Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Апартаменты Сакураи Хироки


Апартаменты Сакураи Хироки

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

гостиная
http://www.chaoslend.ru/themes/chaoslend/images/articles/malenkaya-gostinaya1.jpg
спальня
http://www.grafamania.net/uploads/posts/2008-10/1223813049_200713120481851999-copy.jpg
ванная
http://prodomik.ru/i/15/3.jpg

2

Лукас, Хироки <<<<Розарий

Сакураи знал, что мальчишка согласится пойти с ним еще до того, как тот взял его за руку. Лицо сказало обо всем за него.
- Как забавно иногда получается. Ты почти все время молчишь, но при этом у меня не возникает ощущения, что наше общение односторонне. Твои глаза, губы, и прочие подверженные эмоция мышцы лица отвечают за тебя. Причем, весьма красноречиво и развернуто.
Хироки открыл дверь номера и, небрежно толкнув ее рукой. пропустил парнишку вперед, после чего вошел сам.
- Располагайся. Чувствуй себя как дома...Хотя, ты пожалуй, тут в большей степени "дома", чем я. - не удержался японец от того, чтобы не съязвить, но все же не стал зацикливаться на этом развлечении, дабы не портить раньше времени настроение своему подопытному.
Пройдя через комнату, надо признать, обставленную весьма не дурно и по счастливому стечению обстоятельств удовлетворяюще его собственному вкусу, юноша открыл окно.
- Если что-нибудь захочешь - говори, не стесняйся...Здесь можно получить все, если верить слухам, так? Кстати, давно ты здесь? - риторический вопрос, брошенный невзначай, целью которого было вывести разговор в нужное русло.
Но еще более интересен был тот факт, что светловолосый мальчик, похоже, тоже чего-то от него ждал. Это было видно и по позе парнишки, и по тому, как двигались уголки его губ, об этом же говорил взгляд Лукаса, устремленный сейчас на собеседника.
Сакураи прошел к бару, покопавшись там не дольше минуты, пока изучал содержимое, и извлекая оттуда бутылку какого-то, надо признать, неплохого вина.
- Тебе не предлагаю - шутливо улыбнулся Хиро, наливая немного алого напитка в стакан и устраиваясь в кресле, закинув ноги на стоящий рядом стол.
Чисто американский бескультурный жест совершенно не сочетался с его восточной внешностью и выглядел не столь не подобающе, сколь несколько диковато в его исполнении.

3

Когда они дошли до комнаты клиента, Лукас окончательно перестал, выражаясь словами все того же клиента, смущаться, стесняться и прочее и прочее. Просто смирился со своей участью и решил получить максимум удовольствия из сложившейся ситуации. Так что когда юноша переступил порог помпезно обставленной комнаты, он начал вполне непринужденно улыбаться. Впрочем, настороженность и ожидание из взгляда никуда не исчезли, лишь притаились в самых уголках глаз.
На откровенную усмешку по части "дома", Лукас ответил такой же - немного язвительной, немного холодной, то по-прежнему беззвучной. Только уголки губ дернулись, изображая вышеупомянутую эмоцию, да на носу появилась легкая морщинка.
...о, скажу, обязательно скажу, не сомневайся... если ты мне дашь листок и бумагу, кстати... пора бы уже и попросить эту дрянь, мне надоело тупо улыбаться...
А вот это было странно. Лукас был вовсе не против общения, даже наоборот - очень даже за. Но любая попытка выдавить из себя хотя бы звук оканчивалась провалом. Даже стонать не получалось. Усмехнувшись как-то не к стати возникшей мысли, мальчик проследил за передвижением японца по комнате, а потом беззвучно фыркнул, когда тот вытащил вино - Хиро был прав, алкоголя на сегодня было вполне достаточно.
...и вот чего ты ждешь, а?.. чего ты вообще сейчас от меня ждешь? что я должен сделать? с чего начать... что ты хочешь?..
Мысли завертелись в голове, в то время, как взгляд блондина ощупывал худенькую фигурку. А несколько минут спустя мальчик не нашел ничего лучшего, как подойти к клиенту, обогнув диван и остановившись сзади, опустить ладони на его плечи, легонько массируя мышцы, наклониться, опаляя дыханием ухо, коснуться губами шеи, привлекая внимания, а когда парень наконец поднял на него взгляд, невинно улыбнуться, выпрямив ладонь, "чиркнув" по ней пальцами, изобразив на лице совсем уж невинную улыбку и вопросительный взгляд. Искренне надеясь, что мужчина поймет его просьбу.

4

Сакураи не двигался с места, просто молча наблюдая за действиями парнишки.
Похоже, юноша немного расслабился и освоился, попривыкнув к новому клиенту в его лице, или же просто смирился со своей участью. Еще точнее - заставил себя с ней смириться. О последнем говорили глаза, немного пьяные, при этом грустные, светлые и, надо признать, довольно красивые. По непонятной причине, Хиро всегда предпочитал светлоглазых. Возможно, ввиду того, что его собственные карие глаза, ежедневно отражающиеся в зеркале, делали этот цвет привычным.
Мальчишка уже в который раз мило поулыбался, все так же молча. Затем поднялся с места и обошел Хиро со спины.
- Присматриваешься? Ну и как впечатления? - раскосые карие глаза безразлично проследили за передвижениями юноши. Хиро сделал пару небольших глотков из бокала.
Внезапное ощущение чужого прикосновения к плечам также пока было проигнорировано.
- А все-таки ты шлюха? Раз первое, что ты пытаешься сделать - это ублажить? - на лице азиата появилась легкая усмешка, причем, несколько недобрая.
Впрочем, задержалась она там не дольше пары секунд, ввиду того, что Лукас отвлек внимание на себя, показав тот же жест, что и во время аукциона.
Брови Сакураи на мгновение приподнялись вверх.
- Снова писать? Значит, ты все-таки не разговариваешь. Чудно...ну да ладно. Со мной это и не обязательно. А тишина иногда очень умиротворяет.
- Ты хочешь, чтобы я и по тебе тоже поводил стилетом? - Хиро изобразил самое что ни есть искреннее удивление и заинтересованность, однако, решил не мучить парня дольше минуты, и, рассмеявшись, неспеша поднялся с места, подходя к столу, из ящика которого вскоре были извлечены бумага и ручка, явно достаточно дорогая.
Оставив вышеозначенные предметы на столе, японец вернулся на прежнее место, снова расслабленно устроившись в кресле и налив еще немного вина в бокал.
- Не очень приятное на вкус, но достаточно сносное, чтобы пить. - констатировал юноша - Почему ты не разговариваешь? - карие глаза азиата переметнули на блондина вопросительный взгляд.

5

Кажется, молодой мужчина не верно истолковал его жест. По крайней мере последовавший за ним вопрос заставил ошарашенно уставиться на его автора. Нет, конечно шрамирование и все такое это круто, но применять это на собственной шкурке Лукас бы не хотел. Впрочем, пока ему это и не светило - Хиро рассмеялся, давая понять, что всего лишь пошутил, чем заставил мальчика сморщить нос и даже как-то обиженно надуться, разумеется, снова из-за выпитого алкоголя, а потом все же вручил ему требуемое.
...спасибо...
Шепнув одними губами улыбнулся, взяв со стола оставленные для него бумагу и ручку. Этот жест, то, что Хиро положил требуемое на стол, а не отдал лично в руки, заставил немного нахмуриться, отмечая в мужчине то ли брезгливость, то ли просто осторожность, но потом Лукас выкинул эти мысли из головы, снова улыбнувшись, когда японец заговорил, а слова про вино вообще порадовали.
...а мне казалось у тебя достаточно денег, чтобы не давиться вином, которое тебе не нравится...
Эти мысли юноша конечно же, оставил при себе. Тем более последовавший далее вопрос заставил нахмуриться и невольно вздрогнуть, когда события того злополучного дня вновь встали перед глазами, но мальчик довольно быстро справился с собой, а на лице снова сияла улыбка.
"Вас волнует моя молчаливость? Не волнуйтесь, это не заразно. Тем более я не буду надоедать вам глупой болтовней..." - быстро нацарапав на бумаге, очаровательно улыбнулся, и, дождавшись, когда Хиро прочитает это, продолжил свои письмена. - "Кстати о вашем стилите... Вы не похожи на человек, который ради забавы причинит боль другому, так почему? С тем мальчиком?" - на ответ Лукас, правда, не надеялся, но вдруг...

Отредактировано Лукас фон Хильдебрандт (2010-06-04 23:08:25)

6

Забавно. Блондинчик, как выяснилось, все же стремился к общению, только вот, ввиду его...Хироки даже толком еще не решил, как называть для себя это обстоятельство, попросту остановившись временно на слове "дефект". Так вот, ввиду этого самого "дефекта", подобное его рвение к общению выглядело несколько ленивым и неуверенным.
Лукас прошел к столу, взяв письменные принадлежности и, судя по выражению его мордашки в этот момент, явно будучи чем-то не особенно доволен. Впрочем, последнее Хироки мало волновало, да и, к тому же, это выражение недовольства исчезло с лица парня почти так же быстро как и появилось на нем.
Блондинчик принялся что-то строчить на листе бумаги, после чего продемонстрировал Сакураи написанное.
- Сарказм у тебя присутствует - чудесно. Не люблю людей, лишенных понимания данного аспекта.
Собственно, нелюбовь эта была всегда взаимна, поскольку Хироки редко мог удержаться от очередной язвительно ремарки в адрес собеседника, если таковая вдруг приходила в голову.
- А вот с дальновидностью - похуже. Может у меня глаза от чтения устают, об этом ты не задумывался? - впрочем, данные мысли Сакураи оставил при себе. Они не имелт какой-либо большой смысловой ценности, а потому не стоили того, чтобы быть озвученными вслух.
Куда интереснее было сейчас наблюдать за поведением нового субъекта в своем на данный момент самом ближайшем окружении. И даже факт нарастающей усталости после по сути уже второй бессонной ночи не мог испортить сего удовольствия.
Раскосые глаза пробежались по очередным написанным и обращенным к нему строчкам. Пухлые губы азиата слегка растянулись в неком подобии улыбки.
- Я отвечу на твой вопрос, если ты не станешь и далее игнорировать мои. Если я что-то спрашиваю, значит мне это интересно. Ну или "волнует", как ты только что изволил выразиться. Так что, давай попробуем еще раз. Можешь не вдаваться в подробности. Мне просто интересно, почему. И насколько давно. Ум? - непринужденная интонация и столь же непринужденный взгляд, обращенный на собеседника, в то время, как юноша в очередной раз слегка пригубил вино из отдраенного до блеска бокала.

7

...упрямый...
Промелькнуло в голове вместе с легкой улыбкой, появившейся на губах, впрочем, тут же сменившейся такой же легкой усмешкой.
...только вот я все равно не смогу ответить на твой вопрос. по крайней мере полностью...
"В детстве мы называли подобную игру "Вопрос - ответ"" - губы расплылись в очаровательной невинной улыбке. - "Правила у нее, правда, были несколько другие скорее всего, но суть от этого не меняется..." - снова эта же улыбка, тот час уступившая место усмешке. - "Но мне придется вас разочаровать. Даже врачи не знают - "почему". Вернее, они пытаются замаскировать это незнание серьезными, умными и громкими терминами, но результат в итоге не меняется - причину они не знают. В противном случае мы бы, наверное, так сейчас не разговаривали" ...да и меня бы, наверное, тут сейчас не было... - снова усмехнувшись, посмотрел на мужчину. - "Вот со вторым вопросом проще. Четыре месяца. Плюс минус пару дней".
Если с первым вопросом было легко, то перед ответом на второй юноша запнулся на некоторое время, подсчитывая, сколько времени он уже проводит в тишине. Месяц - валялся в клинике, потом появление дяди, оформление бумаг, еще около трех месяцев он жил во Франции, и... пару дней тут. Получалось и правда четыре месяца плюс-минус. А вот с "было-не было" Лукас все же предпочел не задумываться, позволив этой мысли лишь скользнуть где-то на краю сознания. Конечно, было интересно, как сложилась бы его жизнь сейчас, не потеряй он способность к вербальному общению, но... Что-то мальчику подсказывало, что вряд ли бы что-то сильно изменилось - он бы точно так же был вынужден переехать к дяде, и точно так же... Хотя нет, тогда бы он пошел учится. И вряд ли бы стал искать работу. Или все же стал бы?.. Но не работу массажистом, определенно... Мотнув головой так, что волосы упали на глаза, тем самым заставляя себя переключиться с этой мысли на действительность, Лукас вновь обратил свое внимание к клиенту.
"Так почему? С тем мальчиком"?
Повторил вопрос, все же надеясь получить на него обещанный ответ. Хотя, если быть честным, сейчас Лукаса интересовало несколько другое - "что вы от меня хотите", вот те слова, которые хотелось бы спросить у мужчины. Но подсознание не давало этого сделать. Просто опасаясь таким образом приблизить это самое, что клиент хочет. Глупо, конечно. Во-первых, потому что как ни отдаляй, все равно случится, а во-вторых, это-то ему и надо было, разве нет? Сначала позволить сделать с собой все, что заблагорассудится японцу, а потом постараться затеять свою игру.

8

Сакураи пробежал глазами по очередным накарябанным строчкам, ловя себя на мысли, что подобный способ общения начинал его забавлять. Или же, просто сработало понижение градуса, что было маловероятно.
- Выходит, твоя проблема - чисто психологическая. Это радует: было бы обидно, если бы у тебя был отрезан язык, к примеру... - пространно рассуждал Хиро, смотря куда-то за окно на простирающийся за ним, откровенно признаться, довольно скучный пейзаж.
Иллюзия спокойствия и исполненного правильности великолепия. величия...ну, разве что богатство данного заведение этот пейзаж несомненно отражал.
- Интересно, это исправляется? Ладно, я здесь в любом случае не за тем, чтобы копаться в прошлом этого парнишки, выясняя причины его немоты. Хотя, если время позволит, было бы любопытно заняться.
Лицо блондина выражало скрытую тревогу. Словно, мысли мальчика сейчас были заняты совершенно иным, нежели его тело, действовавшее сейчас под контролем своего хозяина, но в большей степени его рассудка, нежели истинных желаний.
Хиро перевел взгляд на поверхность стола перед собой, наблюдая за отражающимися от него отблесками света.
- Мне не доставило удовольствия причинять ему боль. - спокойно отозвался Хироки, когда пришла его очередь отвечать на вопрос - Я сделал это потому что это было заданием, которое нужно было выполнить. Не самым приятным. Но возможным. На нем. Потому что они дали мне право выбрать жертву. Он подошел.  - миндалевидные глаза теплого и манящего кофейного цвета снова переметнули взгляд на Лукса - На тебе я бы не стал рисовать. - Хиро осушил одним глотком оставшееся в бокале вино и несколько недовольно поморщился.
- Нет, все же оно слишком сухое - рука парня уверенным жестом отставила бутылку в сторону.
- Ты здесь недавно, я прав?

9

На предположение отрезанного языка, Лукас лишь ухмыльнулся. А сам язык неосознанно пробежал по пересохшим губам, одновременно увлажняя и демонстрируя Хиро, да и своему хозяину тоже, собственное наличие. Впрочем, уже через минуту Лукасу пришлось отвлечься от собственных мыслей и сосредоточиться на ответе Хиро, который, если честно, блондин и не ждал услышать. И, который, кстати, мальчика немного поразил, ибо он ожидал услышать другое. Так же, как и не ожидал, что японец упомянет его в данном контексте. А уж о том, что тот факт, что на нем рисовать бы не стали, изумил до крайности, заставив удивленно  вскинуть светлые брови и снова потянуться за бумагой.
«Почему не стали бы? Или считаете меня не достаточно хорошим холстом для таких целей?»
Чуть усмехнувшись, уже собирался вернуть бумажку, но японец задал свой вопрос, заставивший вновь взяться за ручку.
«Да, я здесь всего несколько дней. А… в такой ситуации вообще первый раз». – на губах появилась легкая улыбка, а на скулах – румянец, кстати, вполне искренний. И нет-нет, Лукас не пытался набить себе цену, просто обрисовывал мужчине ситуацию. Хотел еще приписать, что данный факт не уменьшает его возможности, но в последний момент передумал, решив, что это будет совсем уж по-блядски. – «Мсье Хиро, простите мне мою наглость и следующий вопрос, но… какая цель заставила вас пригласить меня к себе?»
Чуть улыбнувшись, передал записку мужчине, а сам взял отставленную в сторону бутылку вина, пробегаясь глазами по этикетке. Конечно, нельзя сказать, что Лукас прямо так уж хорошо разбирался в алкоголе, ему просто стало интересно.
«Вы предпочитаете что-то более сладкое? Насколько я знаю, в замке есть отличные десертные вина, тогда вам лучше обратить свое внимание на них. Я, правда, их не пробовал, так что за правду высказывания выше ручаться не могу, но многие гости их хвалили на аукционе. Слышал краем уха».
Улыбнулся, передав японцу следующий листочек.

10

Хироки взял из рук блондина бумажку с очередной репликой. Карие глаза проследили за движением язычка, вызвавшим на лице Сакураи улыбку.
- Значит, все-таки есть. И ты весьма эротично с ним управляешься.
Юноша снова одарил парнишку пристальным взглядом.
- Не хорошим и не плохим. Просто неподходящим. Тебе такой ответ не по нраву? - кофейные глаза лукаво блеснули.
Очередное послание и смущенный вид невольника умиляли. Хотя, был ли он уже на 100% уверен в том, что все эти мальчики здесь находились не по доброй воле?
- Выходит, ты еще девственник. Заметно. И занятно. Попробуем поиграть?
- А как ты думаешь? Зачем я мог пригласить тебя и есть ли у меня цель вообще? Ты же знаешь, что далеко не каждый из совершаемых человеком поступков имеет под собой какую-то конкретную цель. - в течение нескольких секунд пытливый взгляд азиата пронизывал собой парнишку, после чего Сакураи неспешно поднялся со своего места, отойдя к окну и теперь смотря куда-то вдаль.
- Но у тебя она есть. Это написано на твоем лице.
Еще одна надпись на листке бумаги, подвергшаяся совершенно не интересующемуся ее значением взгляду. Мысли юноши уже были заняты совершенно иным.
- Я предпочитаю виски или шартрез. Но спасибо тебе за совет. Как-нибудь попробую, если задержусь здесь надолго. Обязательно приглашу тебя составить мне компанию. - японец слегка усмехнулся, внезапно резко оборачиваясь и, сделав шаг навстречу блондину, приподнял его лицо за подбородок, смотря в глаза.
- Так какая? Умм? - лицо азиата находилось сейчас настолько близко от лица мальчишки, что он мог чувствовать его дыхание и даже ощущать аромат недавно выкуренных сигарет вперемешку с опробованным несколькими минутами ранее вином - Я могу сделать предположение, но интереснее услышать это от тебя. Как знать, вдруг наши цели окажутся взаимно полезны...

11

На подтверждение того факта, что язык у него имеется в наличие, Лукас лишь широко улыбнулся, продемонстрировав блые ровные зубы - все с дефектами в такое место либо не брали, либо эти самые дефекты тут же устраняли, а уловив взгляд, проследивший за движением языка, юноша мысленно довольно усмехнулся - все же этого маленького японца удалось пронять, хотя и не специально. Если так пойдет и дальше, его вполне можно будет использоваться для осуществления собственного плана. Отлично.
На ответ по-поводу возможности использования себя любимого в качестве холста нательной живописи, Лукас только беззвучно фыркнул. Такой ответ удовлетворял, но нельзя сказать, что понравился. Все же отклонись он в положительную или отрицательную его оценку, как будущей картины, было бы куда лучше - мальчику интересно было услышать причины, почему он подходит или не подходит. Но... не задалось. Впрочем, это не слишком сильно разочаровало, так что блондин только кивнул, вновь обнажая зубы в улыбке и демонстрируя морщинку на носу.
А вот дальше начиналось самое интересное. Внимательно выслушав ответ на свой вопрос, Лукас издал очередной беззвучный фырк, не менее внимательно рассматривая неожиданного клиента. И лишь когда Хиро внезапно заговорил о целях самого Лукаса, глаза оного на секунду расширились в недоумении ...откуда он знает??.. Но лишь слегка. Мальчика было не так-то просто сбить с толку, даже сейчас, когда он был, мягко говоря, не совсем трезв.
...написано на лице?.. что за глупости?.. или это попытка взять на испуг?.. нет, не выйдет.. мне уже ничего не страшно... ну или почти ничего...
Ответно усмехнувшись на обещание пригласить на распитие недавно разрекламированного вина, Лукас хотел уже настрочить очередное послание, но был остановлен самым наглым и неожиданным образом. Японец как-то резко оказался рядом, его пальцы как-то резко сжали подбородок, а лицо как-то резко оказалось рядом, настолько рядом, что губ Лукаса коснулась чужое дыхание, а обоняние уловило аромат винограда, использованного для приготовления вина, которое Хиро только что пил. На скулах тот час же, самопроизвольно, появился легкий румянец, язык вновь пробежал по губам, взгляд стал немного растерянным, но прозвучавший немногим после вопрос быстро вернул Лукаса в реальность, давая возможность взять себя в руки.
...зачем спросил?.. просто интересно?.. или пытается вывести на чистую воду... засланный казачок?.. да нет, вряд ли... и так понятно, что мы спим и видим, как послать это райское место к чертям в ад, так что вряд ли нужно лишнее подтверждение... с другой стороны - в моем случае оно будет письменным... - усмехнувшись, Лукас осторожно вывернулся из хватки, сжав в пальцах ручку. - ...так зачем?.. ты тут тоже с какой-то другой целью?.. поверить и сказать правду... или солгать, м?..
Улыбнувшись уголками губ, опустил глаза, забегав ручкой по бумаге, а спустя минуту протянул парню исписанный листок.
"Какая цель может быть у меня? Ну конечно же доставить удовольствие моему клиенту и уйти на заслуженный пару часовой отдых, до второго, третьего и так далее..." - короткая беззвучная усмешка и явно читающийся сарказм во всей фразе. - "А какая же еще? Тем более - вы уже ее знаете. Так что может озвучите, м? Мне интересно - насколько ваши суждения близки к истине. А еще интереснее - чем мы можем друг другу помочь..." - и вновь очаровательная, невинная улыбка. Как будто и не он вовсе язвил пару секунд назад.

Отредактировано Лукас фон Хильдебрандт (2010-06-21 23:36:29)

12

Мальчишка не был готов к наступлению со стороны своего на первый взгляд меланхолично-равнодушного клиента. Этот факт с успехом показали и расширившиеся на мгновение зрачки и ярче проявившиеся на шее жилки.
- Ага, а ты, похоже, надеялся, что у тебя все под контролем, и я благополучно куплюсь на твой соблазнительный язычок? Выходит, тебе нужно, чтобы мы сблизились? Любопытно, для чего. На любителя секса не по любви ты не очень тянешь. - на лице юноши по-прежнему не отражалось ни единой эмоции, кроме нарастающего интереса с оттенком азарта в карих глазах.
Блондинчик тем временем принялся ваять на бумаге ответ на заданный Сакураи вопрос. Однако, вместо ответа получилась в самом, что ни есть прямом значении этого слова, отписка.
Юноша отложил исписанный листок в сторону.
- Для того, чтобы оказывать друг другу содействие, необходимо доверие. А этого я пока в тебе не вижу. И никакого удовольствия ты мне доставить не хочешь. На данный момент ты хочешь оголить свой и без того едва прикрытый зад и отмучиться с определенной целью. В ней я не уверен. Пока.
Хироки отошел от парня снова непринужденно опустившись в кресло и закинув ногу на ногу.
- Дать тебе возможность попытаться? Пожалуй. Интересно, что ты будешь делать...
- Так что, ты будешь меня радовать своим присутствием, или можно вызвать кого-нибудь, кто сопроводи тебя в твои апартаменты? - раскосые глаза сверкнули темно-карим блеском.
- Ну вперед, малыш.

13

Интерес, азарт. И только лишь. Еще несколько секунд взгляд юноши метался по лицу японца, выискивая там еще хоть какие-нибудь эмоции, но так ничего и не нашел. Глаза на секунду потухли, но тут же вспыхнули вновь - Лукас не привык легко сдаваться. Не здесь и не сейчас. А то, что он не ошибся в этом человеке, только лишний раз подтверждало его интуицию и чувство людей. Что давало надежду на то, что и к этому конкретному индивидууму он найдет ключик. Правда, в голове на долю секунду мелькнула мысль, что если бы торги за него выиграл господин в белом, сейчас было бы проще, но эта мысль пропала, стоило только вспомнить о том, что вообще-то его никто и нигде не выигрывал. На аукционе пришлось самовыкупаться. А вот воспоминания об этом самом самовыкупе едва не заставили поежиться. Но Лукас тут же отложил невеселые мысли в сторону, понимая, что сейчас просто уйдет в привычный сопутствующий этим воспоминаниям астрал, и расплылся в улыбке, которая даже не дрогнула, когда молодой мужчина заговорил, хотя каждое его слово, подобно бичу, било сейчас по оголенным нервам своей правдивостью. Да – он не доверял мужчине. Да – он ни на йоту не горел желанием доставлять ему удовольствие. Да – он хотел просто по-быстренькому отмучиться. НО. Лукас не собирался просто так упускать свой шанс. Именно поэтому мальчик покачал головой, когда японец «предложил» ему удалиться в собственные апартаменты.
…ну уж нет… я не для того сюда шел, чтобы из-за одной неудачи уйти… не на того напали, мсье Хиро…
Правда, что делать дальше Лукас не знал. А потому просто решил положиться на собственные инстинкты. Прикрыв на долю секунды глаза, блондин вновь посмотрел на японца, но уже другим взглядом. Сейчас перед ним был не просто человек, который помог бы сам того не осознавая выбраться ему на свободу, сейчас перед ним, в кресле находился: а) его клиент, которого он не имел права разочаровать, б) объект для исследования, одна из японских загадок, кроссвордов, который хотелось разгадать.
Взгляд из безразлично-настороженного стал изучающим, улыбка из наигранной превратилась в искреннюю, возможно – немного услужливую, возможно, немного соблазнительную. Пальцы отвели челку с глаз, убрав ее за ухо, а сам юноша сделал несколько шагов по направлению к японцу, пока не остановился около его кресла. Секундная заминка, и вот Лукас уже оседлал колени Хиро, когда тот, явно автоматически, убрал ногу с ноги. Еще одна заминка и мальчик наклонился чуть ближе, так, что, казалось, смешивались дыхания обоих молодых людей. Но сделано это было без какой-то задней мысли, Лукас просто изучал. Сначала одним взглядом, потом пальцами – провел подушечками по бровям, чуть приглаживая, очертил скулы, спустился на губы, продолжая прослеживать контуры лица ровно столько, сколько позволял ему мужчина, который, кажется, в свою очередь изучал его. Затем пальцы скользнули на шею, приласкав кожу, начали мелено расстегивать рубашку, чуть приспустили ее с плеч и провели вдоль мышц, на этот раз уже профессиональным жестом и с профессиональным интересом. А секундой позже, отдавая дань курсам массажа, которые Лукас успел пройти, блондин начал осторожно разогревать мышцы, как будто если бы собирался сделать массаж.

14

Лукас молчал. Точнее, молчал-то он всегда, и это уже не было чем-то выходящим за рамки нормы их сложившегося общения, но сейчас молчало и его лицо, на котором отражался лишь явно сложный мыслительный процесс. Сложный, скорее, в моральном плане. Мальчишка снова начал борьбу с самим собой и...гордость в этой борьбе явно проиграла.
Благополучно нацепив на себя маску развратности, блондинчик принялся за работу. да, именно так Лукас похоже сейчас и воспринимал все происходящее - работа, которую он должен выполнить, чтобы получить зарплату. Последняя была наиболее интересной.
- Занятно. И насколько тебя хватит, учитывая, что ты явно не опытен? - с легкой насмешкой вопрошали устремленные на сидящего на его коленях Лукаса глаза.
Пока азиат позволял прикасаться к своему телу, ласкать себя, впрочем эти ласки не вызывали сейчас ни моральных, ни физических эмоций. Этому смуглому стройному телу уже давно все приелось, как и взгляду и, наверное, разуму.
- Не повезло тебе с первым клиентом, малыш...Тебя стоило бы подложить для начала под какого-нибудь только-только вышедшего в свет папенькиного сынка с кучей денег и абсолютным незнанием куда их потратить. А они сразу на аукцион...Хотя, мордочка, конечно, располагает.
- Неплохо. Хотя, конечно, не спа-салон. - констатировал юноша по истечении минут десяти, когда подобные ласки окончательно наскучили. - Извини, если покажусь грубым, но ты должен привыкать к тому, что далеко не все здесь будут в восторге от подобного. Искушенность - ужасная вещь. Она делает мир скучным. А тебе придется к этому миру приспосабливаться, так или иначе, изучать, что по нраву этому маленькому скрытому в стенах вашего замка мирке. - Сакураи равнодушно отстранил руки Лукаса от себя, заставляя слезть с колен и поднялся с места, неспешно пройдя к столу, на котором мирно тлела аромолампа.
- Прежде чем ласкать тело, ты должен приласкать взгляд. Иногда просто веснушчатого голубоглазого лица для этого мало. - Хиро извлек из ящика стола три листа белой бумаги и отточенными движениями принялся создавать из них простенькую оригами - лилию.
- Я говорил тебе, что ты напомнил мне на этом аукционе танец цветка и пламени? Попробуешь повторить? - легкая усмешка в карих глазах и танцующий в них блеск не обещали ничего особо хорошего, впрочем, ни на что страшное они тоже не намекали - Правила просты. Бумага будет гореть, ты будешь держать ее до самого конца, так, чтобы это было эстетично. Ты должен двигаться. Можешь танцевать, можешь просто менять позы, но это должно быть интересным. В конце я хочу видеть только пепел, то есть, сгореть должно все, без остатка, и если пламя обожжет тебя...я не должен заметить, когда тебе станет больно.
Очаровательно улыбнувшись, Сакураи вручил мальчишке незамысловатое произведение искусства.
- Если все получится, ближе к вечеру сходим прогуляться...за территорию.
Хироки был почти на 100% уверен в том, что цель у парня была сама простая - об этом говорила его реакция, его глаза...Японцу был мало интересен танец с горящей бумагой, куда больше его занимала мысль, предпримет ли это белокурое создание попытку бежать, почувствовав глоток свободы.

15

…ну конечно это – не спа-салон… а вы что хотели?.. тут нет даже массажного масла, не говоря уж об ароматических, полотенцах, лежанках и прочей атрибутики… впрочем, если мсье желает, то тут есть кабинет массажа… можем переместиться туда, и я покажу все, на что способен…
Впрочем, это осталось лишь мыслями по вполне понятным причинам. А тянуть за бумагой сейчас совершенно не хотелось. Даже не смотря на то, что по истечении «сеанса» массажа его бесцеремонно отправили обратно на пол. Выпрямившись, Лукас молча наблюдал за японцем, чуть склонив голову к плечу и слушая, что тот говорит, в то время как в голове роились мысли и ответы почти на каждое слово мужчины.
…давайте скажем, что от «подобного» тут вообще в восторге не будет никто… почему – даже объяснять не надо… ибо это не массаж, а так… способ убить время… - на губах появилась усмешка, а в глаза сверкнули насмешливые искорки. - …и вы сами это прекрасно понимаете, так что не нужно меня успокаивать или что вы там пытаетесь сделать… …что же касается искушенности… - взгляд окинул азиата с ног до головы, а насмешка сменилась легкой улыбкой. - …может я и девственник, но вовсе не дурак… так что можете не озвучивать прописные истины… - снова усмехнулся, сдувая челку с глаз. - …и я приспособлюсь, мсье Хиро… я уже научился приспосабливаться к любым ситуациям… и эта не станет исключением…
Проследив за перемещением Хиро по комнате, немного удивленно вскинул брови, когда тот вытащил листок бумаги и начал складывать из него оригами, а потом и вовсе фыркнул на очередную «проповедь».
…интересно, почему вы меня учите?.. вам же плевать на профессиональность местных мальчиков, разве нет... или, затачиваете под себя?..
Усмехнувшись, забрал у мужчина лилию, повертев ее в руках, погладив пальцами бумажные лепестки. Взгляд тем временем следил за клиентом, приобретая все более и более удивленное выражение по мере того, как японец озвучивал свои пожелания по части дальнейшего проведения вечера.
…эстет во всем?..
Усмехнулся, чуть прищурившись. Раздумывать над предложением Лукас даже не стал, выбора у него все равно не было. А вот прогулка за территорию заставила сделать стойку. Сердце на секунду остановилось и подскочило куда-то к горлу, чтобы в следующую секунду вернуться на место и испуганно забиться – тон и выражение глаз, с которым это было сказано, ясно давали понять, что Хиро… понял его намерения. Рассекретил. Догадался… На мгновение в глазах мелькнула паника, но Лукас тут же заставил себя успокоиться. Ладно, японец знает его планы. Но это еще ничего не значит. Он все равно своего добьется. Пусть ни в этот раз, пусть не с этим клиентом. Но добьется. А этот раз все равно не стоит упускать. Поэтому блондин лишь кивнул, улыбнувшись уголками губ, и подошел к стоящей на столе аромалампе.
В принципе, описанное Хиро не пугало. Да, с огнем шутки плохи, но вряд ли он получит какие-то серьезные ожоги. Нет, не обжечься вообще конечно же не реально, но, ничего, потерпит. Беспокоило другое – тогда, на сцене, когда он изображал свою маленькую импровизацию, он испытывал определенные чувства. И эти самые чувства и позволили ему… станцевать. Сейчас же… Сейчас Лукас не знал, что и как изобразить. Да еще без музыки. А просто изящно махать руками и ногами не хотелось.
…ладно, не паникуй… в процессе поймешь… а сейчас закрой глаза и просто расслабься… ты всегда был чувствительным и чувственным мальчиком… вот и покажи сейчас эту свою чувственность…
Глубоко вздохнув, Лукас закрыл глаза, прислушиваясь к себе, выискивая в душе чувства, которые можно сейчас продемонстрировать и стараясь услышать мелодию, под которую можно станцевать. Примерно в такой позе юноша провел минуты три. Пока в его сознании окончательно не оформился образ, от которого он надеялся почерпнуть все необходимое сейчас для выполнения задания. Открыв глаза, блондин улыбнулся с интересом наблюдающему за ним Хиро, разулся, справедливо рассудив, что с босыми ногами будет изобразить что-то проще, чем в сандалях, поднес бумажную лилию к огню свечи, поджигая, разместил ее на ладони, подобно цветку лотоса, снова закрыл глаза, вновь прислушиваясь к себе, и приступил к выполнению программы, предварительно щелкнув выключателем и погасив верхний свет.
Перед глазами встал образ его первой любви. Как не странно – девушки. Миловидной, с фарфорово-бледной кожей, шелковистыми рыжими волосами, россыпью веснушек на носу и скулах, огромными зелеными глазами, длинными ресницами и нежным изгибом губ.  Хотя, наверное, это нельзя было назвать любовью во всем значении этого слова – сексуального влечения не было. Была лишь нежность, тепло, желание заботиться и защищать. И боль и разочарование, когда ее семья переехала в другой город и общение между двумя людьми окончательно сошло на нет.
Вот все это Лукас и постарался передать, используя весь свой резерв чувственности, гибкости и пластичности. Вообще, происходящее далее было мало похоже на танец в общепринятом смысле это слова. Скорее набор движений – пластичных, медленных, гибких и плавных. Настолько плавных, что начало последующего казалось продолжением предыдущего. Разместив изначально лилию на ладони, Лукас так больше и не менял ее положение, лишь изредка перекладывая с руки на руку, стараясь двигаться и изгибаться так, чтобы ладони, вместе с огненным цветком, были направлены вверх. С каждой секундой все сильнее разгорающееся пламя озаряло то лицо, то шею, то всю фигуру юноши, опаляя своим горячим дыханием, через минуту уже начиная обжигать. Но условия были озвучены вполне ясно, поэтому то, что Лукас испытывает боль, можно было понять по, разве что, участившемуся дыханию юноши. Горящая лилия продолжала танцевать в руках блондина, перемещаясь из одной в другую, давая временную передышку, выгибаясь и извиваясь вместе с ним, иногда проходя в опасной близости от кожи или волос, иногда норовя упасть с руки, но блондин всегда успевал вовремя сменить положение, чтобы цветок оставался на ладони. Жар с каждой секундой становилась все ощутимее, боль – все сильнее, до того, что перед глазами стало мутно от невольно выступивших на них слез, но во время очередного движения мальчик умудрился незаметно вытереть влагу с ресниц, продолжая свой «танец» до тех пор, пока на красной от ожога ладони не осталась лежать кучка пепла. Которую Лукас и предъявил мужчине с широкой улыбкой на чуть дрожащих губах, стараясь не думать о маленьких огненных иголочках посекундно впивающихся в его руку, где еще секунду назад цвел огненный цветок.

16

Мальчишка был смекалист. Во всяком случае, задание он понял, а его цель, судя по всему понял еще лучше, и, осознав всю прелесть своего возможного приза, был рад стараться.
Исполненные перед глазами элементы хореографии трудно было назвать танцем, но и просто красивыми движениями - тоже. Это была красивая, слаженная комбинация, по-своему изящная, по-своему малоопытная, но...Это было именно то, чего хотел Хиро, давая парнишке подобное задание. Естественное поведение, скрытая боль, переплетенные эстетикой и замешанные в один коктейль, представленный целиком и полностью его вниманию. Нельзя сказать, чтобы юноша был честолюбив, но Сакураи при этом и не был лишен честолюбия.
Представление было окончено. Хироки поднялся из кресла, сидя в котором наблюдал до сих пор за происходящим перед его глазами и, включив свет, подошел к блондину.
Легкая полуулыбка привычно коснулась его губ.
- Это было красиво. - констатировал Хиро, взяв парня за руку, на которой лежала кучка пепла, и сдул с покрасневшей кожи серую пыль, пахнущую почему-то какой-то сладимой гарью.
Довольно пухлые губы азиата коснулись внутренней стороны ладони Лукаса, оставляя на потревоженной пламенем коже несколько влажный поцелуев. Слегка подув на руку, японец отпустил ее. Хиро был согласен с мнением о том, что ласка после боли доставляет особенное наслаждение, как физическое, так и моральное, ввиду чего и решил немного поласкать обожженную огнем кожу.
- Ты честно заслужил прогулку. Более того, можешь даже выбрать, куда мы пойдем. Любое место - я все равно еще очень плохо знаю этот город...и его обитателей. - мгновенный едва заметный взгляд в глаза Лукаса вроде и не намекал ни на что, вроде продолжения вечера с более близким контактом, но при этом и не исключал подобной возможности, более напоминая собой маленькую ремарку между строк.
Повернувшись к блондину спиной, Сакураи открыл дверцу шкафа, извлекая оттуда одну из многочисленных шмоток - темно-серый пуловер на молнии.
- На улице слишком прохладно для твоего наряда. - равнодушно и даже несколько небрежно произнес азиат, на мгновение помедлив, закрывая дверь шкафа, и извлек из нижнего ящика пару перчаток расцветки под мрамор, которыми, откровенно говоря, пользовался довольно редко. Если парню не изменяла память, он приобрел их в каком-то бутике "до кучи" просто потому что понравилась на ощупь ткань.
Молча бросив их Лукасу с тем, чтобы тот облачил в них свои поджаренные ручки, Сакураи, не дожидаясь пока парень оденется, направился к двери.
Миновав ресепшн, задержавшись там лишь на минуту, чтобы гость из страны Восходящего Солнца, как гласили его фиктивные документы, выписал чек нужного номинала за пользование веснушчатым "Персеем", господа вышли на улицу.

>>>> Отдаленные Уголки Поместья -- Пещеры


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Апартаменты Сакураи Хироки