Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Комнаты Жана Симона


Комнаты Жана Симона

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Три комнаты. Столовая, гостиная, спальня. Помимо этого две ванных комнаты. Выполнены в светлых тонах, расположены на восточной стороне замка. Обои, драпировки, обивка мебели светлые.
Не слишком просторные, уютные, немного претенциозные. По карману их настоящего постояльца Жана Симона.
Особенность - множество цветов, множество драпировок, некоторая вычурность. В столовой стеллажи с книгами - новинками издательств, издаваемыми в последние годы современными авторами, данный факт свидетельствует о том, что г-н Симон деловой человек, постоянный гость Вертепа и проводил здесь немало времени в прошлые свои приезды. Хотя зачем издателю в Вертепе отвлекаться на книги одному Богу известно и это скорее всего понт, а может и нет.

2

---->Комнаты Мерлина Марго Леруа
На вежливый стук за дверью никто не отозвался. Марго погрел уши на лоснящемся лаком мореном дубе, ничего не уловил. Тишь, благодать. Потоптался немного и нерешительно вытащил универсальный ключ-карту.
Открывать? Подождать? А, была-не была.
Дверь бесшумно отворилась.
- Месье Симон?  - негромкий оклик благовоспитанным тоном вышколенной прислуги.
Молчание.Магнит едва слышно хлюпнул, запирая замок
И что дальше? Растудыть налево и направо, коллега о таком ни словечка не упоминал.
Вообще Жано - по дороге успели познакомиться и помириться - оказался завзятым сплетником, чесал языком как ненормальный, хрен остановишь. Впрочем, останавливать его никто и не собирался. Бодро перебирающий ногами горняшка ловил каждую фразу. Удалось вызнать, что шарахающиеся по коридорам маски - это не слет безумных, а всего лишь гости и обслуживающий... кхм, персонал, развлекающиеся и развлекающие на полную катушку. Что среди клиентов полно психов, а после некоторых сессий убирать покои невозможно - отчаянно мутит от густого запаха паленого мяса, крови и дерьма. Что месье Симон, к которому отправили новенького, потому как вся обслуга умотана подготовкой маскарада, вроде нормальный, ничего эдакого про него трепят. Хотя, конечно, в тихому омуте... Что попозже будет возможность неплохо подзаработать, если умеешь себя подать и не боишься риска - горняшкам предложили за солидную премию стать лотами на аукционе. И еще куча сведений, неважных вот прямо сейчас, но тщательно внесенных в долгосрочную память на будущее. Только рекомендаций к действию, что делать в пустом номере вызванному неизвестно зачем горничному, не было, сколько Марго ни копался в памяти.
Уйти? Остаться?
За чуть приоткрытой внутренней дверью завлекательно сияло желтым электрическим.
Ноги сами понесли вперед.
Мало ли, может, там лежит свежеразделанный труп невольника, который я просто должен убрать.
Передернувшись, Марго цыкнул на циничный шепоток внутреннего голоса и пробрался в комнату. Спальня встретила полной иллюминацией и безлюдием. Чистота, порядок. Даже какой-то странный аскетизм, несмотря на показушное обилие богатых драпировочных тканей.
Чутье заорало дурниной. Что-то не то. Что-то не так. Немногочисленные личные вещи аккуратно, на своих местах. Невозможно представить эту книгу, эти очки лежащими по-другому, хоть на сантиметр левее-правее. Словно тот, кто жил в комнате, старательно параллелился от обстановки, брезгливо и (или?) равнодушно обходя чуждое ему. Вписываясь продуманно и четко, но все-таки разбивая единую картину на две этой самой продуманностью.
Смутные ощущения разогрели любопытство влет, захотелось поближе рассмотреть господина, который сам, судя по инфе, полученной от Жано, выбирал обстановку для своих покоев и при этом относился к ней как кот к воде.
Дальше Марго уже не думал, просто действовал. Пронесся метеорам по всем комнатам, проверил обе ванные, обнаружил всю ту же пустоту, обещающую безопасность, и спешно вернулся в спальню.
Первым дело он полез в шкаф, закрывающий стену возле огромной кровати. Что больше расскажет о мужчине, чем его одежда, обувь и бумажник?
Строгие ряды вешалок с костюмами. Не последний писк, но бренды известные, классика. Ботинки и туфли, матово поблескивающие носами. Шнурки строго заправлены вовнутрь. Красота. Странная. И только парфюм был правильным. Горький, древесный. Он очень подходил к книге с закладкой и очкам в тонкой стильной оправе.
Ловко ощупывая сквозь чехлы карманы пиджаков, Марго, наконец, наткнулся на то, что искал - твердые корочки пормоне добавили зуда в кончики пальцев. Миг - задрать чехол. Еще один - вытащить пахнущее свежей кожей вместилище тайн.
С пластика удостоверения расплывчато взглянуло неопределенное в каждой черте лицо.
- Это он?.. - недоверие просто распирало два простых слова.
Четкий звук шагов заставил резко дернуться. Из вмиг вспотевших пальцев выскользнул коварный бумажник и бодро укатился под кровать.
- Твою ж...
Марго, отчаянно ругаясь, нырнул следом, шаря по полу в поисках потери и не беспокоясь о том, что юбка задралась почти до ушей.

Отредактировано Марго (2010-04-03 19:15:34)

3

Курительная комната >>

Что-нибудь может удивить после гиены и двухметрового негра в благочинной курительной комнате? Нет.
Что-нибудь может поразить после бесчисленных обнаженных ляжек накачанных голых мужиков? Нет.
Что-нибудь может волновать после убийства в поезде и зыбкого эфемерного существования по чужим документам и в гнезде дикого разнузданного разврата. Нет.
Бутылка коньяка неизвестно как оказавшаяся в руке. А. Стоп. Известно.
Он шел по коридорам, отмахивался от липких  пальцев предлагающих себя невольников, что-то бурчал, как-то улыбался. Зашел в барную комнату.
На подиуме извивался змеей очередной транс.
Уже привычно, не глядя ошарашено по сторонам и не замечая разнообразных развлечений разнообразной же публики – член старика в попке мальчишки, алые губы, липкий от чупса язык на бритой мошонке чернокожего и странно седовласого во всех местах грузного дельца. Ничего особенно уже не замечая и не заостряя внимания, как-то так обыденно кивнул бармену, взял бутылку и вышел в коридор.
Несомненное преимущество этого места в том, что все оплачено, все включено.
Зубами пробку прочь из бутылки, два глотка, выдох, широкий шаг по коридорам. Так. Теперь наверх. Еще один поворот.
- Да отстаньте, девчонки, отвалите уже.
Снова отмахнулся от каких-то ярких масок.
Ах, да. Маскарад. Скоро ночь.
Снова свернуть и подняться.
А вообще где-то тут он уже проходил лифт, но искать некогда.
Уже почти пришел.
Ничто не может удивить.
Ничто не может поразить.
Может.
Открытая дверь номера.
Он был пьян и не закрыл? В раздрызганных чувствах забыл запереть?
Ну, да. Может быть.
Ничто больше не может поразить и удивить.
Стоп.
Мягкий ковер приглушил шаги, Шарль резко распахнул дверь в спальню.
Может.
Худощавый зад кого-то шарящего под его кроватью, выпотрошенный пиджак, валяющийся на кровати паспорт покойного Жана Симона.
Еще два шага , резко выдернул из-под кровати непонятное нечто в платье – а ведь баб тут нет, развернул, тряхнул за плечи, тяжело глянул в глаза, затем на бумажник, зажатый в пальцах, снова в глаза:
- Ну?
Резко тряхнул за плечи.
- Какого  лешего ты роешься в моих вещах, поганка?
Побелевшие от ярости губы.
Мелкая дрянь видела его паспорт, тьфу, ты! Паспорт покойника! А теперь видит его лицо.
Прозрачные серо-голубые глаза, игольная черная точка зрачка, белые скулы, желваки под кожей. Он был готов убить второй раз. Выбора не было.

Отредактировано Шарль Морель (2010-04-02 21:00:25)

4

Он ни черта не успел. То есть успел нащупать бумажник и тут же мир перевернулся вверх тормашками. Затылок жалобно крякнул, приложившись о каркас кровати, от резкой боли Марго зажмурился. А потом стало еще хуже.  Чужие гневные руки скрутили жгутом, тряхнули. Шея как-то вдруг показалась слишком хрупкой, едва держа мотнувшуюся башкой мелкого куренка голову. Пока живого куренка.
Голос недвусмысленно пообещал - ненадолго.
Хороший такой голос, резкость под стать парфюму, а не безликой фотке.
В моменты острой опасности Марго вечно борзел. Называлось «брать нахрапом» и срабатывало в девяносто случаях из ста. Вот и сейчас. В конце концов, один к девяти  - неплохой шанс. Лучше, чем никакого.
Приоткрыв один глаз, он встретил прицел выбеленной гневом радужки темно-серым любопытством бесшабашного смертника.
-  Месье..? - портреты не совпадали. Только слепой мог этого не заметить. - Вы в гости заглянули? Так не извольте беспокоиться, все в лучшем виде сделал, можете убедиться. По приказу мonseigneur Симона я чистил его пиджак, знаете ли, ждал возвращения, чтобы чаевые срубить, ой, то есть получить, а тут шаги в полной тишине - нервы сдали.
Он выдавал пулеметную очередь слов и лощеных улыбок. Адреналин горячил, стиснутая крепкими пальцами кожа на плечах ныла, обещая роскошные синяки. SOS. Помоги себе сам.
- Monseigneur Симон щедрый, вызывает меня каждый раз, как приезжает в поместье. Я ему оказываю услуги. Разные. Ну, вы меня понимаете, - препохабный смешок и многозначительная дрожь ресниц. Тут он ничем не рисковал: Жано сказал, что Симон - завсегдатай поместья.
Марго всей кожей чувствовал зуд серьезной угрозы, понимал, что никто не станет разбираться, за что почтенный клиент Вертепа разделал под покойника какого-то там горничного и говорил, говорил, говорил. Дурачок-горняшка, не услышавший металлическое "мои" о вещах. Сладкий девочкоподобный мальчик, якобы давным-давно знакомый с хозяином апартаментов. И притаившееся в глазах - "а я знаю, что вы делали прошлым летом". Он шел ва-банк. Если ощущения, что этот человек такой же Жан Симон, как и Марго, что за его плечами вытанцовывает сальсу пара-тройка скелетов со знакомым криминальным душком неверны... То можно наверняка в очередной, нет, в последний раз попрощаться с двадцатью тремя свечками на торте.

Отредактировано Марго (2010-04-03 00:35:52)

5

Мальчишка, а это был ряженый парень, совсем молодой и совершенно не похожий в этих бабских шмотках на парня, девица плоскогрудая и таки довольно смазливая. Так вот это чудо в юбках скалился.
- Прекрасно, - голос звучал как обычно.
Ничего не поделать. Это препятствие нужно немедленно устранить. Только каким образом и как лучше?
Серый взгляд скользнул по лицу горничной,  кулак крепко приложился к виску. будет лучше если некоторое время помеха будет без сознания.

6

Марго

Что-то как-то все пошло в раскосец. Вместо вдумчивого разговора прямой удар. Да какой - до звона в ушах и помутившегося зрения. Сработали таки палевные десять шансов на хреновый исход.
Хорошо, что голова крепкая. Или плохо?
Это ведь было не наказание за наглость, а простой выруб на месте. С далеко идущими планами - подсказала чуткая пятая точка. Подыхать Марго не собирался. Не сейчас.
«Эй, идиот, сознание терять не смей!»
Руки-ноги словно ватные, веки налились свинцом и очень хотелось просто взять и сдаться одуряющей головной боли, жестко принуждающей поспать. Хочется - перехочется. Давай, лягушка, сбивай масло.
С трудом разлепив пересохшие губы, Марго, переходя на короткое простое "ты", выдавил из себя:
- Стой. Поторгуемся.

Шарль

Надо же какая крепкая голова у парнишки. Даже не вырубился».
Шарль, развернул спиной к себе обмякшее тело, оглянулся, думая, куда бы пристроить, свалил на кровать.
- Конечно, поторгуемся. Я тебе сейчас объясню условия сделки.
Не теряя времени, присел на корточки, завернул верхнюю юбку горничного, обнаружил еще. Завернул следующую, а там еще одна.
- Холера, - пробурчал, заворачивая третью юбку и обнаруживая то, что ожидал увидеть – чулки.
Туфли на каблуках долой, чулки долой. Одним связал ноги в лодыжках, другим руки за спиной стянул в запястьях.
Усадил на кровати, взял стул, придвинул и разглядел хорошенько.
- Будешь кричать, будет хуже. Значит так. Я прекрасно понимаю, что ты меня можешь сдать. Терять мне нечего, поэтому выбор такой. Либо ты мне помогаешь, либо я тебя сейчас калечу для начала. Здесь это широко практикуется, верно? Но я могу просто покалечить без всяких либо. Вдруг я псих, м? Посмотри внимательно на меня. Огнем прижечь спину, ногти вырвать, отходить по почкам ножкой стула. Ты веришь, что я могу так сделать?
Шарль в жизни никогда не калечил никого, поэтому сам внутренне изумлялся как убедительно и, черт побери, буднично звучит сейчас его голос. Да и зачем калечить такого цыпленка?
- Так что давай торговаться. Начнем с того, что я сейчас сообщу, что покупаю тебя на ночь. Так что искать не станут. Свернуть шею и спрятать твое тело я могу. Замок большой, территория тем более. Или не сворачивать и не рвать ноготки? Давай альтернативу.
Незаслуженно позабытая бутылка коньяка пригодилась сейчас. Шарль глотнул и машинально едва не протянул глотнуть связанному горничному, уж больно бледным тот был, но удержался от порыва.
- Что ты мне можешь предложить?

Марго

Даже не страшно - муторно, туман-туман и болючие толчки крови суматошным метанием разогнанных в циклотроне молекул - прямо в висок. Без пауз, упорно. Твою мать.
Какое тут сопротивление.
Кровать едва спружинила, принимая кошачий вес, перед глазами полыхнуло алым. Чтобы не заорать, зажал зубами губу.
Безучастно отслужив заупокойную по лучшей паре чулок, позволил себя связать, не рыпаясь - каждое лишние движение опять било мучительным внутри черепушки.
"Как с куклой, ей богу. Резиновой".
Почему-то полезло на свободу идиотское хихиканье. Кукла-Марго, в полный рост. Гигиенично, дешево, сердито.
"А-атставить! Слушай, детка, внимательно, раз не сумел переиграть на своих условиях".
Опираясь на изголовье кровати, Марго щурился на " Симона" и прикидывал шансы сохранить в целости и сохранности ногти, спину и прочие почки. Запасных-то нет. Мерный перечень, ассортиментом услуг СПА-салона. Шею стало жалко особенно.
"Что я могу? А, дьявол, думать больно. Лучше вслух".
- Подозреваю, что мое прекрасное тело не устроит в качестве платы за жизнь. На слово не поверишь, если пообещаю молчать и не отсвечивать. Та-ак... - откуда-то взялась ленивая деловитость без признаков паники. Вот бы еще идею попродуктивнее. - Вскрываю карты. Предупреждаю, на ночь купить не сможешь. Если сильно застряну тут, Жано придет и утащит на аукцион. Развлекуха сегодня такая у клиентов. Нам, горничным, премию посулили. Я  в списке на продажу, - он врал, не задумываясь, ища лазейки с ловкостью крысы, чтобы оттянуть момент икс.
Туго стянутые конечности уже кололо онемением, Марго пошевелил, как мог, руками, надеясь ослабить чулок. Гадство. Был бы капрон, уже легче бы стало. А шелк хрен так быстро поддастся. Надо же, в первую смену нарваться на психа с поддельным паспортом. Невезу.. Стоп. Паспорт.
- Твоя ксива. Не знаю, какой недотепа тебе ее подогнал... - меньше верных догадок - целее голова, - но я могу достать куда лучше. И с твоей физией на фото. Как, годится?
Из-под ресниц отслеживая выражение лица клиента, Марго судорожно просчитывал исход своего предложения и реальные возможности выполнить обещанное.
"Жермен? Люк? Да хоть к кому. Лишь бы живым вывернуться из этой комнаты, душно воняющей поздними розами".

Шарль

Про тело он как-то совершенно забыл. Пугал пытками, а пригрозить сексуальным насилием даже не пришло в голову. М-даа…
- Боюсь, что вся романтика выветрилась, как только я увидел в твоих ручонках свой бумажник. А что касается аукциона, так я могу проверить, кто туда записан, а кто нет.  Думаю твой напарник не будет смущен, если я покажу тебя ему связанного. Думаю, он привычный к таким делам, м?
Фыркнул, отвел глаза, не удержался от улыбки, но навострил уши и собрал лоб морщинами, услышав о возможности сделать паспорт.
- Как ты мне обеспечишь новый паспорт? Говори.
Бутылку все же протянул и приложил к губам парнишки:
- Глотни, цыпленок.

Марго

Говорят, при сотрясении мозга алкоголь нельзя. Марго рассудил, что раз он попал в эту дурь, то и мозг отсутствует как явление, поэтому можно. Жадно присосался к бутылке, пропустив мимо ушей снисходительное "цыпленок", сделал два хороших глотка. Обожгло гортань, согрело желудок. И вообще поплыл резко. То ли одинокий йогурт за весь день сказался, то ли удар.
Плечи отпустило. Приятнейший расслабон. И умирать не нужно. Раз заинтересовался, значит, сработал крючок.
- А причем тут романтика? - с самым что ни на есть искренним недоумением. - Секс - это зарядка для членов.
Похмурился, вроде как пытаясь два понятия слепить вместе, а сам-то прикидывал, есть уже в списках или еще нет. Все зависело от Жано. Успел кастеляну о согласии новенького сказать - значит, выгорело дельце. Ну и... бравировать - так до конца.
- Нет, о романтике  не заикался даже. Что-то не представляю тебя с розой в зубах, поющим серенады прекрасному горняшке.
На розах, похоже, заклинило, а коньяк выудил из закромов громкий смешок.
- Списки проверяй себе на здоровье. Жано, конечно, зафиксированному коллеге не удивится, но на аукцион все равно потащит, отреверансив тебе по-полной. Тут с прислугой строго, ага. Что касается паспорта... - невыносимо зачесалась переносица, пришлось поерзать ею по плечу. - У меня много связей, - с таинственной важностью Марго гордо задрал подбородок. -  Понимаешь, какая штука... ловкий симпатичный мальчик в Париже легко обзаводится полезными знакомствами. Ты башляешь - я достаю чистую карту. Бабла, конечно, много понадобится. Ну так и дело... особое. Только придется меня из поместья вывезти. Здесь договариваться - гиблое дело.

Шарль

- Вообще-то я романтичный, - снова не сдержал улыбки, - правда попал в неприятную ситуацию.
Информация, которую выдал горничный не была лишена логики.
- Ладно, положим ты прав. Что касается твоих связей, то проверить их нетрудно. Не будешь дергаться?  Я тебя развязываю.
Сходил в столовую, принес нож и разрезал чулки, стягивающие руки и лодыжки.
- Аукцион может пригодиться. Если я смогу купить тебя, то получу на ночь. Значит могу взять с собой куда угодно. Значит, сможем смотаться к твоем приятелю и сделать документы. Если не врешь.
Он рисковал. А что поделать. Сейчас любое действие представляло риск. Приходилось идти ва-банк.
- Считай, что я тебе доверяю.

Марго

Вот еще, дергаться. Свобода дороже гонора и пары чулок.
Пока нож елозил по шелку, он даже не дышал. Чувство самосохранения рулит. Вернувшиеся в нормальное положение плечи благодарно ответили целым полком мурашек - мление отходило. Растирая запястья, Марго пристально глазел на мужчину, пытаясь отыскать признаки романтичности. Ага-ага. Черная кошка в темной комнате. Хотя, конечно, чего только не творят «неприятные ситуации».
Печально заценив степень измятости юбки, попытался разгладить руками. Бес толку, разумеется.
- Слушай... мне перед аукционом надо себя в порядок привести. Синяки замазать, мордаху поправить и прочее-прочее. Полчаса, как минимум. Ты-то сам в чем идешь?
Верно оценив похолодевший взгляд, решил и про паспорт сказать прямо.
- Не волнуйся, не кину. Если я слово даю, то сдерживаю. Возможности правда есть. Смотаться придется или в Париж, или в Марсель. С кем удастся быстрее и на подешевле договориться.  Сделают в лучшем виде.
Наконец, и ногами стало можно шевелить спокойно. Если бы еще голова так не раскалывалась...
Развалившись на кровати, Марго деловито спросил:
- Колес от головной боли не найдется? Крепко ты меня... ладно хоть не тошнит.

Шарль

- Чего нет, того нет. Ни костюма, ни таблеток.
Набрал номер по внутренней связи, заказал таблетки от головной боли и «чего-нибудь перекусить»
- Таблетки будут, а вот костюм, пожалуй, ты мне и достанешь. Что-нибудь простенькое без особых претензий.
Минут через пятнадцать в дверь поскреблись и Шарль впустил в комнаты  горняшку с сервировочным столиком на колесах. Велел оставить как есть и отпустил.
Вернулся в спальню:
- Иди, таблетки твои приехали. Можешь пожевать чего-нибудь и катись за костюмом. Я передохну немного.
Веки устало опустились на мгновенье, глаза Шарля казались запавшими, а скулы обостренными – лицо человека, долго не спавшего и испытывающего страшнейшее напряжение.
А сейчас странную апатию. Пусть все идет так, как идет.
- Прости, что ударил. Ешь и иди.
С этими словами сел на кровать, стянул пиджак и жилетку, снял ботинки, растянулся на кровати и закрыл глаза.
- Дверь закроешь, ладно? Разбудишь потом.
Пусть все идет как идет… От судьбы не скроешься…
И провалился в сон.

Марго

Не ожидал. Ни заботы. Ни извинения. Почему-то екнуло под ложечкой. Не то чтобы жалость - вот еще, жалеть здорового сильного мужика - скорее, непонятное пока до конца ощущение сродства. Что такое быть загнанным в угол Марго знал преотлично, сам не раз попадал.
Нащупав туфли, тяжело поднялся, борясь с противным головокружением. Упорно побрел к выходу. На пороге спальни обернулся.
- Знаешь что, я тебе помогу даже не потому, что развязал и отпустил. А просто... - без привычных ужимок, серьезный, вмиг повзрослевший лицом. - Костюм будет. И паспорт будет. Ты... поспи. Извинения принимаю, - уже легкомысленнее, чтобы не выдать скребущего смущения, и решительно, не оглядываясь больше, шагнул в соседнюю комнату.
Две таблетки, разом. Нужна светлая голова. Начатую половину упаковки с собой, на всякий случай. Для приличия погремев посудой, стащил бутерброд - больше ничего все равно не влезло бы. Жуя на ходу,  выбрался в коридор, тщательно закрыл дверь и осторожно поцокал в крыло прислуги.
Надо найти Жано. Он его втянул в эту историю - вот пусть теперь и отдувается вместе с новеньким.

7

Комната Мерлина Марго Леруа
До знакомой двери Марго добрался без происшествий. Коридоры почти обезлюдели, только прислуга деловито спешила по неизвестным поручениям. Видимо, за полтора часа его метаний по замку и сборов гости подтянулись к залам, где разворачивались основные события ночи.
Ключ-карта открыл доступ внутрь. Обогнув до сих пор не убранный столик, сдержанно сверкающий металлическими крышками, прикрывающими блюда, Марго трижды громко пробарабанил костяшками пальцев по дереву - последней преграде к спальне.
- Месье Симон. Ваш костюм прибыл.
На лице - профессиональная улыбка. Идеальная осанка. И оттягивающий руки чехол, застегнутый по краям широкой молнией.

8

Полтора часа сна разбили тело, не принесли отдыха. В дверь спальни стучали.
Чужой голос бодро звал.
Костюм…
Шарль с минуту разглядывал потолок – первое, что увидели глаза после пробуждения, приходил в себя, затем поднялся, запихнул документы покойного Симона в сейф, бумажник в карман брюк, ключи туда же, огляделся, проверив не оставил ли каких-либо ценных вещей, все же горничному он не имел права доверять и лишь затем открыл дверь спальни.
- Благодарю, - полез в карман за бумажником, вынул две сотенных купюры и вручил чаевые.
На пару секунд задержал взгляд на размалеванном лице, на парадную улыбку юноши, на безмятежное выражение лица и глаз – горничный знал, на что идет, согласившись на аукцион. Знал, во что может вылиться безграничная фантазия гостей поместья, знал, что его может купить отъявленный садист, но соглашался. Ради денег. И кокетливо приготовился.
М-да… отвернулся, пощурившись, поглядел куда-то в угол комнаты, погрузившись в свои мысли.
- Все будет по-честному. Я попытаюсь купить Вас на аукционе. На ночь. Думаю, в случае успеха мы успеем съездить, сделать паспорт и Вы вернетесь. Как только паспорт будет у меня, я Вам и Вашим друзьям заплачу наличными.
В районе диафрагмы мерзкое ощущение изжоги, руки-ноги ватные и тяжелые после сна, голова больная, во рту помойка. Ему нужен был душ.
Мозг переключился на эту мысль и уже не отпускал ее.
- Можете пойти на аукцион, можете подождать меня здесь.
И ушел в ванную комнату.

9

Задумчиво глядя на закрывшуюся дверь в ванную комнату, Марго рассеянно крутил в руке свернутые в трубочку купюры. Он бы, пожалуй, предпочел попасть на аукцион по одиночке. Незачем давать случайным наблюдателям повод заподозрить сговор между неприметным горничным и солидным клиентом. Он так долго создавал образ для этой ночи и так тщательно настраивался, в первую очередь, для того, чтобы казаться и быть идеальным лотом, перевоплотиться полностью, пройти аукцион спокойно, ожидая, пока его выкупит человек, договоренность с которым он собирался выполнить. Надеясь при этом, что и тот не кинет, не позволит перебить «цену» и не поставит под угрозу попасть в задницу с местным клубом любителей остренького. Работа все еще нужна. Все еще. Жано предупредил - провал на этом ночном развлечении для азартных может обернуться виновному горняшке куда большими неприятностями, чем потеря премии.
Но уйти сейчас, не поговорив, глупо. «Симон» удивлял его чем дальше, тем больше. Ладно, предположим, его не интересует имя и прочие личные данные полудобровольного помощника. Возможно, он тоже хочет удержать дистанцию и побольше скрыть о себе самом. Но почему он проигнорировал слова Марго о том, что в ближайшем городе паспорт не достать? Марсель, Париж... Туда еще добраться надо. Решить все дела. Вернуться. Как же успеть до рассвета? И потом. Если нужна копия пластика на настоящее имя - один расклад. Если нужна карточка уровня, позволяющего спокойно проходить проверку по всем базам данных, для банка там или при излишнем любопытстве полиции, - другой. Хотя в обоих случаях без знакомых из комиссариата не обойтись. Они точно ночью откажутся проворачивать это дельце. За любые деньги. Тем более, что, кажется, авансом и не пахнет. Самое простое - обеспечить качественную фальшивку, выглядящую как настоящая. На первый взгляд и на второй. Люк работает круглосуточно. Но он не всемогущ и хакнет общенациональную базу так, что подмена сможет работать, максимум, неделю. И то с ежедневно растущими рисками. Проверено.
Необходимо разобраться.
А еще эти чаевые. Что б их. Не нужны Марго деньги «Симона» за то, что он не делал. Хрен знает почему, но не нужны. Может, вымотанность мужчины, которую он не смог проигнорировать, надавила на совесть. Может еще что. И Жано откажется. Он уже выбрал плату за помощь, ответив на поцелуй. Объяснять другому непонятное самому до конца - только время терять. Сгрузив надоевший до чертей чехол на кресло, Марго, оглядевшись, сунул двести евро в книгу, на ту же страницу, где лежала закладка, и присел на краешек кровати, готовый ждать «Симона» до второго пришествия, если понадобится.
Впрочем, дверь отворилась задолго до труб архангелов. Серьезно посмотрев на появившегося мужчину, Марго, не медля, спросил в лоб:
- Месье Симон, я не мог избавить вас от своего общества до того, как узнаю точно, какой именно паспорт вам требуется. От этого зависит очень многое.
Его речь, манеры, мимика разительно отличались от ужимок первой встречи. Но он и сейчас не притворялся. Просто на первый план выбрался другой Марго. Тот, кому предстояло царствовать и править до рассвета. Если все получится.

10

Душ.
Горячая вода… Прохладная… Снова горячая… Холодная. Горячая… Ледяная…
Искры брызг с волос. Он похож на мокрого поджарого пса. Темные слипшиеся сосульки волос на глаза. Сильно провел по лицу ладонями, снова потряс головой, фыркнул и взялся за полотенце.
Мокрыми пальцами по запотевшему стеклу. Стекло стонет, плачет от скользящих по нему пальцев, амальгама упорно натягивает на себя вуаль испарины, как стыдливая дева, но все-таки отражает физиономию постояльца комнат.
Физическая усталость отступила, спряталась поглубже на дно глаз, осела тяжелым илом щетины  на обострившихся скулах, устало улеглась в носогубных складках.  Требовала немедленного уничтожения.
Мокрые дорожки воды текли по вискам, скулам, короткие волосы в природном влажном беспорядке отдыхали от расчески.
Полоска геля на пальцы, быстрые движения по щекам и они покрываются густой белой пеной, аккуратный станок убирает ее дорожками, полирует бледные смугловатые щеки.
Шарль внимательно оглядывает лицо, корчит гримасы, оттягивая  сжатые губы то вверх то вниз, то  в стороны, прижимая языком щеку изнутри, скоблит себя так, словно это в первый раз и он идет на выпускной бал.
Энергично смывает остатки пены, вытирает лицо, с удовлетворением отмечает свой помолодевший и весьма облагороженный вид. Твердость линий подбородка и очертаний рта радует. Лицо привлекательно ухоженностью.
Волосы подсыхают и их беспорядок требует укрощения. Расческой по коротким прядям, аккуратный зачес  вбок и наверх. Как раз под стать костюму.
Немного лосьона на щеки, как всегда зашипел и поморщился. К своим тридцати с гаком годам он так и не научился бриться, прекрасно знал, что казенным станкам доверять нельзя и всегда забывал или не имел возможности приобрести тот, который ему подходил. Не пользоваться же личными принадлежностями покойного Симона? Обоняние Шарля не переносило резких запахов, даже если они и были весьма приятными. Как говорится, кто пахнет слишком хорошо, тот  пахнет дурно, а лучший запах – его отсутствие.
Надев носки, белье и брюки, накинув рубашку и застегнув жилет, не забыв браслет часов на запястье, Шарль поглядывал то в зеркало, оценивая костюм для маскарада, то на ботинки.
Для техасского шерифа сойдут ли дорогие черные ботинки современного денди?
Ай, да сойдут! Не влезать же ради какого-то глупого маскарада в бутафорские ковбойские сапоги напрокат. И так уже нацепил на себя хрень какую-то.
Он повел плечами, вытянул руки в стороны, свел вперед и прогнул спину, сгорбившись как потягивающийся кот. Странный длинный пиджак был по размеру.
Шерифская звезда на борту. Подышал на нее, протер рукавом.
Шляпа на голову.
Прищурился, прижмурил глаз. Пальцами нацелился на свое отражение в зеркале.
- Пуфффф, - шепотом выстрелил в отражение.
Упер руки в бока, покусал губу, раздумывая надевать ли бутафорскую кобуру с бутафорским пистолетом. Только мешаться будут. Хотя… надел.
Чтобы не привлечь к себе внимания и не позволить даже малейшего повода свести с собой знакомство банальным: «А где же Ваша кобура, шериф?»
Теперь самое главное – рассовать по карманам мелочевку – телефон, ключ-карту и…
Взгляд упал на Вальтер и обе обоймы. Черт… Не оставлять же.
Засунул пистолет за пояс брюк за спиной, обоймы в карманы.
Вышел. Горничный никуда не смылся. Так и стоял в спальне.
Не мог он избавить от своего общества. Ишь какой заботливый. Даже странно. И подозрительно. Черт возьми, чертовски подозрительно.
Не думаю, что очень многое может зависеть от того, какой именно мне документ может понадобиться. От такой фитюльки как Вы, я признаться не ожидаю многого.
Шарль провел пальцами по ретушированным пудрой синякам на тонких руках, едва прикасаясь к прохладной бархатной коже юноши  подушечками пальцев.
- Это даже хорошо что Вы не ушли.
Шарль вынул телефон из кармана.
- Итак. Что мы делаем. Сейчас с моего телефона Вы звоните своему приятелю и говорите, что нужен паспорт. Самый простейший липовый паспорт я, думаю, он способен замутить. Что ему нужно? Только моя физиономия. Так как я Вам почему-то доверяю, хоть убейте,  не знаю почему…
Шарль даже приложил руку к груди, подтверждая искренность своих слов. На не доверяяяяял он, ох не доверяяяял. Ни капли не верил, но выхода другого не имел. Всюду риск. Риск, риск, риск... И на его взгляд  это риск не столь большой, на какой он мог бы нарваться здесь в поместье.
- Итак, моя физиономия в отличном качестве вот здесь в файлах флэшки моего телефона. Симка зарегистрирована не на меня и не на Симона. Риска никакого. Для меня во всяком случае. После того, как Вы созвонитесь с приятелем и объясните что и как, мы посылаем ему ммс и он получает возможность распечатать мою физию и вклеить ее в липу. Полагаю, ее хватит на то, чтобы взять билет на поезд и уехать туда, куда мне надо. А там уж я сделаю вполне нормальные документы. На любое имя. Хоть Шарль Азнавур, хоть Марк Симонэ.  Пока я валандаюсь с аукционом, у Вашего паренька будет время сделать простейшую ксиву, а потом мы и подъедем за ней. Ночи на путешествие хоть до Парижа и обратно хватит с избытком. Франция не Россия. На севере чихнешь, на юге «чтоб ты сдох» услышишь. Итак. Звоним?

11

Бросив первый взгляд на «Симона», Марго медленно моргнул и, пока задавал свой вопрос, даже не попытался скрыть пристальное удивленное внимание. Щетина исчезла, усталость, казавшаяся извечной, поддалась горячей воде, остаточное спрятали тени от широких полей строгой, чуть франтоватой шляпы.
«Совсем недалеко от тридцати. А я-то думал...»
Он позволил легкому одобрению отразится на лице и переключился на детали костюма, глазея уже не так беспардонно. Что-то вроде френча, удлиненный силуэт, черный цвет. Практично. Скрывает язык тела, если не слишком усердствовать в «разговоре». Жано выбрал клевый вариант. В точку. Стилизованная под времена дикого-дикого запада рукоять кольта в поясной кобуре не выглядела чужеродно. О нет. Этот человек умел носить оружие открыто и не выглядеть при этом нелепым.
Дзинь-дзинь. Тревожный сигнал сработал, но не взвыл яростно.
«Ты и так знал, что он не прост. Без паники. Из этой игрушки палить нельзя».
Марго вообще не любил огнестрел, сам-то пользоваться умел, но не хватало ни меткости, ни скорости. Ни желания убивать. А вот в переделках вместе с Камилем бывать приходилось. Один раз из чистого любопытства увязался на «стрелку». Один раз случайно попал в переплет. Или два? Смотря как считать. Не суть. Свистящие опасно близко пули - не самая лучшая рекламная компания правильности бытия в его восприятии. Некоторые очень любят демонстрацию крутизны, почему-то считая оружие не только мечом, но и щитом. Опасное заблуждение. Опасное в первую очередь для всех, кто попадает в зону поражения рядом с «крутыми». Правда, «Симон» не слишком смахивал на этот типаж. Однако чужая душа - потемки, как ни крути. И хорошо, что в кобуре всего лишь муляж.
Неторопливо поднявшись с кровати навстречу бравому шерифу, Марго не дрогнул от легкого прикосновения - приготовился к нему, отслеживая каждое движение мужчины. К чему он совершенно не был готов, так это к тому, что тело может откликнуться на рассеянное приветствие чужих пальцев. Едва-едва, редкой россыпью мурашек по позвонкам. Но не безучастность.
«Класс. Только этого не хватало. Драный ты кот... Вечно тебе мало. Пушки не любишь, зато по-прежнему торчишь от мужиков с пушками...»
Ладно, не стоило шугаться от проблемы, которая и не проблема ни разу. Отзыв есть. Зато пароля нет. Осознанного - точно. Деловой подход рулит.
Он не был уверен, что ничем не выдал себя. Ну и плевать. Главное - паспорт.
Марго решительно взял мобильный. При нужде связаться с Люком по ненадежным линиям  существовала простая действенная схема. Ее-то и стоило использовать сейчас - незачем светить в чужом телефоне номера.
- Доверие драгоценно, месье Симон, благодарю, - он склонил голову, пряча мимолетную понимающую усмешку. - Раз так, первым делом попробую Марсель. Он куда ближе. И, пожалуй, дешевле.
Марго пробежался пальцами по кнопкам, набирая смс для интернет-абонента. Он знал, что, как только послание дойдет до адресата, в спальне Люка на ноуте заиграет Марсельеза. Патриот, мля. С извращенным чувством юмора. И очень надежный друг.
Писк ответного сообщения. Опять молчаливая дробь по клавишам. Снова писк. И снова. И снова.
В последнем смс ушло - «Ок. Будем рядом - позвоню с автомата. Этот ящик лучше грохнуть». И фотография.
- Все. Сделано. Нас будут ждать в Марселе не позже пяти утра. Должны уложиться.
Согревшийся в его руке пластик мобильника лег в протянутую ладонь не раньше, чем все сообщения были удалены.

12

Пока Марго набирал тексты на телефоне Шарль просто разглядывал его лицо.
Если не приглядываться, то горничного можно запросто принять за девушку. Но кисти рук крупноваты, черты лица чуть более резки, чем девичьи, плечи и едва видные мускулы рук заведомо мужские. Разве что просто худой как подросток.
Глянул на лоскуток ткани  вокруг торса и юбку.
Странно все это конечно. Кожа тонкая припудренная, взгляд сосредоточенный. Выражение лица меняется мгновенно. Смотрит с любопытством, настороженно, но вполне мирно.
Марго протянул ему телефон и Шарль задержал его пальцы в своих.
- Уложиться, х-мм… у меня вопрос. Как Ваше имя? И еще…
Шарль протянул руку. Положил на талию и привлек ближе, продолжая удерживать руку юноши со все еще зажатым в ней мобильным.
- Тут такое дело…
Шарль растерял все слова. В самом деле как парню, ряженому в девицу и работающему в Вертепе объяснить простыми словами сложные обстоятельства. Вот так  без смущения, уверенно, как и положено бравому шерифу в комстюм которого он обряжен. Бля… черт… Бравые шерифы по таким местам не ошиваются это раз, на аукционы подобные здешним не подписываются это два и с парнями, ряжеными в девиц не обжимаются это три. А четвертое не чувствуют себя в тупике, осознавая полнейшую провальность первых трех утверждений.
Ничего против однополой любви и секса Шарль не имел. Сам по пьянке сосался там с кем-то. Никакого особого шока не испытывал. Но и на продолжение не настраивался. Да вообще не думал ни о чем таком. Если бы не нынешние обстоятельства.
- В общем…  симпатичный Вы молодой человек, как бы Вам сказать-то, - Шарль задумчиво перехватил руку Марго, словно танцевать собирался, чисто машинально вышло, - я знаю о Вертепе очень мало. Только понаслышке. И эта наслышка пестрит весьма шокирующими ум обычных людей подробностями, если Вы понимаете о чем я говорю? И я понятия не имею что там будет на аукционе. Какие-то задания в качестве выкупа. Я буду стараться, но говорю Вам сразу – весь мой практический опыт с парнями один или два пьяных поцелуя. И все.
Святый Боже, какую он ересь нес. Хотя… фигня а том, что вся эта ересь являлась истиной правдой.
- Так что хреновый Вам достался покупатель, - Шарль улыбнулся и задумчиво потерся щекой о пальцы горничного. - Расскажите мне все, что знаете об аукционе и о хозяине замка. Пару слов. Кратко.

Отредактировано Шарль Морель (2010-04-10 16:35:22)

13

Ситуация менялась как картинка в калейдоскопе - медленным наплывом разноцветных стекляшек, складывающихся в неожиданные сочетания. Легко шагнув в танцевальную позицию, Марго невесомо положил руку на обтянутое черной тканью костюма плечо и расслабленно замер в тепле чужих рук, запрокинув голову, чтобы взгляд не упустил ни малейшего изменения мимики "партнера".
Он любил прикосновения. Он вообще зависел от них, когда речь шла о близких ему людях, если уж начистоту. Злобный бойцовый кот оборачивался игривой ласковой кошкой - для них. Но "Симон" был едва знаком и от него пахло опасностью. Поэтому сейчас пришлось играть простоту и легкость. Правда, набросившиеся вновь на позвоночник мураши, плотно обосновавшиеся в "кошачьем месте", облегчали задачу. Выражение лица ничем не выдало колебание, через которое пришлось переступить. Напротив, открытая улыбка и спокойное внимание четко демонстрировали незамутненную приятность от происходящего. А тем временем в голове вертелась безумная карусель вопросов.
Что толкнуло "Симона" сейчас на сокращение расстояния и на словах, и на деле? Что значила его странная откровенность? Действительно предупреждение или искусная ложь от первого до последнего слова? Это смущение настоящее? Зачем ему - так?
Марго не знал. Он лихорадочно просчитывал возможные варианты и ругмя ругал пробелы в информации, полученной от Жано. В свой последний визит месье Симон вел себя иначе, это отметили все, кто сталкивался с ним раньше. Нынче ни одного вызова раба в апартаменты. Ни единой поставки пациента в медпункт из его комнат. Пятьдесят на пятьдесят. Вот они, акутальные шансы на правдивость. Но, какие бы сомнения не стучали упорными дятлами в темечко, игра должна быть безупречна.
- Марго, месье Симон. По паспорту, - тщательно отмеренная доза неловкости в кристально-честном взгляде. - Матушка пожелала, с тем и живу. И не стоит так переживать, вы меня  полностью устраиваете в качестве покупателя, - тонкие пальцы мягко погладили плечо, без всяких провокаций, только успокаивая. - Я бы вряд ли пошел на этот аукцион, если бы наше знакомство не началось слишком буйно. Думаю, предупреждения от коллег о возможных событиях в Каминной зале мне бы хватило, чтобы не польститься на премию. Господин де Виль отличается богатой фантазией и пристрастием к масштабным кровавым развлечениям, круто замешанным на сексе. Вот и все, что я о нем знаю. Но и этого в избытке, если помнить, что аукцион организован по его воле. - Да, оно, самое то. Честное признание. Типа, поплыл, поверил от мизинца на правой ноге до самых гланд. И парой слов, как и запрошено, о планируемом развлечении маскарада. - Хотя оно и к лучшему, что так все получилось. Иначе мне бы не удалось выбраться из поместья для выполнения взятых на себя обязательств. Месяц испытательного срока у новичка, знаете ли. Никакой свободы перемещений.
Он сдал и эти сведения без сомнений. Все равно вылезло бы - не раньше, так позже. А подробности можно и опустить.
- Что же касается вашего опыта в делах постельных без участия женщин... -  Марго сам поразился изысканности формулировки. - Не думаю, что это может стать проблемой. Разве что от вас потребуется тра... то есть, простите, вступить в половую связь с кем-то из невольников публично в качестве задания, а вы не сумеете переступить через внутренние запреты. Ежели у вас таковые имеются, конечно.
Он придвинулся ближе, ненавязчиво спускаясь ладонью по спину Симона, лаская и проверяя разом все.
- Я мог бы сейчас кое-что... - рука замерла, натолкнувшись на твердость не с той стороны, на которую можно было бы рассчитывать, имея дело с мужчиной. И форма не та. Хоть и легко узнаваемая. - Неужели костюм шерифа предполагает ношение еще одного муляжа за поясом брюк?
Холодные колючие нотки разнесли в клочья игривость тона. Серые глаза невольно сузились. Настоящая пушка - а Марго ни капли не сомневался в способности найденного на ощупь оружия выстрелить -  которую новый знакомец собрался тайком протащить на аукцион, подхлестнула подозрения. В виски ударило барабанным боем зачастившего пульса.

14

Продолжая держать Марго в полуобьятии, но уже забыв об этом Шарль переварил информацию
- Очень приятно. Прекрасное паспортное имя.
Злодейка судьба подсунула ему горняшку, имеющему связи с аферистами, могущими обеспечить фальшивые документы – это прекрасно, но какого черта этому горняшке взбрело идти на аукцион лотом.
- Наверное, невыполнимо. Я вот как-то непубличный человек, но посмотрим, может быть не так страшен черт, как его малюют. В любом случае попытку сделаю, но через себя, - Шарль покривился, передернул плечами и отпустил Марго от себя на отлет руки, подняв ее и предложив сделать пируэт танца, затем снова прижал, - но через себя переступать не стану. я вот как-то ничего не имею против мужчин и женщин, но прилюдному сексу не особо симпатизирую, м-да...
Глазенки у Марго стали злые и настороженные стоило ему нащупать рукоятку  Вальтера. Даже странно. Неужели , работая в таком месте и понимая что здесь за общество он считает подозрительным ношение оружия.
- Нет, не муляж. Обычный Вальтер. В целях безопасности. А что такое? Законом разрешено и прочее. Кроме того, в таком месте и при подобных моим обстоятельствах, это может стать единственным средством защиты.
Это удивление свело на нет шутливый тон и пригасило на мгновение улучшившееся настроение. После душа Морель все же чувствовал себя много свежее.
- Хотя, Вы вправе мне не доверять, марго. Это точно. смысла не вижу Вас переубеждать.
Он снова отпустил от себя Марго и послал его в свободное кружение по комнате.
Сам же подошел к окну, поправил шляпу, чуть надвинув ее на лоб, расставил ноги и уперся кулаками в бедра, проговорил негромко ни к кому не обращаясь, просто озвучивая свои мысли.
- На хера я все это затеял, понятия не имею…
Как-то и душ забылся и словно снова грязью полили.

15

Закружившись по комнате и втайне радуясь тому, что  в танцевальных импровизациях на каблуках любой высоты довольно умел, Марго терпеливо переждал инерцию посыла в... свободный полет и замер, перебарывая мельтешением перед глазами.
Зазеркальная сказка затянулась. Человек, который не далее как два часа назад обещал прицелом зрачков смерть любопытному горняшке, сейчас сбивал с толку искренней обидой на недостаток доверия. Как быть? Он его совсем, совсем не понимал. И за краткое время до аукциона не было шансов разобраться. Черт с ним, с Вальтером. Даже к лучшему, что все узналось. Станет горячо этой ночью - будет ясно, с какой стороны может грозить опасность случайного визита симпатичного кусочка свинца. Но... Но. Недосказанность сейчас могла все испортить. Прогорит общее дело без протянутых между людьми ниточек.
Шагнув к окну, Марго остановился за спиной тихо беседующего с самим собой шерифа.
- Месье Симон, отличный джеб в висок несколько подпортил идиллию нашего знакомства. Как и ваше первоначальное намерение прикопать меня в укромном уголке. Частично понимая ваши мотивы, я не осуждаю за подобную реакцию на мое поведение, далекое от великосветского совершенства. Однако и некоторая настороженность с моей стороны кажется достаточно уместной. Человек с оружием - это человек с оружием. Как ни крути. Послушайте...
Тщательно подбирать слова и сохранять при этом неподвижность оказалось сверх сил Марго. Незаметно для себя самого он принялся нарезать круги по спальне. Шелест тафты, перестук шпилек и негромкий голос.
- Послушайте. Я не ставлю под сомнение то, что вы выполните условия нашего соглашения. Я также не сомневаюсь, что на аукционе вы сделаете все возможное для выкупа лота-меня. Иначе просто отказался бы от авантюры без шансов на успех. И... ну... а, дьявол! Вам нужен качественный паспорт. Доберемся до Марселя и новехонький пластик а-ля-натурель там уже будет поджидать. Не требуйте от меня слишком многого. Не надо. Мне не хочется врать на пустом месте.

16

Шарль развернулся к Марго, нарезающему круги по номеру. Юбка шуршала, каблуки дробно стучали, сам Марго расточал упреки и обещания.
Когда полез в карманы, вспоминая, положил ли сигареты и зажигалку, то в одном из них  обнаружил комок какой-то ткани. Еще только трусов чьих-то забытых не хватало!
Но все оказалось прилично. Это был свернутый черный шелковый платок.
Марго упрекал в рукоприкладстве, Шарль разглядывал платок, мысли вразброд и вообще пора идти на аукцион.
На кой черт платок? Тьфу, ты! Это же маска. В голове мелькнули, прокрутились несколько кадров из вестернов. Платок  на лице, глаза грозно сверкают, клубы пыли и лошадиное ржание, свист пуль, грохот выстрелов.
Ну, шериф же!  Шарль развернул и сложил платок с угла на угол, примерил на лицо, завязал, глянул на свое отражение в зеркале. Реальная такая крутизна киношная. Сдернул платок с лица на манер шейного шарфа, остановил Марго.
- Так бы и сделал, как Вы говорите. Не сомневайтесь, душенька моя! Ничего не поделать. Положение у меня незавидное, адекватность на нуле и едва держится на ниточке. Стоит чуть-чуть потянуть и лопнет нафиг.
С этими словами он провел пойманного за плечи Марго через комнаты, подтолкнул к дверям и распахнул их.
- Выматывайтесь, дорогуша. Вы меня вдохновили, я стал смелым и решительным. Ибо паспорт это прекрасный стимул выпендриться на аукционе, который устраивает любезный мсье де Виль. Сейчас только смелость спрысну коньяком и пойду. А пушка... Ну, хорошо, оставлю ее тут. От греха подальше. В сейф запру. Мало ли чего в голову взбредет. И так дров наломал. Идите, Марго. Встретимся на торгах. Юбки не помните.
Снова взял за плечи, привлек к себе, поцеловал в лоб. Вышло по-дурацки как-то. По-отечески что ли. Еще и по щеке потрепал.
Сознавая глупость своих действий, выставил Марго за дверь и захлопнул ее.
Стоило пару минут побыть одному, выпить чего-нибудь и уже пора идти.

Отредактировано Шарль Морель (2010-04-17 17:02:44)

17

Он посидел немного в ванной, снова ополоснул лицо, чувствуя противный привкус во рту после недолгого сна, вычистил зубы и вернулся в столовую.
Налил на два пальца коньяку в стакан, но пить раздумал.
В горле першило и хотелось пить. То ли простыть успел незнамо как-то ли просто от выпитого накануне и  утром спиртного. Голова побаливала. Закинул пару таблеток обезболивающего, запил водой и вытряхнул из кармана черный шелковый платок, который должен был сыграть роль маски. Повязал его на манер вестерновских ковбоев на лицо, чуть сдвинул шляпу на затылок, чтобы не мешала смотреть, хотя и оставляла лицо в тени. Теперь в ореоле черного цвета глаза казались ярче, а смугловатое  лицо бледнее.
Про обещание, вернее отговорку выложить оружие Шарль напрочь забыл еще тогда когда произнес эти слова. Поверил сейф. Портмоне с изрядной суммой, доставшееся ему от Симона на месте, банковскую карточку можно было выбросить, ибо Симон наивная душа пин-коды хранил в бумажнике и Шарлю не составило труда снять наличность в банкоматах за несколько приемов и удачно смотаться. В чем-то везет, в чем-то не повезет. Пока что фортуна была благосклонна.
Осталось заполучить горничного на аукционе и этой же ночью уйти из поместья.
Поправив немного мешающий дышать платок на лице, Шарль запер сейф, крутанул кодовый замок и покинул апартаменты.

Каминная зала ------->


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Апартаменты гостей » Комнаты Жана Симона