочку. После чего отодвинулся, удобнее устраиваясь и, вымеряв середину ленты, накинул её на шею мальчишки, оставив концы пока висеть, спускаясь по спине. Рука прошлась по волосам, сравнивая длину ленты и шелковистых прядей.
- Мне они нравятся, - чтобы не вызывать панику, если бы она проявилась, постарался объяснить мужчина. Длинные волосы ему действительно нравились, но вот заниматься сексом с тем, у кого волосы разбросаны по всей кровати, наступать на них и «питаться» ими… это ему не нравилось вовсе. Расчёска была благополучно извлечена из кармана и довольно быстро, но бережно расчесала волосы. После этого были отделены несколько прядей, подобно тому, как Ши оставлял их в ванной, не собранными в жгут, чтобы они только создавали иллюзию распущенных волос. Остальные же волосы стали плотно вплетаться в косу вместе с краями ленты оставленной на шее и достаточно плотно натянутой, но если не  наклонять голову вниз, то волосы за ленту не тянули бы и не душили горло. «Посмотрим, как ты теперь покланяешься…» - проскочила ехидная мысль, отобразившаяся на лице мужчины, сплетающего последние сантиметры. В конце, когда волосы уже кончились, ленты были завязаны двумя крепкими узлами, чтобы не дать волосам и труду разлететься в пух и прах. А после этого оставшиеся концы шёлкового изобретения человечества были связаны между собой на самых кончиках. Теперь это чудо парикмахерской фантазии было похоже на ошейник и поводок одновременно. Натяжение волос вверх или головы вниз – могло бы послужить адской пыткой для человека, боящегося таких вещей, как удушение. Но, вспоминая, что Ши очень даже не собирался сопротивляться, когда руки мужчины сжимали тонкую шейку, Фрэд наклонил его лицом к себе, опрокидывая назад и касаясь губами его губ в лёгком поцелуе.
- Пойдём в комнату, - прошептал мужчина, отрываясь от губ и давая возможность встать Шичи.

78

Звон столового прибора о тарелку и Ши едва заметно вздрогнул,  поднимая голову и провожая взглядом удалившегося в другую комнату Господина.  Вскоре тот вернулся,  усевшись на диване и приказав юноше присоединиться,  предварительно раздевшись.  Отточенным годами тренировок изящным движением выскользнув из халата,  Ши опустился на колени между раздвинутых ног мужчины,  спиной к нему и лицом... О,  его желанная мечта... дыхание сбилось комком в груди,  постепенно высвобождаясь в тихом благоговейном выдохе.  Колени Господина сомкнулись,  зажимая тело в мягких тисках и в руки мальчику был вложен пульт от телевизора,  а в ошалевшие от счастья мозги ласковой змеёй вплелся шёпот мужчины,  дающий разрешение на просмотр вожделенного чуда техники.  Как только пальцы ощутили прохладную гладкость пластика,  для Шичи перестал существовать весь мир – экран осветился мягким светом,  несколько нажатий на кнопки – и юноша выпал из реальности,  следя за мельтешением красочных,  странно вырисованных мультяшных персонажей.  Укус за мочку уха был начисто проигнорирован,  и лишь легкое подрагивание сложенных на коленях пальцев обозначило его реакцию на прикосновение к волосам.  Столь горячо обожаемое,  и столь редко выдаваемое лакомство в виде просмотра телевизора позволяло Господину делать с ним в это время что угодно,  и ничто не было способно оторвать мальчика от экрана – даже взрыв атомной бомбы – скорее он бы так и осыпался кучкой серого пепла перед волшебным ящиком.  Следя за приключениями двух смешных котов,  тщетно пытающихся избавить свой дом от присутствия трех вредных друзей-тараканов,  которые всячески портили жизнь несчастным животным,  изобретая новые и новые пакости – Шичи был совершенно и абсолютно счастлив.  Его тело осталось сидеть на месте,  даже сохраняя спокойствие и неподвижность,  а дух уже пребывал в сказочном мире мультфильма,  то хулиганя вместе с насекомыми,  то помогая котам гоняться за ними с мухобойкой – и лишь блаженная улыбка то и дело появлялась на губах.  Его грубо выдернули из мира сказок,  как морковку из грядки,  заставив откинуть голову назад,  и затуманенный взгляд наткнулся на реальность в виде склонившегося над юношей мужчины,- Пойдём в комнату,- недвусмысленный приказ и целующие твердые губы.
За те доли секунды,  что тело поднималось на ноги,  мозг разрывали два одинаковых по силе желания – остаться перед телевизором,  либо подчиниться.  Воспитание победило в этот раз и пульт выскользнул из ослабевших пальцев,  с глухим стуком падая на ковер.  Ши послушно направился в указанное место,  подчиняясь ведущей руке,  тоскливым взглядом окидывая огромную кровать,  усилием воли оставляя мечты там,  в гостиной,  и настраиваясь на предстоящую ему работу.

79

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Фрэд Мостин (2010-02-20 04:15:28)

80

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Шичи Шимура (2010-02-20 12:32:33)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комнаты Фрэда Мостина