Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прочие помещения замка » Комната отдыха для прислуги


Комната отдыха для прислуги

Сообщений 1 страница 20 из 65

1

http://i26.tinypic.com/2vc6ahd.jpg

2

>>>>>Комната Луи Лувье

Никогда еще Лувье так не проклинал ковровые лестницы, широкие пролеты, резкие повороты и богатые, даже в служебном крыле интерьеры, когда черти какие нетопленные спортзалы с позолотой и лепниной, пересекаешь, поджав живот, как волк по льду. Из одного угла пялил слепые глаза мраморный голый мужик в римском шлеме, выпятив античный бугор, пришлепнутый фиговым листом,  в другом углу  - торчала малахитовая ваза, размером с ванночку для младенца, полная янтарного  винограда. Лулу походя щипнул сочную ягодку, кинул в рот, раскусил и сплюнул в кулак.
Восковая. Ну как же мне сегодня везет, как утопленнику,  даже в мелочах.
Сухая жажда в жилах от досады только усилилась вдесятеро. В голову лезла полнейшая чепуха.
Лулу всерьез начал вспоминать подробности поездки Париж-Лион- Ренн- лесная глухомань.
Наемная машина с водителем-телохранителем Неро.
Ты уверен, что на мокром шоссе вас не занесло и вы не вписались в стену тоннеля? Всмятку. Так что потом бригада дорожной скорой автогеном вырезала трупы из обломков.
А может быть остановка дыхания во сне? Передоз «ангельской пыли»? Кровоизлияние в мозг? Обширный инфаркт после бутылки Alta Vista Alto, лангустинов, цыпленка с соусом из черных трюфелей и глазированной утки с тмином и мармеладом из папайи в «Pierre Gagnaire».
(хороший мальчик: всю ресторанную карту наизусть вызубрил, прежде чем дожраться до разрыва желудка)
Или на клубной вечеринке намешал шампанского с абсентом, пошел в сортир, поскользнулся  на использованном презервативе и раскроил череп о шикарный  унитаз Lavandino.
Других поспрашивай? Помнишь с утра, в господской галерее,  тот бритоголовый, жертва солярия, в черной двубортной паре на голое тело, рот полон золотых зубов, языком гоняет комок жвачки,  смотрит на всех, как бог на говно, у него во лбу, часом, не наблюдается пулевой дырки? Босой подросток в клетчатой юбочке школьницы, ошейник со стразами, в руках поднос с коктейлями?  Рисунок синих вен на сгибе локтя – голубая акварель. Глянь повнимательней – не мерещится больничный катетер? Лейкемия, общая палата детской онкологии, в шесть утра  агония и вот на третий день он открыл глаза здесь, улыбнулся, взял на кухне поднос и пошел угощать гостей « Чего изволите, месье? Мохито?» «Алгонкин» «Маргарита»? «Роял-шерри» или легкую половушку с проглотом?
А вон тот фрик, вылитый Саша Барон Коэн пополам с Остином Пауэрсом, который визгливо хабалил в баре  с такими же «деваааачками», в расстегнутой гавайке, поверх фиолетовый бархатный пиджак, жабо на голой шее, зеркальные очки, Быть может, хохмач прибыл в Вертеп на элитном лайнере фирмы «Спид». Сколько раз ты сам, психуя, сдавал кровь на ВИЧ? И как потом, когда сестричка в окошке регистрации  брезгливо бросала "отрицательный",  ты нахрюкивался виски из горла до изумления и на танцполе обжимался с первым же качком в тесных джинсиках: гуляй, Лулу, пронесло на это раз!
Эксклюзивный райский ад для гомосеков. Это конечно все ерунда. Но ты круто попал, парень.

Лувье зверски хотелось есть после рвоты и нервных передряг, к тому же он готов был сейчас разбодяжить в ложке самый паленый "винт" и  пустить по вене пару кубов "солнечных кроликов"...
Он толкнул кулаком дверь комнаты отдыха. К счастью здесь было полутемно. В камине тлели уголья. Кожаные кресла обступили столик посреди, как буйволы кормушку.
На одном из диванов под интимной лампой лежало на животе нечто, болтая босыми ногами в черных чулках. На голове - тяжелые наушники.
Горничный мальчик. На ловца и зверь...
Горничный покачивал головой в такт  тихо бумкающей музыке, перелистывал глянцевый журнал. Поблескивали стальные клепки шнуровки корсета на широкой спине, и черные с мелкими блестками стринги.
На ковре, как лодочки на приколе, отдыхали туфельки на каблуке.
Лулу вскинул бровь, отследил линию мускулистого предплечья.
Привалился к дверному косяку, выразительно кашлянул. Ноль внимания. Более того, стервец щелкнул пузырем бабл-гама и начал невнятно подпевать плееру.
Не вытерпев, Лувье подошел к дивану и, жадно облизнув губы,  положил обе холодные ладони на поджарые ягодицы слуги.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-03 23:32:56)

3

Денек выдался ..насыщенным. Ксавье как поджаленый носился исполняя прихоти и капризы гостей: пирожное, морожное, мальчиков, ведерко со льдом и шампанским, ярко розовое дилдо с пущистым розховым же хвостом. Из номеров - на кухню, в "детсад" и еще бог знает куда. И все на каблуках! Кроме этого, пришлось с одной из "девочек" ликвидировать бардак в "рубиновых покоях". Когда они прибыли туда и вошли в пропахшую рвотой, спермой и (..дада!) кровью спальню его, Дюбуа, таки вывернуло. Убирались как минимум час. После всего этого и голова и ноги гудели. Требовался отдых. Он вспомнил как Тьенн на ходу бросил что то про комнату отдыха..Если бы не его, Ксавье, счастливая звезда - хер бы он ее нашел в этих катакомбах. А так..так просто наткнулся. И сейчас, лежа на широком диване и болтая ногами (опостылевшие туфли были сброшены), он вполголоса подпевал красоткам, что голосили в наушникаxб параллельно листая оставленный тут кем то JQ любуясь глянцевой жизнью
- "Вулеву куше авек муа" - на паузе чпокнув розовый пузырь бабль гама он хотел закончить
"се суар..." Но вместо этого взвизгнул, когда на задницу опустились холодные, как у покойника руки
- Какого хуя!!!Мгновенно скатившись с дивана он вытаращился на какого то пухлого хлыща
- Ты еще что за хрен с горы?

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-03 17:22:07)

4

- Фу, как грубо и неженственно. - Лулу очень хотелось приземлиться в покойное кресло, но ощущения пониже копчика четко подсказывали: сидеть тебе не светит еще дня четыре. - он навалился локтем на спинку дивана, с ленцой округлив бедро -а какого тебе надо? Предпочитаешь длинные, короткие, с пирсингом, афроамериканские? силиконовые мэйд ин Тайланд? Есть новые модели - со встроенным свистком, как у чайника. При оргазме выдают полицейскую трель.
Он откровенно любовался как юноша на полу барахтает в воздухе жилистыми крепкими ногами в нейлоновом черном муаре.
Вылитый Бемби... Сколько ему? По старой привычке торговца живым товаром Лулу профессионально оценил колени, шею и форму запястий - верный признак возраста. Больше пятнадцати, но меньше восемнадцати. Годен к строевой. Тянет штуки на четыре евро, если необстрелян, и все девять, если имеет опыт.
Лувье примирительно протянул:
-  Господи,  неужели я такой страшный? Ну, извини.  Да кстати, ты здорово подпевал. Сбил с ритма весь "Вертеп".
Сощурился, вглядываясь в скуластое, обиженное лицо брюнета, угадывая черты:
- Точно, я  тебя помню... Ты третьего дня убирался у меня в ванной и разгрохал флакон "Poison". Ничего, я не в обиде. Теперь там приятно пахнет. Как же тебя... Селестен? Патрик? Нет, Патрик старше и вроде рыжий. Меня зовут Луи, я здешний пианист, комната в торце коридора.
Лулу, охнув, наклонился, протянул свободную руку, чтобы помочь ряженому молодчику подняться.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-03 17:55:41)

5

Сидя на полу Ксавье снизу вверх смотрел на незнакомца.
и слушал. Про хуи.
*Бля, да за такие шутки тебе самому вставить надо - со свистком! встроенным! чтоб свистел во время оргазма"
Однако злости не было. Чутье подсказывало что парень - не опасен. А это главное. В этом блядюшнике, как горничная уже успела понять, чутье было чертовски важной штукой. Этот вот щеголеватый пухлый купидон опасен не был. Более того он был...забавным.
- Слышь ты, ценитель силикона и пластика - Ксавье не удержавшись фыркнул. 
Я предпочитаю классику. 17-20 см теплой живой и твердой плоти. И уж точно в комплекте с носителем этого "джойстика"
-  Господи,  неужели я такой страшный? Ну извини.  Да кстати, ты здорово подпевал. Сбил с ритма весь "Вертеп".
Ухватившись за протянутую руку, парень встал на ноги. Пол неприятно холодил ступни сквозь чулки.
Подбоченившись Ксавье уставился оценивая собеседника и сморщив нос выдал:
- Да нет, не страшный...только помятый какой то. Испытания что ли проводил? Эксклюзивной модели? Со свистком?
Хихикнув, Дюбуа снова уселся на диван. По турецки. Совершенно не смущаясь, что нижний край корсета не прикрывал то, что нормальным французским горничным ну никак не полагалось. Длинной так 17-20см, в эрегированном виде. Живого и теплого.
Как же тебя... Селестен? Патрик? Нет, Патрик старше и вроде рыжий. Меня зовут Луи, я здешний пианист, комната в торце коридора.
- Ааааа, точно!!! - В смысле я не про духи, а про то что ты - тапер да? Ну да, ну да...там было столько склянок в ванной, что одну разбитую мог бы и не заметить! А вот нет! ! Запомнил, марципанчик!
-  Сам ты ! Селестен! - Ксавье я ! Ксавье Дюбуа-горничная.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-03 18:23:01)

6

Лулу вдруг стало так легко, будто голова наполнилась гелием, он коротко хохотнул, но тут же промакнул безымянным пальцем ссадину на краю рта.
- Не угадал, Ксавье. Свисток - это детство. Бери выше: я - человек, затраханный антикварным граммофоном. Я ж эстет, я не могу иначе. Спроси потом у товарок, наверняка они в барной комнате мои последствия подтирали. Я прямо душу излил. Прикинь, теперь у меня лишняя звездочка - он осторожно хлопнул себя по обтянутому фланелью заду -  на фюзеляже.
Пианист принужденно переставляя ноги, подошел к дивану, буркнул
- Подвинься. Иду на посадку. -  и вытянулся на боку, закинув скрещенные ноги на подлокотник, повозился, как сенбернар на подстилке и жалобно попросил. - Слушай, заправь добро, ну что ты больного человека мучаешь?
Он не мог оторвать глаз от аккуратного члена "горничной", чуть набок, приплюснут перемычкой стрингов, выперла половинка мошонки - светлые веснушки, мелкие поры удаленных  горячей эпиляцией волосков, тонкий рисунок сосудов.
- Ксавье,  в долгу не останусь, ты не знаешь, где в этом дворце спорта можно раздобыть пожрать? Я до утра не дотяну. С меня коньяк. Я бутылку захватил, так что - вклад имеется.
Лулу тяжело,  без шуток прикрыл глаза, веки набрякли темной солодовой усталостью.
- У меня сегодня внеплановый день рождения. Нет, по паспорту я родился в августе. Но понимаешь, меня сегодня чуть не пристрелили. Выжил. Кисмет. Ты знаешь, что такое "кисмет"?

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-03 23:22:47)

7

- Не угадал, Ксавье. Свисток - это детство. Бери выше: я - человек, затраханный антикварным граммофоном. Я ж эстет, я не могу иначе. Спроси потом у товарок, наверняка они в барной комнате мои последствия подтирали.  Прикинь, теперь у меня лишняя звездочка - он осторожно хлопнул себя по обтянутому фланелью заду -  на фюзеляже.
Неверяще уставившись на блондина горничная неуверенно протянула:
- Не еби мне мозги! фантазии свои эротические можешь какой нибудь дуре рассказывать - я даже подскажу какой...
Однако то, как неуклюже завозился на диване музыкант, указывало на то что ... На то что сказанное правда. Ксавье совсем не хотелось об этом думать. Вообще. После дня беготни и оттирания сортира в "рубиновых" мать их так "покоях". Но именно это, нежелание принимать страшное, делало это страшное правдивым...До визгу правдивым.
Ксавье помолчал и небрежно поправил член. Совершенно механическим, лишенным всякого эротизма жестом.
А потом неожиданно для себя погладил пианиста по щеке
- Все не так плохо мой поросеночек! Если тебя все еще волнует содержимое чужих штанов.
Ксавье фыркнул. Такое пышное поименование нижней части униформы показалось сейчас до истерики смешным.
- А пожрать я бы и сам не откзался. Давай так. Ты сидишь тут и не высовываешься. А я мухой метнусь в служебный буфет. Чего нибудь организую. Перспектива маленькой попойки согрела сердце. Все лучше чем сидеть в своей комнате и пялиться в телевизор.
- Я быстро. северным оленем -рога на спину! - заверил он и легко поднялся с дивана. А ты пока стаканы из шкафа достань.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-03 18:47:22)

8

"Вам держали "пушку" у лба? Не сподобились? Ну и хрен с ним... По-арабски кисмет - судьба. Или, может быть, по-турецки.".
Это у европейцев судьба слепая девочка Фортуна или вот еще - Норны - пряхи северных  легенд. У арабов судьба - неопрятная старуха с петушиным пометом и перьями в пепельных патлах, она сучит нити костяными пальцами из собственных пустых глазниц, как паучиха-каракурт. Кисмет сошла с ума еще до начала времен. К ней лучше не приближаться. Потому что у нее очень острые зубы и ногти.
С треском распался в камине большой кусок угля. Вспыхнуло из последних сил и меркло багровое сияние.
Кода корсетный мальчуган упорхнул, Лувье чуть расслабился, прислушался к легкому, отдаленному цокоту торопливых каблуков. Погладил, не думая ни о чем, черную кожаную обивку дивана.
И вдруг, ладонь, как в гавань, попала в тепло. Пара вмятин на пухлой стеганой обивке.  Здесь только что сидел голенастый подросток.
Теперь мне все, кто моложе двадцати лет кажутся подростками - это  верный индикатор возраста, куда там седым волосам и "вороньим лапкам" морщин, которые светят мне лет через семь, если доживу. Мать твою, Лулу, он здесь только что сидел. Ерзал филейками, смеялся, выделывался. Вот его журнал и розовая жвачка прилеплена на разворот с анорексичными кобылами топ-моделями. Брюнетик совсем недавно ходил в школу, покупал на углу жареный миндаль, сочинял письма Санте на Рождество, высасывал сладкий сок из желтых цветков акации. Подкладывал пивные пробки на трамвайные рельсы. Тайком курил за мусорными баками на школьном дворе. Мне плевать, я знаю, что он не делал этого. Мне сегодня на все плевать.
Кровь опасно стукнула в висках.
Лувье сильно выдохнул, прижался щекой к местечку насиженному Дюбуа. Втянул ноздрями еле уловимый запах. Тяжко ходили округлые бока под темно синей обтяжкой свитера. Тело дрогнуло в известном ритме. Взад вперед. Трусы-боксеры стали тесны. Лулу сжал кулак. На крупном запястье выступила синяя вена. Он постарался устроиться так, чтобы не давить на разбухшую промежность. На всякий случай, прикрыл пояс сброшенным пиджаком. Расправил складки. Не заметно? Все в порядке. Гладко, как пустыня Наска.
Ни боль, ни усталость не могли погасить его ненасытный постельный аппетит. Бывают такие дни, когда... Вот он, Вертеп. Скоро ты будешь пускать слюни даже на шланг от огнетушителя или узкую насадку пылесоса. Ты стал неразборчивым лакомкой, Лулу.  Ты похож на лягушку, которая, тужась, пытается проглотить залпом футбольный мяч. Ну что поделать, если хочется всего, всего, всего... И сразу. И побольше.
Лувье улыбнулся, глядя на белую дверь с золотой дворцовой геометрией узора. Смаковал про себя каждую деталь. Четкую линию стянутой корсетными косточками талии, отдутое выдохом от рта темное колечко прядки "а, м'сье, черт побери", уже переломавшийся, но еще звонкий тенорок с хрипотцей, как  молотый кайенский  перец на кончике ножа, воткнутого по рукоять под кадык виз-а-ви.
И зачем шустрого  парнишку вырядили в тряпье из дешевого секс-шопа? Только портит силуэт, угловатость молодости, словно шоколадное пирожное закатали в вакуумную упаковку - и не понюхать и не слизнуть крем.
С первого дня в Вертепе, Лувье поставил себе условие - не пользоваться услугами рабов, даже если так припрет, что еще один вдох и мошонку разорвет от натуги. Во-первых по чину не положено - кто ты такой - обычный наемник, не выше горняшки-пичиконды с перьевой метелочкой для пыли, а во вторых... доступный плод пресен. Ветхозаветный бог с ватной бородой не зря продиктовал Адаму и Еве запрет - иначе  пресловутое яблочко до сих пор бы мирно болталось на ветке, а люди были бы уверены, что эта штука между ног нужна только для того, чтобы мочиться. Змея-искусителя зовут "Нельзя".
Распаленный Лулу заставил себя встать - так поднимают кнутом упавшего в оглоблях тяжеловоза - добрался до шкафчика-горки - идти теперь было трудно не только от досадной травмы, но и от налившегося тугой нетерпеливой похотью ствола, стиснутого бельем и застегнутой ширинкой.
Он выбрал пару стаканов с толстым дном, поставил их на столик посреди комнаты. Отсветы камина играли в литом стекле. Лулу перевернул стаканы, провел их восьмеркой:
-Угадай, под которым шарик? Шарика нет. Дурак. Оба пусты.
Успокоившись, снова завалился на дивам, стал ждать юношу. Сжевал всухую еще одну таблетку экседрина, унимая боль в "горячей точке".
Задумчиво потирал внутреннюю сторону полного бедра. Жадное возбуждение хоть и было нешуточным, но не мешало бывшему аферисту и сутенеру соображать. Лулу был доволен, что с первого слова взял верный тон -  пригодилась привычка с каждым заговаривать на его языке, - во-первых у прислуги острый глаз. Воробышек крутится день деньской среди клиентов и способен порассказать о "Вертепе" немало, наверняка знает, кто из обслуги на досуге балуется "дурью" и по каким дням до города отправляются машины снабженцев, остальное дело техники - приостановить контракт, заплатить водителю и - свободен, как детка на каникулах. В городе, не дожидаясь ареста, - в полицию добровольно с чистосердечным признанием "на блюдечке". Пусть обеспечивают мне неприкосновенность свидетеля. А может быть сделать анонимный звонок. Донос, конечно, дельце благородное и...выгодное, но своя задница дороже. Что ж, в очередной раз попробую "и невинность соблюсти и капитал приобрести".
Во-вторых парнишка просто ему нравился. Неплохой вариант, чтобы скоротать пару часов ночи.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-04 02:16:00)

9

Ксавье действительно "метнулся мухой". Насколько это вообще было возможно в местных лабиринтах. Кстати говоря, особенность эта нервировала. И нешуточно. Будучи "при исполнении" всего-то неделю,  Дюбуа не раз ловил себя на мысли что если сложить все расстояния, которые он пробегает за день, то получиться как минимум дорожка до луны и обратно. Даже учитывая немаленькие размеры замка, в голове не укладывалось несоответствие между ограниченной территорией и безграничностью внутренних галерей переходов и коридоров. Словно внутри переставали действовать обычные законы. Вот и сейчас поход  до служебного буфета где царствовал вихрастый Томми занял гораздо больше времени чем казалось Ксавье.
Выслушав полную «нечеловеческих страданиев» исповедь горничной Томми ухмыляясь снабдил того бумажным пакетом в который сложил сандвичи с лососем и курицей. Подумав, добавив бутылку Перье и бумажные салфетки. Ксавье, тем временем, похватал с витрины упаковок с фисташками и арахисом и,видимо от жадности, "А гулять так, гулять!" прибрал к рукам четыре шоколадных маффина. Оставалась последняя часть операции.
- Томммииииии, - почти пропел парень - Томмииии я так выдохся сегодня день ужасный... Может у тебя будет для несчастной страдалицы что нибудь... Ксавье прикрыл глаза своими мохнатыми ресницами и томно вздохнул
- приятное.
Конечно, он не рассчитывал на марочки или колеса. Но сейчас, видит бог, его вполне устроил бы и обычный косяк. Немного сладкого дыма чтобы развеяться. А у Томми травка  была. Еще утром за завтраком, этот ушлый «поваренок» предлагал Ксавье «покурииить и расслабиться» как нибудь вечерком после смены.
Томми покачал головой и протянул пачку Мальборо
- Держи. И не болтай. И со вздохом добавил:
- Шалава ты все-таки Ксавье. Кто обещал придти вчера? Киношку посмотреть?
- Сколько? - мгновенно избавившись от томности в образе - вопросил Ксавье.
- Да я ... - покраснел Томми внезапно... - да ты... да я, правда, кино звал смотреть
- За сигареты сколько, дурень ты ирландский! – повторил  Ксавье нетерпеливо.
- 40 - насупившись, ответил Том.
Ксавье проигнорировав "лирику про кино" вытянул из-за чулочной резинки сложенные купюры. Расплатился и открыл уже распакованную пачку. Лекарство от усталости плотно свернутыми гильзами покоились в "гробике" сигаретной пачки
- Ты золотко, сладкий, но сегодня я - труп. Благо смена закончилась, побреду к себе упаду спать. Не сердись… - горничная убрала трофейную пачку за резинку чулка и, послав "поваренку" воздушный поцелуй, направилась к выходу. Обратный путь занял чуть меньше времени. По дороге Ксавье размышлял о том, что рассказал пухлый музыкант.…Судя по комнате, мужик был не из простых. У простых в шкафу не висят костюмы, сшитые портняжками с Сэвил-Роу. А  крахмальные манжеты сорочек они не скрепляют запонками из белого золота с изморосью мелких бриллиантиков. Одного беглого смотре номера хватило чтобы понять - хозяин себя любит и предпочитает иметь лучшее из доступного. С другой стороны, гостя вряд ли поселили бы в крыле для прислуги. Что-то тут было нечисто. И следовало держать ушки на макушке и не болтать лишнего. А с третьей стороны, приснопамятная интуиция настойчиво шептала о том, что с этим «поросеночком» все, что грозит Ксавье Дюбуа – быть уболтаным до стояния полного невминоса. «Ай, ладно что я тут рассуждаю, словно мне предстоит экзамен в Сорбонну. Всего - то - небольшая попойка и немножко  травки после трудового дня.»
С этой мыслью Ксавье распахнул двери комнаты отдыха
- Вуаля. Мальчиков и жрачку заказывали?

10

Увидев юношу, Лулу мгновенно сменил выражение лица, на прежнюю безобидную медовую масочку, "смотри, сестричка, мы с тобой одной крови, я братец Лис, ты братец - Кролик". Этот лицемерный прием был сродни "фонарику" на носу глубоководной рыбы-удильщика. Мальки ведутся на свет, не замечая за сиянием вечно голодной раззявленной черной пасти с зубами-иглами. Правильно зажженный фонарик - залог удачи в мире холодных свечений и давления в тысячи атмосфер.
Он поднял голову, мягко улыбнулся, отметив, что "горняшка" идеально держится на каблучках. Высокие "шпильки" отбили четкий степ по полу, мягко казнили ковер. Вот брюнетик-оторва,  личинка черта, вертлявый черный  Мулен-Руж. Последняя спичка в кулачке. Ярко вспыхнет, если покрепче чиркнуть.
Лулу кивнул на стол - уже были приведены в порядок и идеально - каждый "по пояс" полны коньяком стаканы, стол аккуратно придвинут к дивану.
- Браво. В полку ангелов ты будешь генералом. Мальчики и жрачка - это единственное на чем держится этот дерьмовый мир.
Он поправил пиджак на поясе, скрывая стояк.
Дюбуа, оттопырив попку, возился в бумажном пакете. Поза тем приятна, что совершенно естественна. Кот не думает о грации и балансе, когда идет по узкому забору, птица сразу всех цветов не задумывается о том, как она выглядит со стороны.
Лулу лениво протянул руку, остановился в сантиметре от чулка "горняшки", так что только тепло тела обдало пальцы.
- Знаешь, Ксавье. Когда у меня... кончится контракт в "Вертепе" я буду западать на мужиков в комбинезонах сантехников, или на тяжелых водолазов. С головы до ног - брезентуха, на башке шлем-скафандр. Потому что тут я навидался мальчиков в корсетах, мальчиков в синяках, мальчиков с членом шиворот навыворот. Наверное, в здешних загашниках есть мальчики, освежеванные скорняжным ножом. Слушай, да сбрось ты туфли. Выпьем?
Лулу с ловкостью бармена послал стакан Ксавье по полированной столешнице, погрел в кулаке свой. Отсалютовал, глядя в глаза.
- Твое здоровье, мальчик-зажигалка. Желаю  тебе до старости не стереть кремешок.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-04 18:15:24)

11

Процокав к дивану Ксавье принялся разгружать тару, одновременно слушая треп блондинчика.
постелив бумажные салфетки и выложив на них сэндвичи парень свинтил крышку у бутылочки перье и прмочил горло. Тут его и застала реплика про сантехников. Ксавье неопределенно булькнул горлом и вода пролилась из уголков губ заливая шею и затекая под корсет.
Парень прокашлялся, а потом сиплым голосом укоризненно возразил:
- Что то мне подсказывают что к тебе даже сантехники ходят как в порнухе - обернув чресла  только  парой витков шланга.
Упоминание порнухи неприятно кольнули воспоминанием "Кто бы тут о порнухе то рассуждал! Кукла ты траханая! И ладно бы за дорого, а то так - дешшшевка"
- Что же до мальчиков, тут мой тебе совет - меньше болтаешь - крепче спишь.
Глаза парня стали серьезными и лишенными той золотистой искорки, что делала взгляд насмешливым.  Ксавье не собирался обсуждать с этим вот случайным собутыльниками "мальчиков, с начисто отсутствующей кожей" Нет, нет, нет. Нахуй. У нас попойка и светский, ни к чему не обязывающий, пиздеж. А мальчики с содранной кожей пусть останутся там, за дверями роскошных апартаментов....и никогда никогда оттуда не выходят.
Ксавье скинул туфли и с ногами забрался на диван. Потянулся стаканом - чтобы чокнуться
- За здоровье - это ооочень актуально. - блеснул зубами в улыбке Дюбуа и мысленно добавил "Тут это блядь сука пиздец как актуально!"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-04 19:50:24)

12

- Как говорил один мой приятель: парни,  не будем болтать ерундой, - отшутился Лулу. Звякнули стаканы, он вдохнул коньячный аромат, просмаковал.
Парнишка завозился рядом, нечаянно задел острым локотком напряженный живот развалившегося на боку Лувье, тот, пережидая жаркий прилив - от мошонки до лба - будто под кожей нефть подожгли, вязкую, черную, - слегка прикусил стеклянный край стакана, но тут же опомнился, невозмутимо занялся сэндвичем с красной рыбой. Жевал с жадностью, но аккуратно.
Голова уже не так кружилась, не шалило зрение, не обманывал слух. Лулу снова был включен в сеть.
Мальчишка смышленый. Бойкий. Глаза умные. Нос холодный. Слизистые оболочки не воспалены. Зев чистый и глубокий.  Братец Лис прикинулся мертвым на обочине шоссе 60, скачи, воробей, клюй зернышки. Может тебе по вкусу мои глаза? Давай, прыг-скок,  поближе, тюкни клювом в розовый слезный каналец. А я щелкну пастью и мы станцуем твист на тонком мятном ледке. Слышишь, хруст зубной эмали под каблуком... Не провались - подо льдом крутой кипяток. Мы сожрем всех женщин и изнасилуем всех мужчин. Задом наперед совсем наоборот. 
Братец Лис всегда проигрывает. Том никогда не поймает Джерри. А в финале мы все узнаем, кто подставил кролика Роджера, и жестоко накажем предателя.
Лувье только после пары глотков понял, насколько был голоден.
Оба уплетали бутерброды, как сбежавшие с контрольной школьники, которые прячутся от дождя под железнодорожным мостом. Дюбуа со смаком утирал "усы" от белого соуса, ронял на обивку дивана зеленые клочья салатных листов. Оба потянулись за одним "маффином", столкнулись ладонями и в унисон рассмеялись.
Лулу уступил,  на ледяную долю секунды, стиснув запястье Ксавье.
Наконец он  вольготно закинул руку под затылок,  отвалился от стола, закурил, устроив на груди стакан, в такт глубокому дыханию подрагивал  осенний янтарь Реми Мартен.
- Ты меня выручил, Ксавье. - серьезно заметил Лулу, крупная ладонь небрежно скользнула по левому бедру и замерла посреди.
Внимание: вулканическая активность.
На столе с хрустом расправлялся растерзанный бумажный пакет с пятнами.
От выпивки, сытости и каминного тепла по-зимнему горело лицо.
- Кстати, хотел спросить тебя - он покатал в холеных ловких пальцах сигаретный фильтр - У меня тут кое-какие семейные дела нарисовались, не знаешь, кто из обслуги в ближайшее время едет в город? Мало ли там, пипифакса прикупить или насадок на щетки "смарт-моп". Понятия не имею, что уж тут считается исходящим реквизитом.
Лулу на корню придавил жесткое желание вмять мальчишку лицом в пухлый валик диванного подлокотника, по привычке укусить до крови в загривок, порвать белье и узко сложенными пальцами раздвинуть яйца снизу вверх с подначкой.
Охолони. Торопливость хороша при ловле блох. Сладость - в предвкушении. Плюшевый мишка-тедди, спрячь за спиной до поры свою лапу с хирургическим скальпелем и никому не говори, что ты набит не опилками, а маковой соломкой с Афганской границы.
- Может тебе шнуровку ослабить? Я как-то втиснулся в такую сбрую в клубе на Хэллоуин, чуть не задохся. Все равно что роза в противогазе. Мне,  в отличие от тебя,  при тугой утяжке даже ватные титьки подкладывать не надо. Все свое ношу с собой.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-04 20:15:24)

13

Сандвичи с голодухи казались пищей богов. Немудрено. Весь день на ногах и как то совсем не до жрачки. Поэтому Ксавье накинулся на бутерброды. Сандвич с нежной курятиной, листьями салата и кружочками помидоров, был изничтожен в считанные минуты. Второй он ел, уже смакуя, и наконец, почувствовав, что сыт, потянулся за сигаретами. Чужими, разумееться. Неистребимая привычка - вторая натура. Он еще успеет угостить... своими. Чужая ладонь на миг замерла на бедре. Горничная и глазом не повела. Ни к чему. Сейчас. Да и ничего страшного. Хотя странновато конечно для человека, "изнасилованного антикварным граммофоном", такая-то прыть. Но сейчас Ксавье был сыт, ему  было уютно и тепло у камина, и коньяк приятно грел изнутри. К тому же, он уже привык к этим вечным лапаньям. Они оставались на коже липкой пленкой, которую он смывал вечером перед сном в душе.
Оттирая жесткой мочалкой эти бездушные и механические следы чужой похоти. Все эти заигрывания были чем-то вроде привычного ритуала - необходимый набор жестов для получения желаемого. Фальшивые, как жемчуг голливудской старлетки, "соблазняющие" улыбки, бойкая скороговорка "Да, мсье, конечно, мсье, как скажете, мсье, все, что вам будет угодно мсье", перестук каблуков по мрамору полов, покачивание бедер взгляды из-под ресниц. Весь этот дешевый ассортимент ужимок дуры-горничной. Работало. Ксавье сделал еще один глоток из стакана. Работало, как безупречный механизм. Чаевые были щедрыми. Постояльцы не жмотничали, и в копилку вечером отправлялось от 100- до 400 евро. Это чертовски грело и стирало память о липких прикосновениях не хуже мочалки. Так что ладонь музыканта на бедре тоже не вызвала эмоций. Только внезапно жарко загорелись щеки, когда в памяти словно включили волшебный проектор и он, Ксавье, словно перенесся в тот день снова. Было так же полутемно, и так же догорал камин, и они с Миком сидели на полу у этого чертового камина и зачарованно смотрели в огонь... Микки был навеселе, как обычно и тогда он так же положил свою горячую лапищу на бедро и Ксавье, словно молния прошила - так остро взметнулось возбуждение.
- Детка, заговорщически шепнул Мак, кажется я влюблен,  - и улыбнулся своей неотразимой пьяно-очаровательной улыбкой.
Ксавье сжал зубы и зажмурился, отгоняя воспоминания. Чертов ублюдочный сукин сын. Алкаш и жалкая тряпка, который боялся своего отца пуще полиции. Сколько он будет доставать его, Ксавье, своими камбэками, своими бархатными хрипловатыми интонациями, которые Ксавье бессознательно ищет в каждом голосе. Вспоминаниями о своих больших, широких ладонях? Только похожие на них сильные широкие кисти рук  могут вызывать хотя бы тень того тепла.  Своей безбашенностью сумасшедшего камикадзе, когда гнал под 200 в совершенно удолбанном состоянии по шоссе. И тогда Ксавье показалось, что они обязательно умрут. И попадут в рай...
Глупости, какие. Ксавье еще раз тряхнул головой, возвращаясь в реальность...
- В город? – уловил он вопрос. - В город, если ты на контракте, можешь выехать согласно тому, что у тебя в этой бумаженции написано.…В контракте, в смысле. Отметившись у коменданта и начальника охраны. А кто, когда, ездит в город по хозяйству я понятия не имею.
А сбрую надо вообще снять нахуй. Дышать, бля, нечем.  Тьенн, паскуда, сегодня так утянул, что раза два мне казалось, что я кони кину. - Внезапно нахлынувший флэшбэк заставил тараторить  улыбаться и материться. Все только забить воспоминание. Как заклеивают новыми обоями старые, обшарпанные стены.
Горничная уселась по-турецки спиной к Луи и скомандовала
- Потрудитесь, милейший, и я не останусь в долгу.Интонация, растянутые ленивые гласные, взгляд через плечо и улыбка порочного ангела были явной копией. Тенью того,что горничная уже видела. Возможно, даже сегодня. И сейчас беззастенчиво кривлялась и выделывалась, отгоняя воспоминания.

14

- Нача-альник охраны и дворецкий. Понятно, спасибо. Буду иметь в виду. В контракте у меня все, как у всех. Папаша договаривался. Выбью из начальства отгул, в счет отпускных. - Лулу больше не давал воли рукам, даже чуть отодвинулся, насколько позволяла изогнутая спинка дивана и его габариты.
Он отставил стакан,  присмотрелся к  шнуровке, недовольно дернул щекой
- И зачем так уродовать. Все ребра всмятку. А ты ведь еще растешь. Сейчас, погоди. - он  аккуратно раздернул узел и ослабил шнур, развел края корсета его чуть ниже лопаток. Бусинки хребта. Вот бы лизнуть. Или раздавить.
- Дальше сам. Чтобы ты не думал, что я...
В коридоре раздался разнобойный топот, крик, мокрый удар. Кто-то заскребся в дверь, потом  отчаянно, застучал коленями, лбом, кулаками. Икая, захлебывался крик:
- Не.. Пусти...
Видимо тот, с другой стороны, не соображал, что дверь открывается на себя. Возня, удушливый хрип.
Лувье быстро глянул на "горничную". Шепнул с неожиданной каленой яростью:
- Сидеть. Прикинься. - швырнул на плечи Дюбуа пиджак.
Встал - будто перелился из положения лежа - на ноги. 
В три шага мотнулся к двери, прислушался, помедлил и налег на ручку.
Дверь подалась тяжело и вдруг сорвалась, он едва не вывалился в темноту. Белый лак панели снаружи был изгваздан, чем - кровью, соплями, мочой, он не стал разбираться.
В конце коридора, где тлела сквозь фисташковый матовый абажур тусклая лампа - модерн мотались тени. Крупная и поменьше. Высокий волок на плече длинное тело. Болталась, как в морге, когда перекладывают с цинка в гроб бледная голая нога - раненая икра словно брюхо мертвой вспоротой рыбы. На ступне еле держалась красная туфелька. Да нет, если приглядеться, туфелька белая, почти свадебная, она просто замарана красным на остром фасонном мыске.
- Э, мсье...  - окликнул Лулу и прибавил, разглядев - Мать твою.
Высокий обернулся в свете лампы, скользко ощерился - блеснул золотой фиксой. Свернул за угол. Взамен поперек коридора расставил ноги классический "телаш" - неприметный костюм-трапеция, бритый лоб, кобура на боку.
Лувье хлопнул дверью и резко дернул музейный засов изнутри.
Вернулся и так и не дойдя до дивана, боком присел на ковер, в принужденной, неуклюжей позе, хотя до этого двигался плавно.
- Игры кентавров, Ксавье. Надеюсь, теперь тебе легче дышать? - Лулу облапил горлышко бутылки, подумал, не отхлебнул и передал юноше.
Холодные голубые глаза его остановились, как часы, широкая ладонь монотонно, успокаивая,  скользила по темно-синей ткани, обтянувшей живот, так будто эта автоматическая ласка могла притормозить сердечную аритмию. В пепельнице медленно тлел непогашенный окурок.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-04 23:53:13)

15

- И зачем так уродовать. Все ребра всмятку. А ты ведь еще растешь.
Ксавье мысленно ухмыльнулся "Прям заботливый папочка." Однако стоило чуть распустить шнуровку, и он благодарно простонал
- Ооооох, хорошо то кааак!
- Дальше сам. Чтобы ты не думал, что я...
"Ну конеечно, я вообще не думаю. Думать - вредно. От этого мимические морщины бывают, как говорил Харви, сияя глазами и щуря все свои мимические ..."
Ксавье снова глубоко вдохнул и выдохнул.
Ничто не сравниться с возможностью свободного вдоха, после целого дня в этой "кирасе".
Парень завозился, перекручивая на торсе корсет шнуровкой на пузо. Ужасно хотелось совсем снять это орудие пытки.
Однако, он не успел. Послышался топот, крик, скребыхание в дверь.
Короткий  окрик
- Сидеть. Прикинься. - и горничный замерев, таращиться как белокурый музыкант мягко крадеться к двери.
Ксавье молча наблюдал как Луи открыл двери как впросительно бросил в коридор
- Э, мсье...
Как вернулся плотно закрыв двери Как тяжело опустился на ковер
- Игры кентавров, Ксавье. Надеюсь, теперь тебе легче дышать?этим дверь и тяжело опустившись на ковер
- Похищение сабинянок? - сам удивляясь всплывшей ассоциации, брякнул Дюбуа. "Искусствовед блядь! нашел место и время казать интеллехт"
- А дышать да...легче - парень словно весь ущел в распускание шнуровки. Потом встал и перешагнул через упавшую на пол скорлупу корсета. На ребрах четко отпечатались "косточки" и вдоль хребта краснели следы от шнуровки.
Приняв из рук пианиста бутылку Ксавье зажмурился, запрокидывая голову и глотая жидкий янтарь коньяка. Гортань обожгло мягкое тепло и мозг стало заволакивать туманчиком опьянения.
"Не нажраться бы" - мелькнуло в голове..."Хотя какого чорта? Завтра у меня выходной. Нажрусь и весь день проваляюсь в кровати и пошло все нахуй!"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-05 15:55:18)

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-05 22:18:41)

17

Ксавье, опустив бутылку, прислушивался к своим ощущениям: вело от алкоголя. Но все еще недостаточно, чтобы забыть как скакнуло к горлу сердце при высоком отчаянном крике. Гоничный снова приложился к бутылке. Требовалась "эскалация опьянения", как говаривал Харви. Определенно, требовалась.
И тут собутыльник заговорил странно трезвым и ровным голосом. Дюбуа слушал про мозги и про многоликого мальчишку. Все это было очень знакомо. Вольф постоянно твердил то же самое. "В тебе нет ничерта особенного, кроме мозгов, когда ты не засираешь их макулатурой и сопливыми мЕчтами. Когда надо спасать или наоборот подставлять свою задницу - ты бываешь просто неподражаем, мой леденчик" Мягко покачиваясь с пятки на носок Ксавье иронично слушал исповедь.
А потом, таки вставил реплику, прегадко ухмыляясь:
- Откуда такая уверенность в наличие этих самых, потенцию повышающих, мозгов? А? При столь кратком знакомстве? Высказавшись и приложившись к бутылке еще раз, парень протянул ее Луи.
Только что порезали такую же горняшку, как ты. По блядским туфелькам сужу. Если что  - ты мою комнату помнишь. Я не особо свинячу. Привык убирать за собой. Тот, кто умеет ходить, не оставляет следов. Знай - если за тобой будут гнаться, я всегда открою дверь. И сумею ее во время закрыть. Дальше - думай сам.
Зрачки расширились и Ксавье опустился на диван.
Вспомнилось как в первый день Тенн - старший в смене - давал "Инструктаж"
- Во первых - что бы ни ты не увидел - молчи
- Во вторых - вообще болтай как можно меньше
- В третьих - если, ни приведи господь, что то происходит
- синие глаза старшего потемнели и он непроизвольно потер правое запястье.Тогда Дюбуа не обратил внимания, а сейчас это тонкое запястье со следами сигаретных ожогов словно всплыло перед глазами.
- Так вот -  продолжал Тьен - если что, то не дай бог происходит - НЕ СОПРОТИВЛЯЙСЯ! Падаль - не заводит.Прошла всего неделя с того дня, а Ксавье уже успел оценить всю нужность тех советов. К счастью прикидываться падалью не пришлось. Но кто знает... Кажеться в этом борделе не было запретных желаний для постояльцев. И если кто то из них пожелел бы нарезать из кожи горничной Дюбуа рождественских открыток, вполне вероятно их преподнесли бы заказчику в красивой упаковке с милой улыбкой и благодарностью за визит.
И сейчас выслушав предложение - Ксавье просто кивнул. Никогда не стоит отказываться от помощи. Тем паче в столь странном месте.
- Я запомню. Надеюсь воспользоваться не придется.- улыбнулся он.

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-06 12:14:09)

18

Есть три правила, которые помогают сохранить до старости здоровые зубы: 1)Чистить дважды в день. 2) Завести хорошего платного стоматолога. 3) Никогда не соваться в чужие дела.
...Через полчаса в комнате было здОрово накурено, камин снова грел на полную - хозяйственный Ксавье подсыпал угля из кованого ажурного ящика. На гибком  парнишке не было ничего, кроме дурацких блестящих стрингов и чулок. Лувье развалился боком на ковре, уже успел где-то потерять заколку, стащил через голову пуловер, совершенно не стесняясь белесых атласных  телес. Цепочка золотого образка перекрутилась на шее. Бутылка опустела, теперь они гоняли по малому кругу обслюнявленный косяк.
Резкий  зеленый запах анашки.
Лулу снисходительно смолил косячок, голову приятно вело,  но не более, это все равно, как бывалому алкоголику предложить кефирный "градус". Но в такую паршивую ночь сходило и это. Смесь коньяка, экседрина и травки отодвинула боль на дальнюю полку. Скользкое состояние - знаешь, что она есть, но заглушена искусственными средствами. До поры.
Дюбуа понемножку расходился, быстро, сбивчиво травил анекдоты.
Лувье выдал коронную байку про пьяного хирурга,  батон сервелата и тайского транссексуала. Потом переждал хохот юноши  и выдал историю о блондинке и негре-полицейском.
- Слушай, Кс.. Ксавье, - тщательно выговорил Лулу, отсмеявшись, - Духан тут как в казарме, кто заглянет - уснет. Мож.ж ж- ет  окошко откроешь? Я вставать, по ходу, буду полчаса. Мне уже домкрат нужен. Я сытый, пьяный, обдолбанный и красивый, как шлюха на ярмарке.
Дюбуа встал против окна, протянул  крепкие руки к тяжелым винного бархата штора, раздвинул и зажмурился от голого лунного света. Полный белого сияющего газа шар внимательно светил прямо в окно. Скрипнула, отодвигаясь,   полукруглая тяжелая рама.
Лувье уставился на луну мутными голодными глазами, провел ладонью по голой груди, сминая кожу. Улыбнулся. В лицо, прогоняя морок, хлынул поток холодного воздуха, с оттенком лесной осенней прели. Капелька пота подсохла на виске.
- Ксавье, ты иди сюда, хоть моим тряпьем прикройся, простудишься. Чувствую, в этом цирке от ОРЗ лечат перечными клизмами и ста... ста ударами плеткой по булкам.
Он снова раскурил притухший было косяк.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-07 00:47:30)

19

Он смешной . Смешной и неопасный. Как пингвин. Вот лежит разморенный выпивкой теплом и травкой перед камином, словно тюлень на льдине. И травит анекдоты. Голова восхитительно пустая и звонкая. Как тыква на Хеллоуин. Смешно...
Что? закрыть? нет? Ах открыть окно.... Ксавье гибко поднимается с дивана. И буквально плывет к окну, задрапированному бордовым бархатом. Лунно серебристая кожа на фоне алого. Бордельное сочетание. Кожа- перламутр. Сияющий в полумраке и отблесках камина. Вытянутый в струну позвоночник кажется тронь - зазвучит...Раздернув тяжелые занавеси парень замирает. Огромная, нереально яркая луна. Изливает свой призрачный свет...
"Луна...- слова словно сами срываются с губ, минуя сознание, - она похожа на маленькую монету. Можно было бы сказать, что она — маленький серебряный цветок. Она холодная и целомудренная — луна… наверно целомудренная — у нее красота непорочности. Да, она непорочна. Она незапятнанна. К ней никто никогда не прикасался, не то, что к другим божествам."
"Бред. я - брежу. Это все с травы...Откуда эти слова?"
Словно сквозь толщу воды Ксавье улышал:
Ксавье, ты иди сюда, хоть моим тряпьем прикройся, простудишься.
и , развернувшись, направился к дивану. Шаг был мягок, упруг и неслышим.Словно привидение. Или танцор. Или...?
Подойдя к дивану он ухватил замшевый пиджак Луи и накинул на плечи, а потом опустился рядом с ним на пол. Вынул изо рта косяк и глядя в огонь тихо произнес:
- Возможны варианты.  Но я не хотел бы их сейчас обсуждать...
В крови все еще гуляло эхом:
"У луны сегодня вечером очень странный вид. Неправда ли, у луны очень странный вид? Она похожа на истерическую женщину, которая везде ищет себе любовника. И она нагая, совсем нагая. Облака хотят одеть ее, а она не хочет. Она явилась совсем нагая на небо. Она спотыкается среди облаков, как опьяненная женщина… Ну, конечно, она ищет любовника… Неправда ли, она спотыкается как опьяненная женщина? Она похожа на истерическую женщину; разве неправда?"

Отредактировано Ксавье Дюбуа (2009-11-07 01:08:33)

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Луи Лувье (2009-11-07 01:51:40)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прочие помещения замка » Комната отдыха для прислуги