Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Сады и парки » Розарий


Розарий

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://i32.tinypic.com/260c2uf.jpg

2

<---Лестницы и коридоры

Эээ, братец, да ты никак пьян… Когда успел только?
Увидев, как парня повело, Этьен рефлекторно протянул у того за спиной ладонь, рассчитывая подстраховать незадачливого любителя коктейлей, но тот, вновь почувствовав контакт с землей, перехватил руку и, кажется, даже попытался представиться в ответ.
Опыт работы в театре оказался весьма кстати, и Этьен смог разобрать беззвучно произносимые слоги.
- Лукас? Я правильно понял?
Брови стилиста приподнялись в легком недоумении; эмоции он скрывал плохо, да и не любил этого делать, считая излишним. Французский понимает, артикуляция тоже в порядке… На чрезвычайно застенчивого парнишку, от смущения потерявшего голос, новый знакомый тоже не очень походил. Мерзавец-клиент попался? Но, если тот сотворил с ним что-то такое, от чего блондин даже говорить не может, то какого черта он притащился на аукцион? Неужели здесь невольники работают на износ? В последнее верилось слабо, так как все рабы, кого Этьен успел повидать за свой недолгий срок пребывания в замке, были на редкость ухожены и не то, чтобы сильно замучены жизнью.
Увлекшись размышлениями, он и не заметил, как миновал несколько пролетов красивой мраморной лестницы, выводящей прямиком в роскошный холл первого этажа. Сразу за просторной террасой открывалась обширная парковая зона, которую юноша успел отметить еще по прибытии в особняк. Клумбы причудливой формы, пестрящие соцветьями всех возможных оттенков палитры, ветвистые кустарники, образующие живые изгороди, а местами и подобие беседок, скрывающиеся среди всего этого изобилия тенистые аллеи - было видно, что за садом ухаживал не один десяток работников.
Ступив в прохладную темноту, Этьен словно перенесся в иное измерение. Ничто за стенами замка не напоминало о событиях минувших суток. Ничто, кроме нестерпимо саднящих ссадин на спине. Ночи еще сохраняли летнее тепло, и откуда-то из глубины парка раздавался негромкий шум, напоминавший стрекот цикад. Легкий ветерок доносил сладковатый аромат поздних роз. Скинув куртку и подставляя спину свежести осенней ночи, Этьен уверенным шагом направился в темноту.
С каждым шагом густой приторный аромат усиливался – одна из петляющих тропинок привела ребят в небольшой ухоженный цветник, по периметру которого были расставлены прекрасные кованые скамейки. Приземлившись на одну из них, Этьен потянул за рукав самодельной тоги своего компаньона.
Наверное, стоило присмотреться к мальчику повнимательнее, но в голове стилиста шла отчаянная борьба мотивов: нет, ни о чем высоконравственном вроде разоблачения преступной деятельности борделя он и не мечтал, запах роз и нервное переутомление лишь вызвали в нем отчаянное желание затянуться. Почувствовать в легких крепкую обжигающую струю никотинового дыма. Голос разума убеждал, что не стоит об этом даже и думать, к чему тогда годовалые усилия воздержания? Но другой, писклявый и ехидный голосочек убеждал, что ничего страшного не произойдет, если достать из внутреннего кармана куртки маленький косячок. Поколебавшись еще добрых пять минут, Этьен все же достал из кармана самокрутку, но не с табаком, а травой и принялся вертеть ее в руках, размышляя о том, не поздно ли еще было мечтать о возвращении в отчий дом и параллельно перебирал в памяти телефоны бывших бойфрендов.
Интересно, ему не холодно? Вдруг он мне просто ничего не может сказать, а у самого зуб на зуб уже не попадает? Парень выглядел несколько «зажатым», то ли от того, что отчаянно пытался сконцентрироваться на происходящем, то ли ему было не по себе от его же молчаливости, в глазах же периодически мелькали странные колючие огоньки.
Этьен расправил свою куртку и накинул на плечи парнишки, слегка обнимая и потирая за плечи, чтобы согреть, если в этом все-таки была необходимость. И тут его, наконец, осенило.
- Я забыл сказать, что я тоже тут работаю. Я стилист – сочиняю маленькие шедевры на волосах наших клиентов. Так что ты вовсе не обязан быть тут со мной. Я обещал твоему надзирателю, что провожу тебя до комнаты. Скажи мне, когда тебе здесь надоест, хорошо? – тут он осекся, вспомнив, что «сказать» его визави о своем состоянии будет довольно проблематично.
- И как же нам с тобой общаться? – некоторая растерянность в голосе, впрочем, вкупе с облегчением. Тишина розария умиротворяла, уносила куда-то прочь из царившего всего несколько минут назад сумасшествия, и меньше всего хотелось прерывать это ощущение воспоминанием о работе.

3

Когда Этьен озвучил его имя, губы Лукаса расплылись в улыбке и он согласно кивнул. Правда в этот раз попытался сделать это как можно осторожнее, чтобы не потерять постоянно ускользающее чувство реальности. И у него это неожиданно получилось. По крайней мере дымка перед глазами не стала гуще, а волны, на которых, казалось, покачивается его тело, не стали выше, продолжая так же спокойно и размеренно укачивать и даже… убаюкивать. Впрочем, юноша посторался сбросить это сонное состояние. А пахнувший в лицо холодный воздух, тут же забравшийся под тонкую короткую тогу способствовал этому как нельзя лучше.
Двинувшись вслед за парнем, Лукас в первые секунды никак не мог понять, куда тот идет, но потом каким-то чудом восстановив в памяти план отеля, который уже успел нарисовать в своей голове, когда ему выдалась возможность изучить территорию, понял – они идут к розарию. Что ж, полюбоваться на красиво цветущие кусты и отдельные цветы Лукас был совсем не против. А Этьен, кажется, ушел куда-то в свои мысли. Юноше даже казалось, что он забыл о том, что находится не один. С одной стороны – было несколько… неудобно и неуютно, Лукас чувствовал себя лишним. Но с другой стороны, это «лишним» было где-то глубоко-глубоко в сознании, а пока Этьен был занят собственными размышлениями, у Лукаса появилась возможность изучить нового знакомого. Правда, только со спины. А когда тот снял куртку, в глаза тут же бросились несколько ссадин на спине, явно оставшихся то ли от плети, то ли от чего-то подобного.
…все же я ошибся?.. он тут тоже на птичьих правах?.. или… - ссадины были совсем свежие, - …значит, на аукционе досталось… самовыкуп?.. хм, возможно…
Увлекшись угадыванием причины и следствия, не сразу заметил, что Этьен остановился, располагаясь на одной из лавок, и едва не вздрогнул, когда тот и его потянул вниз. Устроившись рядом, оперся локтями о колени, подперев руками голову, и прикрыл глаза – ощущение раскачивания на волнах стало сильнее, но сейчас оно не вызывало какой-то негативной реакции. В следующий раз юноша вернулся в реальность, когда ему на плечи неожиданно набросили куртку, а потом… обняли, растирая. И настолько неожиданно, что Лукас едва не вздрогнул, в последнюю секунду подавив этот порыв, повернув голову и немного удивленно посмотрев на Этьена. Сейчас юноша испытывал двоякие ощущения – он действительно замерз, и куртка была весьма кстати, а вот объятия… Не то чтобы ему было неприятно, вовсе нет, но юноша не привык впускать кого бы то ни было настолько близко в личное пространство. А прикосновения по сути чужого человека напрягали. Да и гордость тут же начала кусаться и царапаться, подкрепленная каким-то теплым чувством, прошедшим по телу после объятия, требуя немедленно взять себя в руки и не допускать подобной слабости. Правда, здравый смысл все же разрешил оставить куртку.
Благодарно улыбнувшись, Лукас сжал полы куртки пальцами, сильнее сводя их, а потом повел плечами, легко и ненавязчиво избавляясь от объятий. Взгляд скользнул на руки, задержавшись на ладонях, а потом мальчик посмотрел Этьену в глаза, извиняющиеся улыбнувшись и покачав головой, надеясь, что тот поймет, что больше подобного лучше не делать.
…стилист… все же я был прав – положение его тут значительно выше и лучше… что, правда, не помогло на аукционе…
Чуть усмехнувшись этой мысли, улыбнулся парню, слушая его слова, кивая, а потом беззвучно рассмеялся на прозвучавшее «скажи, когда надоест», демонстрируя морщинку на переносице и согласно закивав. Конечно, со «скажи» было проблематично, но эта формулировка повеселила. Правда, когда Лукас поймал растерянный взгляд парня и вопрос о том, как же им общаться, смех поутих, сменившись легкой улыбкой. На первый взгляд дальнейшее общение и правда было затруднительно, но ведь находил он раньше общий язык же – с дядей, с тетей, с мимолетными знакомыми. Конечно, идеальным вариантом была ручка и бумага, но с некоторыми людьми юноша привык общаться жестами. Да и язык глухонемых он начал изучить, но выучить до конца так и не успел. Снова улыбнувшись, наклонился, находя какую-то палочку, которую явно пропустил садовник, и решил использовать вместо холста гравий, покрывавший дорожки розария. Правда, писать на таком полотне было сложно, поэтому юноша ограничился всего несколькими словами.
«Бумага, ручка?»
Выпрямившись, снова улыбнулся новому знакомому, а потом едва ощутимо скользнул пальцами по его спине, обводя ссадины и вопросительно выгибая бровь, желая получить ответ на ранее заданный себе же вопрос – где парень их заработал?

4

Мальчик был похож на симпатичного пушистого зверька, маленького, беззащитного, вызывающего жалость и одновременно интерес. Но зверька дикого, с острыми зубками и коготками, готового в любой момент укусить, ну или попытаться сбежать. Хотя второе казалось пока что мало осуществимым, так как блондин периодически, словно, ненадолго выпадал из реальности и потому лишь с вежливой благодарностью вцепился в предложенную куртку, которая оказалась весьма кстати.
Почувствовав как юноша напрягся от его прикосновения, Этьен тут же отстранился. Всем людям требуется разное количество личного пространства, а кто-то вообще не выносит нахождения рядом с собой другого человека, не говоря уж о тактильном контакте. Впрочем, ему самому недостаток дистанции обычно не причинял дискомфорта – это, наоборот, в каком-то смысле помогало не слишком отстраняться от происходящего. В отличие от неожиданных ситуаций, ставящих в тупик. Вот и сейчас, когда из головы окончательно выветрились макабрические маски каминной залы, юноша задумался над тем, что же ему делать. И как вести себя с новым знакомым, который хоть и был, по всей видимости, пьян, но вместе с тем достаточно бодр, чтобы проследовать за ним в темные дебри сада.
Вероятно, он здесь новичок и просто испугался потеряться в этой веренице коридоров, лестниц и парковых аллей… С другой стороны, мог остаться с охраной, и те бы его проводили… Стоп! Да я же сам предложил ему прогуляться!..
Как же ему хотелось стереть все мысли из головы. Не думать и забыться. И не важно как. Чертовы сигареты. Нельзя. Закусить губу. Больно, до крови, чтобы отвлечься. Раскрошить на мелкие клочки и выкинуть? Нет, жалко. Последняя все-таки. Можно, конечно, попробовать на местном складе раздобыть еще, но вдруг здесь с этим строго… В раздражении юноша откинулся на спинку скамьи, откинув голову назад и разглядывая усыпанное россыпью алмазов небо.
Интересно, найдется в этом мире кто-нибудь, кто подарит мне свою звезду? А потом отчего-то вспомнился «Маленький принц» и Этьен еще долго бы решал, с кем он ощущает большее сходство:  с потерянным, готовым убить себя от неспособности доверять и заботиться о ком-то Принце или же откровенной, чрезмерно эмоциональной и оттого загубившей свое возможное счастье Розой. Наверное, немножко было от каждого и даже от мудрого Лиса. Только вот все они никак не могли договориться между собой и найти компромисс, и оттого внутренний монолог порой становился совершенно невыносим.
Его молчаливый спутник между тем нашел на земле небольшой прутик и начал чертить что-то на гравийной дорожке. Способ общения был бы вполне подходящим, если бы не кромешная темнота, царившая вокруг, разбавляемая лишь тусклым отсветом редких фонарей, да и гравий – не песок, так что, как Этьен ни старался, но написанного понять в этот раз не смог.
Совершенно неожиданно для самого себя он вдруг ощутил легкие прикосновения. Блондин осторожно провел пальцами рядом со свежими  ссадинами, вызывая волну мурашек и позволяя, наконец, ощутить ночную прохладу в контрасте с теплыми касаниями. Вздрогнув и рефлекторно отстранившись, Этьен вопросительно взглянул на юношу. Еще минуту назад казалось, что стоит Этьену задержать руку на его плече чуть дольше, как тот вцепится в его волосы или укусит. Сейчас же он сам ломал все возможные барьеры, в буквальном смысле задевая за живое.
Логично, что парень удивлен. В таком виде я больше него самого похож на невольника. Объяснять ничего не хотелось. Да юноша и сам не мог понять, как он влип во все это. Хотя сказать, что прямо сейчас ему хотелось бросить все и уехать обратно, тоже было нельзя. Прошлая жизнь, его дом, теперь казались чем-то совершенно посторонним, как пожелтевшая фотокарточка, выпавшая из запыленного альбома – пробуждает теплые воспоминания, но в то же время ты понимаешь, что вернуться туда не сможешь уже никогда.
- Иногда я замечаю за собой, что бегу ото всего, что доставляет мне радость и наслаждение, из мест, где мне хорошо и спокойно туда, где ничего кроме боли и разочарования я получить не смогу. Я чувствую себя спокойнее, когда меня оскорбляют, нежели, когда говорят комплименты, так как я не верю в их искренность, в ответ на грубость же всегда можно выместить собственную агрессию. Наверное, я просто боюсь к чему-то привыкнуть, чтобы потом не мучиться от потери дорогого мне объекта.
Почти как на приеме у того аналитика, к которому меня как-то раз притащила мамочка . Удивление, непонимание, согласное кивание в ответ. Впрочем, толк от его посещений все-таки был: ненадолго появлялась иллюзия, что в жизни есть хоть какая-то цель и ради нее стоит прекратить творить «глупости» и стать тем образцовым мальчиком, которого так хотят видеть родители. И временами это получалось.
Один недочет: сейчас он высказывает все не аналитику, а едва знакомому пареньку. Но еще не до конца испарилось мелькнувшее всего мгновение назад призрачное ощущение понимания. Или это была всего лишь гипертрофированная собственными ожиданиями надежда?
Осторожно убрав руку блондина, он не торопился ее отпускать – ощущение другого человека рядом, живого и чувствующего, возвращало к реальности.

5

<<<< Парковые озера (условно)

Хироки оставил позади парковые озера, заодно с Шичи и Фредом, и нельзя сказать, что был не рад подобному положению дел. Теперь можно было обдумать в одиночестве и тишине полученную информацию, которой, к тому же, оказывалось немного, но, учитывая, что собрана она была за минимальное количество времени, получалось, что не так уж и мало.
Юноша неспеша прошел по извилистой тропинке, прокладывающей свой путь между цветущих кустов и явно выполненной ландшафтным дизайнером далеко не последнего сорта.
Вокруг было тихо - только далекое и несколько ленивое щебетание птиц и тихое шуршание листьев, потревоженных очередным несильным порывом ветра, нарушали эту тишину.
И...еще чьи-то тоже, впрочем, не громкие голоса.
Последние Хироки различил, подходя уже ближе к центральной части, если ему не изменяла память, розария в окрестностях этого чудного места.
Юноша машинально замедлил шаг, почему-то теперь стараясь ступать беззвучно. Миниатюрная фигура японца незаметно появилась из-за зеленых насаждений, и карие глаза юноши теперь имели возможность созерцать двух молодых людей. одним из которых был...тот самый лот, от которого он имел счастье отказаться всего несколько часов назад.
- Как это занимательно...тебя все же выкупили? - впрочем, в этой своей догадке Хироки очень и очень сомневался: не такие были в данном заведении правила. С другой стороны, деньги могли поменять многие правила, а большие деньги - тем более.
Только вот парень, держащий сейчас блондинчика за руку, мало походил на состоятельного клиента.
Лицо мальчишки при этом выражало беспокойство.
- Все же нашелся желающий сыграть для тебя сценку? - поинтересовался японец, подходя ближе.

Отредактировано Сакураи Хироки (2010-05-25 17:52:07)

6

Нда, идея общаться при помощи письменности оказалась глупой. Вернее, в любой другой обстановки да при наличии бумаги и карандаша все бы прошло на ура, но сейчас… Его спутник даже не понял, что Лукас накарябал. Это юноша осознал сразу же, как сам выпрямился. Ибо, если находясь в непосредственной близости от своих письмен, блондин мог что-то разглядеть, то, выпрямившись, понял – все слилось с узором, который образовывал на дороже мелкий гравий. Вздохнув и откинув такой способ общения, как неперспективный, Лукас посмотрел на своего собеседника, отмечая, что он ушел куда-то в свои мысли, и тихо фыркнул – на лице парня явственно читалось – «а что этот тут делает». Вообще, если говорить честно, у Лукаса у самого закрадывалась эта мысль – что он тут забыл, но на нее тут же приходил ответ – просто не хочется идти в комнату и сидеть в четырех стенах. Да и ударившему в голову алкоголю не мешало бы выветриться.
А вот на прикосновение Этьен отреагировал точно так же, как и сам Лукас – вздрогнув, отстранившись и… неожиданно взяв его за руку. Что заставило вновь невольно вздрогнуть и даже нахмуриться. Но вырвать руку Лукас попросту не успел – Этьен заговорил, заставив внимание юноша переключиться на собственные слова, и чем больший смысл они доносили до сознания блондина, тем глубже становилась морщинка между его бровей. В глазах появился привычный холод, а губы растянулись в легкой усмешке, а сам юноша вскочил на ноги, тем не менее по-прежнему не убирая руки из легкой хватки собеседника.
…Стремишься к боли и разочарованию и одновременно их же и боишься? Как же это глупо! Ты сам-то понимаешь, что просто противоречишь сам себе? Бежать от чего-то… Прятаться, скрываться и… сдаваться… Это просто трусость! Неужели так приятно ощущать себя трусом? Это же мерзко… Или ты считаешь, что раз ты сознательно идешь на боль и унижения, до ты большой сильный и крутой? Чушь! Позволить вытереть об себя ноги – легко и просто. Вытерпеть пинок под зад – тоже не сложно. Да это вообще не настоящая боль. И дай Бог, чтобы ты никогда не узнал той самой, настоящей! А если ты не можешь удержать дорого тебе человека, то ты не только труслив, но еще и слаб. Хватит заниматься саможалением! Нужно бороться за свою жизнь. Как бы она не повернулась…
Но как и ожидалось, ни одного слова с губ не сорвалось. Они лишь беззвучно шевелились. И щеки вспыхнули легким румянцем – от злости и возмущения скорее всего. Облизнув губы и глубоко вздохнув, мальчик постарался успокоить бешено колотящееся собственное сердце, и невольно вздрогнул, услышав голос за спиной, и резко обернулся. За его спиной стоял тот самый миниатюрный японец, который несколько минут назад отказался от него на торгах.
…нашелся желающий сыграть дл меня сценку?.. ну что ж, можно и так сказать… этот желающий я сам… правда, это было в добровольно-принудительном порядке, но это уже детали…
Вновь усмехнувшись, окинул японца быстрым взглядом и кивнул, с легкой ухмылкой указав на самого себя, только сейчас замечая, что по-прежнему держит Этьена за руку, почему-то смущаясь, тут же краснея и осторожно вытягивая свою ладонь из его.

7

На лице его спутника мелькнуло какое-то странное, почти презрительное выражение. Словно ужаленный стеблями ядовитого плюща, юноша вскочил и, казалось, собирался вот-вот ретироваться восвояси, как вдруг неожиданно замер, услышав голос, показавшийся Этьену смутно знакомым.
- Все же нашелся желающий сыграть для тебя сценку? – Из глубины сада к ним беззвучно направлялся темноволосый невысокий мужчина. Когда он вступил в очерченный фонарем круг света, маска неизвестности спала с его лица, и стало понятно, что говорящий – не кто иной, как недавний покупатель на аукционе. Это был тот самый японец, предпочитавший играть в игры вовсе не ради приза, а чтобы получить довольно сомнительное удовольствие от процесса. Кажется, соревновательный дух полностью отсутствовал в этом азиате, что было, на взгляд не искушенного в обычаях Востока Этьена, абсолютно не свойственно выходцам страны Восходящего Солнца.
В то же время, хладнокровное игнорирование едких перешептываний и колкостей, посыпавшихся в его адрес после отказа от борьбы за первый лот, совершенная безэмоциональность, жестокость и отрешенность заметно выделяли его из веселящейся, разгоряченной толпы каминной залы.
Еще там, на аукционе, Этьен испытал к мужчине некоторую неприязнь. Он искренне не понимал, как можно было бросить своего партнера (не будь они знакомы, вряд ли тогда они с первым лотом вошли бы вместе в зал) на растерзание охочей до кровавых зрелищ толпы? Тем более, как можно было хладнокровно наблюдать за тем, как юноше становится плохо, и его едва не под руки выводят из залы? Но еще менее понятен был его поступок во время торгов за второй лот. Какой смысл был в столь долгой борьбе и выполнении порой достаточно мерзких и грязных заданий, чтобы потом отказаться от своей цели всего за полшага до победы, не желая выполнить самое легкое, по мнению юноши, задание. Зачем вступать в азартную игру, не горя этим самым азартом?
Подозрительный он какой-то. Зачем было так тихо подкрадываться? Если мы не заметили его приближения, значит, он специально шел не по гравийной дорожке, а в обход, по газону. Или у меня паранойя, или он что-то задумал. Неприятный холодок, пробежался по позвоночнику, вынуждая Этьена поежиться.
Тон японца был откровенно вызывающим, и, если бы не дикая усталость, Этьен не замедлил бы вступить с ним в перепалку. И не так важно было бы, что перед ним находился клиент. Высказать ему свои соображения о негласном этическом кодексе, да и просто обвинить в лице азиата всех развращенных посетителей этого места. Но сейчас хотелось избежать конфликта, да и безучастность, с которой японец недавно рассекал невольнику кожу, поумерила юноше пыл. Поэтому, нахмурившись, он лишь негромко, но довольно жестко произнес, продолжая исподлобья наблюдать за мужчиной, изредка переводя взгляд на своего спутника:
- Вы сделали неправильные выводы. Или же вы пересмотрели свое мнение, и теперь вас терзает досада за то, что вы с такой легкостью ушли от борьбы?
Идиот. Ааа! Так тебе и надо. Лучше совсем откуси свой длиннющий язык. Мало тебе за сегодня? Одно дело невольнику душу наизнанку вывернуть, совсем другое – клиенту высказать все, что о нем думаешь, пусть, это и правда. После сегодняшнего вечера увольнение казалось меньшим из всех возможных зол.

Отредактировано Этьен Деланж (2010-05-27 02:20:56)

8

Хироки слегка прищурился, наблюдая за незнакомым ему парнем.
Неприязнь на его лице читалась невооруженным глазом.
- Почувствовал конкурента? Нет...просто опасаешься. Занятно. - на лице Сакураи промелькнула едва заметная полуулыбка.
Хиро подошел ближе.
Парнишка был забавным: рыжеватые волосы, хотя и малозаметные, веснушки на носу. В купе с общей худощавостью это придавало юноше милый и безобидный вид. Но что-то в глаза парня при этом явно показывало его взрослость.
- Интересное создание - пронеслось в голове азиата. Хироки небрежным жестом отбросил рваную длинную челку со лба.
- Совсем нет - безразлично, и одновременно бодро ответил Хиро - Я принял решение вступить в борьбу и получил удовольствие от процесса. До тех пор, пока мне не наскучило. Это не значит, что мне наскучил сам "приз". - карие глаза японца скользнули сверху вниз по светловолосому мальчишке.
- А в том, как его "забрать" нет большой разницы.
- То есть, ты самовыкупился? - японец непринужденно опустился на траву рядом с парочкой и заглянул мальчику в глаза...замечая несколько рассеянный взгляд и в общем-то не совсем его трезвое состояние.
- Это ты его напоил? - Хиро с наигранным укором посмотрел на незнакомца.
- Кстати, не представитесь? А то как-то неудобно.

9

Еще когда японец только появился, Лукас почувствовал себя... ну не то чтобы не в своей тарелки, а... лишним, что ли. Теперь же, когда внимание его недавнего собеседника целиком и полностью переключилось на новое лицо, это ощущение только окрепло. Впрочем, Лукас только беззвучно фыркнул. А что он собственно ожидал? Даже он сам, наверняка, находясь в такой же ситуации, подарил свое внимание, не зависимо от его знака - позитивное или негативное, клиенту и гостю отеля, нежели мальчишки-невольнику. Впрочем, сам бы Лукас скорее выразил к вновь прибывшему мужчине побольше позитива, уважения и всякого преклонения в купе с восхищением и прочим и прочим. Конечно, это противоречило бы любим его жизненным принципам, но клиент был потенциальным ключиком к свободе, а терять его из-за дурацких убеждений совершенно не стоило. Но Этьен, как оказалось, да парень и сам об этом говорил пока их не прервали, куда-то уходить отсюда не стремился, возможно поэтому и повел себя так, как повел. А вот японец на удивление на провокации никак не отреагировал. То ли не заметил негатива в словах парня, то ли предпочел не вступать с ним в словесную перепалку. Это-то и выдернуло Лукаса из собственных мыслей. Вернее даже не столь это, сколько слова о призе, заставившие сосредоточится и по новому взглянуть на мужчину.
...хм... то есть ты хочешь сказать, что я тебе все еще интересен?.. или просто играешься?.. мне стоит сделать ставку на тебя или лучше не рисковать?.. сейчас или подождать?..
Вопросы и мысли тут же возникшие в голове, все сводившиеся к тому, есть ли шанс, что именно этот постоялец "подарит" ему свободу, на какое-то время вновь вырвали блондина из реальности, а когда тот вновь вернулся в розарий, разговор перешел на стадию знакомства. И Лукас решил рискнуть.
Губы дрогнули, сложившись в легкую улыбку, в глазах вместо отчужденности и растерянности отразились искреннее дружелюбие и интерес, взгляд окинул японца с головы до ног, медленно и изучающе, а улыбка сала шире. Сам же Лукас едва заметно повел плечами, скидывая с них куртку и с благодарной улыбкой и кивком возвращая ее владельцу, а потом снова посмотрел на клиента. Губы вновь беззвучно шевельнулись, произнося собственное имя:
...ЛУ-КА-С...
Практически по буквам, отчетливо, как и в тот раз с Этьеном, а потом юноша снова опустился на скамейку, улыбаясь, не сводя глаз с азиата и сделав приглашающей жест рукой, предлагая и ему сесть.

10

- А в том, как его "забрать" нет большой разницы.  
От слов азиата неприятное ощущение скованности только усилилось. Словно не о человеке, а о вещи рассуждает.
Мурашки из легких покалываний превратились в настоящие волны дрожи, судорогами сводившие все тело и вынуждавшие переменить положение. Сигнал о начальной гипотермии запоздало дополз до сознания. Перед глазами заманчиво замелькали картинки с горячей, наполненной ароматной пеной и пахучими маслами ванной, уютном, растянутом свитере и чашке горячего кофе с ромом или грога. По-хорошему, стоило принять ванну и лечь отсыпаться: вряд ли до следующего вечера его услуги могли кому-то пригодиться. А на утро съесть завтрак, желательно из чего-нибудь натурального. Алкогольная диета, конечно, всем хороша, но долго на ней не протянешь…
Но как поступить с молодым невольником? Бросить его на так кстати подвернувшегося клиента? Но интуиция подсказывала, что намерения последнего вовсе не так чисты и, возможно, даже не ограничиваются потребностями в привычных для этого места плотских утехах. С другой стороны, клиент явно заинтересован парнишкой, а последнему тоже надо как-то зарабатывать себе на жизнь (в последнем Этьен сомневался, но допускал, что на какое-то поощрение за популярность невольники, скорее всего, могут рассчитывать).
- Это ты его напоил? Кстати, не представитесь? А то как-то неудобно.
- Нет, не я. Меня зовут Этьен, Этьен Франсуа Деланж. Я – местный парикмахер. Но сейчас, ввиду того, что никто из присутствующих в моих непосредственных услугах, кажется, не нуждается, прошу меня извинить, так как я вынужден вас покинуть: мне необходимо привести себя в порядок и переодеться,
- На последнем слоге зубы звонко клацнули в подтверждение.
Легкое волнение за еще не до конца отрезвевшего блондина не оставляло, и потому Этьен, склонившись над ним и слегка сжимая ладонь юноши, прошептал:
- Если ты хочешь остаться с этим клиентом, дважды сожми мою ладонь. На прощание.
Ощутив ответное рукопожатие, а затем второе, Этьен испытал небольшое облегчение: мальчик оставался здесь по доброй воле, но вместе с тем, было немного тоскливо от того, что новое знакомство закончилось так скоро.
Жестом остановив блондина, протягивающего ему куртку, он произнес:
- Тебе она еще понадобится, я все равно возвращаюсь в замок. Вернешь как-нибудь потом или передашь с прислугой.
Легкая улыбка сожаления на прощание, рука тянется, чтобы потрепать парня по волосам, но останавливается в последний момент – вспоминается его реакция на прикосновения. А он симпатичный, хоть это и не сразу бросается в глаза. Надеюсь, этот клиент будет с ним осторожен. В глазах на секунду появляются и затухают недобрые огоньки, но в полумраке их сложно отличить от бликов фонарей.
--> ушел в сторону студии

11

- Как же я вам испортил идиллию... - пронеслась в голове азиата не злорадная, но не лишенная немалой доли стервозности мысль - Хотя, судя по лицу блондинчика, не так уж все было и идеально. Или ты вообще по факту не в настроении от того, что здесь находишься?
Взгляд второго юноши, напротив, выражал скорее агрессивный негатив, но, похоже, агрессия все же была не свойственна его характеру. Во всяком случае, парень предпочел даже не вступать в дискуссию с явно неприятным ему субъектом в лице Хироки, и поспешил ретироваться.
- Вот так просто? Уйдешь и все? Выходит, и предыдущий собеседник был тебе совсем не интересен. Или ты просто решил "не палиться" перед клиентом, выведя в "запретную зону" раба? - раскосые глаза проводили юношу, в течение нескольких секунд посверлив его взглядом в спину, а затем снова приковали свое внимание к сидящему рядом блондину.
- Вот теперь есть возможность изучить тебя получше. И если за это потом придется заплатить как за пользование - не страшно.
Проделанный юношей минуту назад одними только губами жест можно было истолковать как попытку представиться.
Хиро слегка прищурил глаза.
- А что так тихо? Я не сдам тебя за то, что ты гуляешь без разрешения, не переживай,...Лукас? Или я не верно расслышал? - Хироки поднялся с земли и, небрежно отряхнувшись, сел на спинку скамейки.
- Будем знакомы. Хиро. - парень непринужденно протянул блондину руку.

12

Хотел ли Лукас остаться с этим клиентом. С одной стороны – нет. С Этьеном было как-то… уютно, что ли. И тепло. Хотя это во многом благодаря его куртке. Да и перспектива вернуться в замок и продолжить общение прельщала. Его не приглашали, конечно, но… С другой же стороны – терять шанс получить свободу Лукас не собирался. Не зависимо от того насколько неуютно и некомфортно было рядом с незнакомым парнем и на то, насколько он сам замерз. Выбор тем не менее пал в сторону японца, поэтому юноша мягко улыбнулся, дважды сжав руку Этьена в своей, а потом немного удивленно посмотрел на куртку, которую тот не принял, и вновь улыбнулся, на этот раз благодарно, чуть склонив голову.
…пока…
Беззвучно шепнул, глядя в спину удаляющегося парня, а потом, продолжая сиять улыбкой, перевел взгляд на клиента.
На риторический вопрос о причинах такого тихого поведения Лукас не ответил. На предположение о том, что он боится будто его сдадут, лишь беззвучно фыркнул, выказывая свое пренебрежение к подобной возможности. Да и не врал он. Ему действительно было все равно – достанется ему на самовольных выход или нет. Администрация этого заведения вовсе не идиоты, что в наказание запирать его где-то – терять возможную прибыль не будут. Точно так же как и портить шкурку товара. А на остальное было плевать. Да даже если бы администрация и оказалась слабой на голову и все же совершила над ним описанные выше злодеяния… Лукасу и правда было все равно. То ли алкоголь так подействовал, то ли юноша еще не вышел из состояние некоторой отрешенности, возникшей после событий не такой уж давности. А вот на произнесенное вопросительным тоном собственное имя Лукас кивнул, расплывшись в улыбке. Все верно – Лукас. Парень понял его правильно. Только вот, кажется, японей не понял, что его собеседник не может говорить. Что ж, это будет даже интересно. Беззвучно усмехнувшись, ответил на рукопожатие, мягко сжимая паьцы и невольно скользнув подушечкой большого по выемки между указательным и большим пальцем молодого мужчины, поглаживая, а потом снова улыбнулся и чуть склонил голову, как бы говоря «приятно познакомиться». И ведь снова не врал. Знакомиться с потенциальным «освободителем», а Лукас искренне надеялся, что так оно и будет, всегда приятно.
В повисшей на некоторое время тишине вдруг раздалось пение соловья с ближайшей ветки. Невольно вздрогнув от неожиданности, мальчик оглянулся, выискивая птичку взглядом, а обнаружив небольшую серую и невзрачную на первый взгляд пичужку, невольно улыбнулся искренней мягкой и какой-то детской улыбкой, тронув севшего рядом парня за колено, чтобы привлечь внимание, указывая глазами на птичку, снова улыбаясь и так и продолжая прижимать к груди куртку парикмахера, которую тот так и не забрал, одновременно зябко поводя плечами.

Отредактировано Лукас фон Хильдебрандт (2010-06-01 17:58:43)

13

Лукас продолжал играть в молчанку. Хироки улыбнулся.
- Либо у тебя такой стиль, либо какая-то аномалия, вроде отсутствия языка или неумения общаться. Хотя, язык, вроде бы, присутствует...
Сакураи извлек из кармана пачку сигарет и, лениво вставив одну в рот, прикурил ее.
- Я не особенно увлекаюсь пением птиц...Будешь? - словно вдруг вспомнив о приличиях, протянул юноша пачку сидящему рядом парню.
У блондина была приятная на ощупь кожа, нежная, теплая, напоминающая замшу. Прикосновение было мимолетным и неуверенным, а в совокупности с несколько рассеянным сейчас взглядом мальчишки, придавало его общему виду что-то забавное и одновременно сексуальное.
- Ты совсем замерз - небрежным тоном констатировал японец, наблюдая за тем, как парень кутается в великодушно оставленную парнем со сложным французским именем куртку.
- Предлагать тебе согреться традиционным способом не стану - Хиро подавил легкую усмешку - Тебе, похоже, и так уже хватило, но, если хочешь, можем вернуться в замок и посидеть немного у меня, пока ты не согреешься. - шоколадный взгляд раскосых глаз тепло манил последовать этому полу совету полу предложению.
- А заодно поговорим о чем-нибудь интересном без лишних ушей, который могли бы появиться в ближайшем окружении...И посмотрим, подходишь ли ты мне для того, для чего я тебя уже негласно выбрал.
В парне по-прежнему горела жизнь - а именно этим Хироки и намеривался воспользоваться: когда даешь человеку иллюзию того, что он может получить наиболее желаемое для себя в этот момент жизни - она снова обретает смысл. На лице азиата промелькнула легкой тенью едва заметная умиротворенная улыбка.
- Так что, идем? - немного смуглая ладонь юноши приглашающе раскрылась, протянутая блондину в ожидании того, когда он возьмется за его руку, соприкоснувшись с ней своей.

14

Парень не обратил никакого внимания на внезапно запевшего соловья. И это почему-то неожиданно неприятно отозвалось в сердце - то ли детской обидой, то ли, опять же, детской болью. Сам-то Лукас с малых лет был без ума от всех этих пташек, кошечек и прочей живности. Впрочем, реакцию на недостойное внимание к вышеназванной птички можно было списать на алкоголь. В трезвом уме Лукас этого и не заметил бы.
А вот то, что юноша не может разговаривать, новый знакомый не заметил. Или не захотел замечать. По крайней мере не словом не жестом не дал понять, что понимает перспективу односторонности вербального общения.
...и тем не менее, я тебе по-прежнему интересен... чем?.. неужели во мне ты видишь только хорошенькую подстилку на ночь... пф... с другой стороны, а что я ожидаю от этого места и клиентов, которые сюда приходят... но, фи, как это скучно и банально... или же... у тебя другой интерес, м?.. - внимательный взгляд светлых глаз скользнул по парню, зацепившись за протянутую пачку сигарет. - ...нет, спасибо, травиться я пока не намерен... хочу сначала выбраться отсюда. а вот елси не получится, тогда и можно пуститься во все тяжкие... - покачав головой все с той же неизменной улыбкой, накрыл пачку сигарет ладонью, задев кончиками пальцев пальцы Хиро, и чуть надавил, возвращая сигареты обратно. - ...так что тебе от меня нужно?.. и почему ты не переходишь к своей цели?..
Констатация того факта, что Лукас замерз, еще сильнее озадачила юношу, но когда Хиро предложил перебраться в свои покои, все неожиданно встало по своим местам.
...значит, всего лишь подстилка на ночь... что ж, этого следовало ожидать...
С другой стороны, юноша получил неожиданный выбор в виде протянутой ладони, мягкой улыбки и нежного взгляда. И выбор, к слову, был не из легких. Отказаться и оставить свое тело в неприкосновенности, но вместе с тем потерять возможность ускользнуть из этого места, или согласиться, собственноручно отдавая себя на растерзание незнакомого человека без каких-либо гарантий на то, что план побега сбудется? Лукас беззвучно усмехнулся, все так же немного растерянно, немного испуганно, конечно же, из-за выпитого алкоголя, глядя на протянутую руку. С другой стороны, эти сомнения были лишь подсознательной попыткой потянуть время. На самом деле Лукас для себя все уже давно решил. Еще когда согласился остаться с Хиро в розарии. И теперь просто испытывал смесь страха, трепета, растерянности и какой-то обреченности, как когда-то, когда сдавал экзамен в переходном классе. КОгда ты стоишь перед дверью кабинета, понимая, что вместо подготовки проболтался с друзьями на улице и прекрасно осознавая, что ты не готов к тому, что последует. Но вместе с тем еще лучше понимая - назад дороги нет. Мотнув головой, от чего светлая челка упала на глаза, юноша подарил парню очередную улыбку и вложил свою руку в его, мягко сжимая пальцы. Вот и сейчас - дороги назад уже не было.

Хироки, Лукас --> Апартаменты Сакураи Хироки

Отредактировано Лукас фон Хильдебрандт (2010-06-02 23:44:40)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Сады и парки » Розарий