Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Студия (по совместительству спальня) стилиста


Студия (по совместительству спальня) стилиста

Сообщений 41 страница 55 из 55

41

Сердце забилось прерывисто и норовило вот-вот выскочить из груди, когда мужчина быстро, но плавно поднялся с кресла, приближаясь к Этьену и обнимающему его Шичи. Господин оттолкнул молодого невольника от Деланжа, и тот, наконец, смог вдохнуть полной грудью. Не спеша, мужчина освободил руки и ноги Этьена. Чтобы ускорить процесс кровообращения, молодой человек несколько раз поочередно сжал-разжал пальцы и тут же поморщился – легкое онемение сменилось неприятным покалыванием. Мужчина протянул руку, помогая Этьену подняться.  Ноги затекли от долгого пребывания в неестественной позе, и потому юноша был вынужден опираться на господина, в противном случае рискуя потерять равновесие. От резкой перемены положения в пространстве закружилась голова.
Что-то мне нехорошо. Впрочем, чего хорошего могло быть в этой ситуации? Лишь призрачная надежда на то, что конец кошмара близок, не давала Этьену окончательно отключиться и впасть в трансовое состояние. Мужчина развязал его, помог подняться… Возможно, он собирается оставить юношу в покое? Но шестое чувство (и природное чутье на неприятности) подсказывали, что так просто эти двое из апартаментов стилиста не уберутся. Придерживая Этьена за плечо, мужчина развернул его спиной и вкрадчиво поинтересовался:
- Ты боишься меня, Этьен?
Сознание юноши, по-прежнему, было слегка затуманено, однако, мысли начинали потихоньку проясняться. Боялся ли он этого человека? Безусловно. После всего произошедшего… То, что вначале самим Этьеном воспринималось лишь как игра, жестокая шутка, оказалось хорошо спланированной постановкой в духе комедии дель арте, в которой ему досталась роль вечно влезающего в передряги Пьеро вместо ожидаемого Менегино или хитреца Занни. Странным было то, что он позволил втянуть себя в это. Когда стерлась незримая грань, разделяющая театр и жизнь?
- Надо было играть сегодняшний образ в традиции Брехта, а не Станиславского, – усмехнулся про себя юноша, постепенно возвращаясь в привычное расположение духа, - тогда сейчас я смог бы глубоко выдохнуть, стряхнуть с себя руку этого человека и, нахально подмигнув ему, сказать: «Все, что вы сделали, не произвело на меня никакого впечатления и, вообще, я в любой момент могу позвать охрану и попросить их выдворить вас из студии». Но почему-то ничего этого не хотелось. Не выстроив защитный экран, Этьен прочувствовал все происходящее на себе, и, во многом, то, что он испытал, ему нравилось. Да, это унизительное, щемящее чувство собственной слабости и безволия доставляло ему совершенно особое удовольствие. Не было необходимости принимать решения, думать; почему-то вся ситуация с этим властным мужчиной во главе вызывала чувство того, что можно расслабиться и плыть по течению, не боясь, что вдруг, откуда ни возьмись поднявшийся ураган перевернет шлюпку. Да, эти люди сделали ему больно, не получив от него на то согласия, но они сумели вовремя остановиться, не переступив черту. Все было под контролем. Волна спокойствия разливалась по телу. Не хотелось, чтобы все заканчивалось вот так, прямо сейчас. Не хотелось оставаться одному.
Вряд ли мужчине и в самом деле требовалось услышать мнение молодого человека, в конце концов, реакция и так была написана у парня на лице. Однако, Этьен все же решил не злить господина зря и ответить:
- Да, мсье… Меня пугает ваша импульсивность и непредсказуемость и та жестокость, с которой вы предпочли указать мне на совершенные мною ошибки. Однако,… - тут Этьен осекся. Он хотел сказать: «однако, мне почему-то кажется, что я могу вам доверять»   , но решил, что это может спровоцировать обратную реакцию и предпочел промолчать.

42

«Однако?» - мысленно переспросил мужчина, но его уже мало интересовал ответ на этот вопрос. На самом деле он считал себя совершенно не импульсивным, непредсказуемым возможно, с этим поспорить он не мог, жестоким... только до определённой степени. Мысль зацепилась за то, что парень не ограничился согласием, а дал пояснения, - «То есть ты боишься не меня, а того, как я себя веду? Отлично!»
- Не нужно меня бояться, - прошептал Фрэд на ухо Этьену, прижавшись к его спине, давая возможность облокотиться, провёл рукой по его груди. Пальцы ощутили, как кожа парня, впитав в себя прохладу мраморной плитки с пола, стала почти такой же холодной, как и сам пол. Но впрочем, это не мешало насладиться прикосновениями к затвердевшим соскам, даже больше, дало повод, перевести наказание в немного другое оформление, если бы можно было так выразиться.
- Мне кажется, ты замёрз, тебя нужно согреть, - решив обозначить свои дальнейшие действия словами, произнёс Фрэд, неспешно разворачивая стилиста, боком к себе. Парень едва стоял на ногах, а в его глазах появилось что-то такое, чего раньше не было. Это что-то было вовсе не страхом, но в какой-то степени начинало нравиться. Придерживая за плечи, Фрэд подвёл Этьена к кровати и, немного подтолкнув его, уложил на спину. После чего, бросив мимолётный взгляд на Шичи, мужчина снял с себя джинсовую курточку и футболку и откинул их в сторону на ближайший стул.
- Я помогу тебе согреться, - с лукавой улыбкой нависая над парнем на одной вытянутой руке, сказал мужчина и зафиксировал его скрещенные запястья на подушках над головой другой рукой.
- Ты ведь не против? – вопрос был риторическим и прозвучал в самые губы Этьена ласковым шёпотом, а вслед за ним последовал не менее нежный дразнящий поцелуй, язык прошёлся по окровавленным губам, зализывая ранки, и проник между них уже не так осторожно, начиная уже властно хозяйничать во рту парня. Ощутимый слабый вкус чужой крови, пробуждал желание растерзать в клочья сочную кожу губ, но мысленно мужчина пообещал себе, что не станет делать того, что нельзя будет исправить. Опустившись на парня и придавив его собственным весом, Фрэд, не разрывая поцелуя, прошёлся свободной рукой по его боку и, сильно сжав пальцами бедро, с внутренней стороны, поднял его ногу вверх, прижимая колено чуть ли не к самой груди и заставляя парня выгнуться под собой. Прохладное тело, тесно прижатое к горячей груди мужчины, создавало в сознании Мостина возбуждающий контраст. Ладонь отпустила ногу и, проехавшись по внутренней стороне бедра, пропахивая кожу ногтями, не до крови, но, оставляя розовые полосы, добралась до ягодицы, ощутимо сжав её. Наконец, поцелуй был разорван и зубы слегка прикусили нижнюю губу на прощание. Взгляд встретился с глазами Этьена, и тут неожиданно вспомнилось, что спина стилиста не так давно подвергалась порке. С одной стороны было бы приятно осознавать, что парень испытывает боль постоянно, если оставить его лежать в такой позе, но с другой стороны видеть плоды своей работы было бы не менее возбуждающим занятием... Будто бы беспокоясь о состоянии здоровья близкого человека, Фрэд спросил Этьена:
- Спина сильно болит?

43

Возбуждение лёгкой щекоткой расползалось по телу от руки,  сжимающей чужую твёрдую плоть и туманило мозг.  Тело,  приученное реагировать на более сильные раздражители,  нежели поцелуи и прикосновения,  пропустило щекотку через себя,  оставив её ворочаться мягким клубком где-то в потаённом уголке мозга.  Шичи не испытывал физического влечения к Этьену – с чего бы? – но зато с удовольствием отгрыз бы ему руки,  посмевшие лезть куда не следует.  У Господина,  судя по всему были иные планы,  жестом,  не терпящим возражений юноша оказался отодвинут в сторону,  наблюдая за осовбождением своей несостоявшейся жертвы от шёлковых пут.
- Шичи, отдохни пока, - мальчик склонил голову и устроился в кресле,  поджав ноги к груди и обхватив их руками.  Что-то было не так.  Прикосновения Господина к стилисту,  такие нежные и... заботливые? – вкупе с ласковым голосом,  вызывали орду мурашек,  проносящихся по позвоночнику.  Ши было неприятно смотреть,  как мужчина,  ЕГО мужчина,  ласкает постороннего парня.  «Почему? Почему я реагирую таким образом?»,- мысленно вопрошал сам себя юноша,- «Ведь Господин в своём праве обладать кем пожелает,  отчего же я... мне... так больно?»  Пальцы до боли сжали запястье,  подсознательно стараясь одно болью заменить другую,  больше всего невольнику сейчас хотелось оттолкнуть прильнувшего к мужчине стилиста,  разорвать их контакт,  схватить принадлежащее ему и уволочь в тёмную нору,  закрыть на сто замков и наслаждаться единолично.  «Буря в стакане» - раньше Шичи никак не мог представить себе как это возможно – однако в момент перемещения пары на кровать он в полной мере осознал значение аллегории.  Не желая более быть в роли наблюдателя,  и стремясь хоть как-то успокоиться,  мальчик обрати своё внимание на трюмо.  Сорвавшись с места,  Ши уселся в кресло перед зеркалом,  распуская узел волос у шеи.  Придирчиво покопавшись в парикмахерских принадлежностях,  он выбрал мягкую щётку и принялся расчёсывать  свои длинные,  уже слегка спутавшиеся волосы.  Монотонные,  размеренные движения рук успокаивали,  помогая отвлечься от происходящего на кровати,  но для полного абстрагирования Шичи вдобавок прикрыл глаза.
И пусть он будет потом наказан,  однако худшим наказанием было бы продолжать наблюдать за развлечением Господина.

44

- Не нужно меня бояться,   – дыхание мужчины было обжигающе горячим. Его слова противоречили его же поступкам, однако, Этьену меньше всего хотелось в данный момент размышлять о столь контрастной перемене тона говорящего. Господин прижал Этьена к себе, давая возможность расслабиться и немного согреться. От его нежных прикосновений и крепких объятий, юноша начал погружаться в полудремотное состояние, прикрыв глаза представляя, что тот, кто его сейчас обнимает, вовсе не клиент, а человек, которому он и в самом деле не безразличен, который сильнее и старше его, которому он может доверять и у кого может чему-то научиться.
- Мне кажется, ты замёрз, тебя нужно согреть,   - с этими словами господин подвел прижавшегося к нему парня к кровати, после чего, аккуратно подтолкнув, заставил лечь на спину. Этьен застонал. Кровать была не разобрана, и расшитое золотыми нитями покрывало больно оцарапало спину молодого человека.
Мужчина не спеша раздевался. Наблюдая эту картину, Этьен отчего-то подумал, уж не подразумевал ли тот под «согреться» - поиметь парня прямо на этой вышивке так, чтобы вконец стереть ему спину в кровь… Холодок пробежал по телу Деланжа, когда мужчина склонился над ним, сжимая и отводя за голову его запястья, подтверждая самые худшие предположения юноши. На лице господина играла хитрая улыбка, доказывающая, что тот явно что-то задумал.
- Ты ведь не против?   – прошептал мужчина так близко к лицу Этьена, что юноша не столько услышал, сколько почувствовал сказанное, после чего жадно впился в рот парня, не давая тому возможности ни ответить на поцелуй, ни прекратить его. Затем он опустился на Этьена, прижимая его своим телом к кровати, отчего грубая ткань покрывала только сильнее впилась в кожу, заставляя юношу выгибаться навстречу, сокращая площадь соприкосновения с тканью. Господин определенно наслаждался страданиями Деланжа – прочертив на его бедре дорожку, он добрался до ягодицы и впился в нее ногтями, вызывая новую порцию болезненных ощущений. (Клиент, очевидно, успел забыть, что филейная часть также подверглась наказанию). Из глаз Этьена вновь потекли слезы. Впрочем, мужчина не ошибся, юноша действительно согрелся – с одной стороны, побеспокоенные раны давали о себе знать волнами пульсирующего по телу обжигающего тепла, с другой, - Этьен ощущал совершенно другое тепло, вязкое, тягучее, медленно обволакивающее его изнутри, тепло от близости с этим, еще недавно таким холодным и отстраненным человеком.
Мужчина оторвался от губ Этьена, нежно прикусив их напоследок. Машинально, молодой человек слегка вытянул шею с намерением продолжить поцелуй, однако, господин, уже приподнявшись, прервал его, заботливо поинтересовавшись, больно ли Этьену в таком положении. На заданный вопрос юноша ответил кивком головы, вместе с тем приподнимаясь и сильнее прижимаясь к мужчине.
Да, ему было больно, и клиент прекрасно это понимал. Но раз его это возбуждало, а Этьен не мог не заметить напрягшуюся под джинсовой тканью плоть, когда мужчина обнимал его, юноша готов был терпеть. Его самого странным образом влекло к этому человеку. Он был полной противоположностью Этьена, но именно такие мужчины ему и нравились: сильные, уверенные, способные убеждать. Он хотел этого человека. Здесь и сейчас. Голос морализаторского Супер-Эго был выключен давно. Деланжу лишь хотелось получить удовольствие.
Общую атмосферу нарушал молодой невольник, который, то ли ревнуя, то ли в попытке обратить на себя внимание, принялся греметь расческами в другом углу комнаты.

45

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

46

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

47

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Этьен Деланж (2010-03-30 01:57:42)

48

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

49

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

50

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

51

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

52

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

53

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


>>> Каминная зала

Отредактировано Этьен Деланж (2010-05-04 03:19:46)

54

Сознание возвращалось постепенно, с прояснением мыслей организм прочувствовал все оттенки боли, которая так или иначе начиналась со спины от царапин и заканчивалась задницей, а от этого настроение постепенно уходило в минус. Злости впрочем, не было, как можно злиться из-за того, что понравилось? Однако, только теперь, когда мозг включился и начал работать, раскладывая по полочкам всё, что произошло и, делая из этого выводы, Фрэд решил, что подобного повторяться больше не должно. Начиная ругаться про себя матерными словами, он ощутил, как на его живот опустилась чья-то голова и, по всей видимости, решила там и остаться. Выглянув удивлённым взглядом из-под руки и узрев рыжую шевелюру на себе, мужчина одним плавным движением положил ладонь на затылок, немного поворошив волосы между пальцами, стянул их в кулак и поднял голову стилиста, поворачивая его лицом к себе.
- Этьен, ты, кажется, забыл, где твоё место. Напомнить? Или сам разберёшься? – в голосе было слышно явное недовольство, но в действительности напоминать что-либо уже не хотелось. Фрэд присел, оттянув стилиста за волосы в сторону, и оттолкнул его на край кровати, после чего перевёл взгляд на мальчишку. Ни о каких причёсках речи уже не шло, первой необходимой вещью которую требовалось сделать, было принятие душа и уже потом всё остальное.
- Шичи, одевайся, мы уходим! – приказ прозвучал в пол тона и сопроводился несильным толчком рукой в плечо. Дождавшись пока Ши встанет и пойдёт одеваться, Фрэд медленно сполз с постели, натянул джинсы, усевшись на её край рядом с Этьеном, не спеша, обулся, надел на себя футболку и накинул на плечи курточку, в очередной раз, фыркнув от саднящих царапин после прикосновения с тяжёлой тканью джинсовой куртки...
  В конце концов, когда Ши уже собрался, мужчина, взяв его за руку, и подойдя к входным дверям, посмотрел в сторону Этьена, в последний раз оценивая взглядом последствия разгула, и, ничего ему не сказав, вышел из студии вместе с мальчишкой.

----» Комнаты Фрэда Мостина

55

Сквозь навалившуюся мягким, ватным одеялом полудрёму Шичи слышал,  как Господин поучает Этьена.  «Зачем он напрсано тратит слова?», - протекла вялая мысль,  стилист стал юноше безразличен,  урок преподан – а уж усвоил его нахальный парень или нет – не их с Господином проблемы.  По мере того,  как остаточная послеоргазменная истома вытекала из тела,  подобно воде,  просачивающейся сквозь пальцы,  температура тела понижалась до нормальной и порез под сбившейся повязкой неожиданно напомнил о себе.  Шичи осторожно повернулся на бок и коснулся пальцами края повязки,  слегка поморщившись – порез начал чесаться так,  словно его грызли изнутри сотни крыс,  хотелось с громким стоном разодрать его ногтями до крови,  до мяса,  до кишок.
- Шичи, одевайся, мы уходим! – толчок в плечо вернул юношу в реальность, и он, встрепенувшись, ринулся разыскивать разбросанную в пылу страсти по комнате одежду.  Извиваясь,  как червяк на ладони,  невольник с отвращением натянул джинсы и футболку,  ткань на которых уже подсохла и теперь напоминала хрусткое стекло,  ломаясь под пальцами,  оставляя на них блестящие чешуйки фиксатора и источая резковато-химический запах. В душ,  в душ,  пожалуйста, - мысленно умолял Ши мужчину,  поспешно направляясь к двери сразу же,  как только тот взял его за руку.

--->> Комнаты Фрэда Мостина

Отредактировано Шичи Шимура (2010-04-07 17:12:00)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты наёмной прислуги » Студия (по совместительству спальня) стилиста