Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Барная комната


Барная комната

Сообщений 201 страница 220 из 349

201

Как с ним обычно и бывало, быстро захмелев, Хадзилев почувствовал себя расслабленным и беззащитным. А еще мягкие уютные кресла барной комнаты навевали мысли о сне… Хадзи затравленно обозрел окрестности, зацепиться было не за что. Бар, достаточно просторный, вдруг показался ему крохотной коморкой с рваным навесным потолком. Узкие зеркала на стенах, призванные визуально расширять помещение, в его сознании столкнулись друг с другом, образовав бездонные коридоры, в которых реально было бы и заблудиться… Как бы никто не догадался, что я собираюсь отъехать, - переполошился Хадзи и неестественно прямо сел: Никто не заметил, да? - и столкнулся с пристальным изучающим взглядом Винсента. - Хамелеончик, существо безобидное… как знать…
Находиться в замкнутом помещении дальше не хватало сил. Нужно просто подышать свежим воздухом, а не этим, пропитанным спиртовыми парами и сексом. А еще лучше оказаться под открытым небом. Кажется, я столкнулся с Рэем у выхода в парк. Только что я там будет делать в неглиже-то?.. Сентябрь, однако, на дворе.
В голове его созрел план. Водка оказалась отличной смазкой для прокручивающихся тормозов его сознания.
Хадзилев поднялся, тряхнул лохматой гривой, заставив ее рассыпаться по плечам. Еще раз оглядел всех присутствующих в баре. Кроме тесного круга его сегодняшних приятелей, которых он решил не трогать, в наличие имелось несколько гостей не его комплекции, снующие между столиками официанты, бармен… Опытный взгляд дизайнера говорил – не то, не то… Наконец, в дверях мелькнул строгий костюм совершающего обход охранника. Хадзи кивнул сам себе, перевязал потуже халат и, выступив из мягких шлепанцев, босиком пошел ему навстречу. А подойдя вплотную к субъекту, зачем-то на ночь глядя напялившему темные очки, с азиатской невозмутимостью в лице и голосе объявил:
- Мне нужна твоя одежда.
- И мотоцикл,
- немедленно отозвался сзади Скиннер тем же тоном киношного киборга. 
Киноклассику, видимо, помнили не все. Пришлось повторить: «Раздевайся!». То ли у охранника было туго со слухом, то ли не понимал по-французски.
- Вот персонал нанимают! – произнес вслух Хадзилев, и ласково погладил его по виску, снимая эти абсолютно бесполезные для него очки, - На каком языке тебе повторить?
Парень оказался чуть старше гостя, но комплекции был похожей:
- Я здесь работаю, но не шлюхой…
Спустив ладонь на грудь охранника, Хадзи засунул тонкие пальцы правой руки под пиджак и принялся расстегивать пуговицы, снизу вверх, пока его руки не встретились. Спуская пиджак с плеч, Ереханов буквально облапал парня под заинтересованные взгляды окружающих. Зазвучала тихая музыка. Интересно, кто это пошутил? Лизнув дрожащий кадык, Хадзи щелчком расстегнул верхнюю пуговицу белой форменной рубашки. На чьи-то хлопки он уже не обратил внимания. Прикоснувшись указательным пальцем к своим губам, он изобразил звук поцелуя и приложил палец к подергивающимся губам охранника. И отпустил его. На одну секунду. Чтобы оказаться перед ним на коленях. Шелковый подол раскрылся ровным полукругом.
Пришлось повозиться с шнуровкой на туфлях, зато ежеутренняя армейская муштра, приучившая его переодеваться очень быстро, не подвела. Опыт не пропьешь, - улыбнулся он своим мыслям, за доли секунды расстегнув брюки на обалдевшем охраннике…
- Ты чего, извращенец, делаешь? – он все-таки вскипел, попытался оттолкнуть пьяного клиента.
Хотя позиция для казаха была крайне невыгодной, с полуспущенными штанами у него это не получилось. Спустя мгновение Ереханов уже сидел верхом на скрючившемся охраннике и с озабоченными видом дул на ушибленные костяшки пальцев:
- А про твою задницу никто не заикался. Вытряхивай ее из штанов.
Хадзи с царственным видом поднялся, прихватив одежду. Все население барной комнаты выжидающе смотрело на него. Казах вздохнул и сдернул с себя осточертевший кружевной халат. Пусть позавидуют его идеальному гибкому телу. Затем он быстренько натянул черные брюки, морщась от топорности их фасона, примерил туфли, застегнул рубашку и накинул на плечи черный пиджак, превращаясь из белой вороны в обычную крикливую галку. Нет, в стильную галку. Расставив ноги и сложив на груди руки для пущего равновесия, Хадзилев объявил:
- Я устал. Я ухожу... Дышать свежим воздухом!
В том, что найдет дорогу, Хадзи ни на минуту не усомнился. В конце концов, не все же ему за юбку, пардон, килт Рэя держаться…

Парковые аллеи

Отредактировано Хадзилев Ереханов (2009-12-08 14:16:43)

202

«Месье в коляске» тот час обратил на него внимания. Даже улыбнулся. И Деус тоже не гасил улыбку. Пусть сияет, мне батарейки не подзаряжать. Проведя рукой по платью, словно оправляя его, а на самом деле пытаясь усмирить вообразивший себя тенором желудок, Амадеус скромно потупил глаза.
- О, здравствуй, милый! Спасибо, выгляжу я просто живым, благодаря тебе. А я как раз собирался завтра с утра розыск объявлять. Должен же я отблагодарить своего спасителя?
Боги, милый…благодаря мне… розыск…отблагодарить…Отблагодарить? Как же месье желает? На сколько ценит свою жизнь? Отблагодарить! Сколько  простить? У него аж дух захватило. Взглянув на месье, он  быстро прикрыл глаза, чтобы не дай бог, не было видно смачно изгибающегося зелёным червяком на шесте денежного значка. Ни чуть не сомневаясь в том, что он так и светиться в зрачках, как у мультяшек на экране. Но тут «месье в коляске» вообще сделал невообразимое. Выехав из-за стола, он поклонился Амадеусу. От чего глаза последнего теперь полезли на лоб.
- Что вы. Что вы, месье… - залепетал он. – Я это всё…
- Как тебя зовут, Изумруд мой?
Обращение добавило легкого головокружения.
- Амадеус, месье – начал лепетать он, когда внезапно «месье в халате», сидевший за этим же столом, вдруг, поднялся. На мгновение показалось, что и он сейчас склониться в почтительном поклоне, ну, по крайней мере, пожмёт руку и произнесёт благодарственную речь. Деус даже судорожно начал искать ответ, на столь щедрые комплементы. Но «месье в халате», сняв обувь, прошел к двери, даже не взглянув в его сторону. Деус чуть подвинулся, пропуская поехавшего вслед «месье в коляске». Да, конечно, господа вспомнили кто они, и даже ручкой на прощение не помахали. Валите. Надеюсь на столе всё включено. Деус лёгким полу шагом полу прыжком подошёл ближе к ломившемуся столу. Потому что почувствовал, что желудок сейчас начнёт втору часть «Марлизонского балета». Хотя, скорее всего, погорелой оперы. Он ловчее кошки, катнул себе в ладонь из блюда пару абрикосов. Затем сколько смог загрёб в горсть вишен из широкой вазы.
Переведя взгляд на дверь, Амадеус  с удивление  убедился, что господа хорошие не ушли, а устроили целый спектакль. Вернее,  примой всего был  «месье в халате». Охранник, который на свою беду проходил мимо, и имел несчастье остановиться, играл роль второго плана. Но играл исключительно хорошо. Пораскинув мозгами, что лучше. Присоединить с к массовке, или спрятавшись за кресло оператора под всеобщий шумок произвести инвентаризацию декораций? Амадеус склонился ко второму.  Ещё из–за того, что  панорама съемки была отлично видна с его места. Наблюдая то, что обычно делал он сам, а то есть раздевался и раздевал людей, Деус не заметил, как слямзил пол блюдца винограда, пять штук абрикосов, пиалушку клубники, и принялся за сочный тёплый персик. Аппетиту прибавил и вид стройного подтянутого тела «месье в …теперь без халата».
- Я устал. Я ухожу... Дышать свежим воздухом! - объявил «месье в чужой одежде» и упорхнул.
Заметив, что «месье в кресле» возвращается Деус с перепугу сунул остаток персика в рот. И как я это проглочу? Округлая шершавая кость с  небольшим количеством мякоти легла на язык и была осчастливлена судорожными  «ласками», в попытке уложить её за щёку так, чтобы и говорить было можно, и она не сверкала.
  Сейчас глянет на стол. Деус обвёл взглядом заметно поубавившиеся фрукты. И скажет.- Ну вот, ты и наградил сам себя. Приятного аппетита. Сомкнув, наконец, губы, оставив кость лежать как раз, посередь «двора», то есть рта. Он снова расплылся в улыбке.  Выплюну, как только будет возможность.

203

Винсент был неплохим парнем, но не первоклассным психологом, чтобы понять, чего добивался от него Принц Персии, не являвшийся ни прямым его клиентом, ни мастером. Винсент, надо признать, частенько забывал, что он здесь на птичьих правах и что его дело «улыбаться и махать» а так же вилять хвостом, мурлыкать, приносить тапочки, газеты и прочее. Хотя он и не сильно печалился по этому поводу. В планы юноши не входило активное вживание в роль покорного раба. Фигу с маслом, а не Винс на раздаче.
Проводив взглядом дернувшегося от него, как он чумного, мсье Хадзи, Флозизе решил все-таки добраться до врача в ближайшее время и сменить повязку.
Что это он? Неужели настолько противно или же…- додумать юноша не успел эту мысль , как ее сменила другая, более приземленная.
На голодный желудок плохо думается, поэтому пока Рауль делал заказ, Винсент развлекал себя разглядыванием почтенной публики.
Ну, ты ж гляди, какие клоуны…Светский раут! Бонон у графа Монте Кристо…Читай, Винс, де Виля. Вот только кого же мы будем разоблачать? Фернана? А кто у нас более всего подходит на эту роль? – театрал пробежал взглядом по каждому из присутствующих, вылавливая черты лица и манеры поведения из общей хаотичности образа, - Прозаично, однако.
«Фернан – предатель подлый,
Презренный убийца.
И нет тебе прощенья,
И поздно мольться…»
Фернан у нас разве что абстрактный собирательный образ всего того, что таит в себе Вертеп. Фернан!

Винсент пел одними губами, прикрыв глаза и лишь на последнее слово, которое маленькая Гайде выкрикивает в лицо предателю, он дернул головой в бок. В голове звучали последние аккорды арии, пронзительные, чуть с хрипотцой, надломленный голос певицы эхом отозвался в голове у юноши, перетекая на его губы.

-Пробки от шампанского? Если перед открытием бутылку как следует потрясти, можно добиться того, что пробка улетит очень далеко. А если направить при этом ее на кого-то, то и глаз может выбить.
Винсент чуть не подскочил, когда Рауль выдернул его из мира мюзикла и сцены.
- А? а, могут, а еще если в пробке шарик привязать, пробка будет парашютистом,
- он улыбнулся и провел рукой по волосам взад-вперед.  – Но вот иногда пробки вылетают так, что найти их и не найдешь. Вжжжжжик! Пффф…и нету пробки.
Юноша сделал жест рукой, призванный изображать дым и иллюзию, уж сложно понять, как  можно показать дым руками, но у Винсента получилось.
- Я вот, когда-нибудь соберу свою труппу, хочешь играть в моем спектакле пробку? – он скосил взгляд на парня, как лис на пса.

204

Вот и будет Винс говорить, что тут кто-то нормальный… Где, в Вертепе? Да чтобы приехать сюда в качестве клиента, по мнению Найджела, нужно слегка повредиться рассудком. Нормальным людям нужна любовь, в крайнем случае – симпатия. Случайный секс, конечно, тоже бывает, но проституток снимают после энной по счету бутылки и чьего-нибудь радостного возгласа «А давайте к девочкам!»
Ну, или мальчикам. Не принципиально.
Но не приезжают специально во французскую глушь, словно в чертову Страну Чудес, Диснейленд для взрослых.
- Спасибо, - шоколад шоколадом, но хотелось еды посущественнее. «Поздний ужин или ранний завтрак? Да какая разница – здесь вечная ночь, будто на Северном Полюсе, только вместо холода и сияния – духота и искры из глаз… или еще какого-нибудь места. И пингвины понормальнее будут. Тьфу ты, пингвины – они на Южном…»
Найджел залпом допил вермут и перехватил чей-то чужой – то ли большую рюмку, то ли маленький бокал; содержимое ожгло носоглотку – только что уши не задымились, Найджел закашлялся.
«Водка, что ли? Сейчас как развезет…»
Напиваться не хотелось, а пить он не умел. Трезвый рассудок держит язык на привязи, а то потекут вызубренные термины из мозгов да вслух, да все о правах человека… Винс, кажется, спрашивал, цел ли он? Цел. Пока. Но в Вертепе это вполне поправимый недостаток. Мать его.
Сидеть бы спокойно за столиком с Раулем и Винсом, общаться о пробках, жевать мясо. Однако Найджел ощущал что-то вроде ответственности за Азбуку – на вид парень был младше, и, скорее всего вовсе несовершеннолетний. Уловил разговор – мужчина в коляске вздумал куда-то тащить Азбуку. Для чего именно – Найджел не расслышал.
Водка проискрила бикфордовым шнуром – на старт, внимание, пуск. За Азбуку Найджел отвечал. Откуда идея-фикс – неизвестно, но навязчивее попсовой песенки.
- В-вы тут про пробки… а он его утащить… хочет! Пьеса… пьеса на сцене. А здесь – вон, - широкий жест, словно Найджел вознамерился обнять бар целиком – с мясистыми багровыми креслами, утыканной живым огнем люстрой, картинами, бутылками и расторопным барменом, - Везде…Вот именно.
Словно в подтверждение, японец покинул свой столик. Выловил незадачливого охранника (у того зависло «синим экраном» выражение лица «я-здесь-причем-я-мимо-проходил»), и изнасиловал… можно ли квалифицировать насильственное раздевание как изнасилование?  Под какую статью это попадает? Нарушение права личной собственности или…
Найджел сцапал веточку мокрого, пахнущего почему-то не водопроводной водой, а свежей росой, укропа, зажевал. Гладко, почти призывно мелькнуло обнаженное тело – азиат был красив и рисовался, явно рисовался, у Найджела натурщик был знакомый, так он нудизмом увлекался. Может, из тех же соображений. Пусть все полюбуются – и завидуют, конечно.
Но в целом! Стриптиз в исполнении клиента. Охранник, который после выходки, только пробормотал сквозь зубы нечто явно нецензурное – и махнул рукой.
Вменяемые люди в Вертепе? Теперь Найджел скорее был готов поверить в вампиров. Настоящих – не с готик-пати.
- Вмен-няа-емые, - протянул он, дзенькнул рюмкой о бокал из-под вермута. – Куда уж дальше…
Сработал переключатель: Азбука. Пригласил в комнату – считай, приручил. Мы в ответе. Найджел кивнул Раулю и Винсу, и решительно двинулся к господину в коляске – тот уже беседовал с длинноволосым красавчиком, красавчик мог с одинаковым успехом оказаться клиентом или невольником. Зато оставался красавчиком даже с по-хомячьи запасливо затолканным за щеку персиком. Кивнув длинноволосому, Найджел вклинился:
- Вы это… Азбуку… Если что, я с ним. Он мой сосед.
И протрезвел. Как-то резко и на окончании фразы.
«Ма-ма, что ж я делаю. Нарываюсь, вот что!»

Отредактировано Найджел Эберхарт (2009-12-09 17:12:29)

205

Ох, что-то хитрит этот Винсент. Вылетающая пробка, ага… Ясно же – к чему ты клонишь, приятель. Я уже пытался побывать такой вот… «пробкой».  Интересно – по своей воле он этот разговор затеял или все-таки «дятел», как называл таких Станислав? - Ренье задумчиво нахмурился, рассматривая собеседника, пытаясь понять – что же служит подоплекой всему этому «спектаклю про шпионов».
- Знаешь, я как-то уже пытался играть эту роль... Не получилось отчего-то. Очевидно – актер из меня никудышный. – Он слегка усмехнулся, пожав плечами.  Если парень – стукач, то ничего нового не узнает и может подумать, что Рауля данная тема после неудавшихся попыток не занимает больше.  А если нет? Тогда продлить беседу будет заинтересован, но поведет ее иначе – либо совсем открыто, либо завуалирует еще больше. Скорее – второе, если не дурак и поймет, что в помещении замка, где скрытыми камерами просматривались  чуть ли не все щели,  разговаривать о подобном в открытую – довольно опасно.
Рауль устремил взгляд в тарелку, где в окружении салата и жареного мяса лежали крупные куски вареной картошки. Проговорил, словно ни к кому не обращаясь.
-  Забавно было бы, если бы в наказание нас бы гоняли на кухню, чтобы мы помогали готовить. Ненавижу чистить картошку. Очень трудно порой бывает выковыривать «глазки». Да, ты ведь тоже есть хотел? Пошли, а то мы там народ голодными оставили.
Улыбнувшись, Рауль захватил две из четырех тарелок. Снова направился к столику. Одну тарелку поставил перед «призрачным» Азбукой.
-Яблоки и чай, конечно, вкусно и полезно, но тебе и чего посущественней пожевать стоит. Ты ешь, не бойся. Это вкусно.
Блин, разговариваю с ним, как с малым ребенком. – Мелькнула в голове царапнувшая мысль.  Рауль не удержался и поморщился. – Хотя... Он ведь и есть ребенок – беспомощный тут, заблудившийся. Конечно, ему тут страшно.
От стола, где сидели Скиннер и Ереханов послышался негромкий шорох колес. Ренье повернул голову, глядя  поклонившегося длинноволосому, писателя. Брови парня удивленно полезли на лоб.
Как... Еще один знакомец? Однако… Он не удержался, мотнув головой. 
А затем Скиннер подъехал к их столику и заявил, что забирает с собой Азбуку.  Тот же, в свою очередь – то ли перепугавшись, то ли еще что – принялся потихоньку «отползать» в сторону. Да еще «чертенок», хвативший, кажется, сразу и «через край»,  поднял панику. Ситуация складывалась весьма и весьма оригинальная. Рауль прекрасно понимал и «призрачного» паренька и «чертенка: раз гость решил забрать с собой, значит... Ага, только вот в этот раз «значит» было совсем другим.
- Ты за своего соседа не беспокойся. С ним ничего не случится, поверь мне. – Только и успел проговорить Ренье, как Найджел уже отошел.  А со стороны  послышался шум потасовки. «Вампир» повернул голову и чуть не подхватил «отваливающуюся» челюсть. Ереханов, решивший, очевидно, что в его халате разгуливать будет все же не удобно, активно боролся с кем-то из прислуги за обладание костюмом. И, что было удивительно – так как в обслугу Замка редко набирали слабых хлюпиков, даже в официанты – «бой» этот выиграл.
-Вот представление, елки. Театр абсурда. – Рауль хмыкнул. И тут же в голову пришла... нет – примчалась, словно пуля или молния – мысль.
Писатель собирается уходить. Не в «Ивовые покои». Значит – к Бальтазару. Но ведь тот ушел гулять. Хорошо, если вернется. А если нет?  Если Скиннера снова под утро «скрутит»? Как тогда… - Ренье прекрасно помнил, как еще сегодня утром он проснулся от крика, как давал лекарство. А сможет это все сделать Азбука? Ой, вряд ли…  Рауль посмотрел на «чертенка»-Найджела и длинноволосого, беседующего со Скиннером. Отчего-то они оба не вызывали в нем доверия.  Странное чувство, если учесть, что оба, скорее всего, были тоже невольниками. И вот что теперь делать?  Впрочем, «Покои» были не так далеко от номера Бальтазара, так что если что – можно будет рвануть  туда. Рауль посмотрел на Винсента, словно спрашивая: «Ну что – примем приглашение и поговорим. Или разойдемся каждый к себе?»

206

- Амадеус… какое красивое имя!
Скиннер был уверен, что и сам Ами, как он немедленно прозвал про себя длинноволосого, даже с чем-то за щекой выглядит совершенно очаровательно, как игривая, заныкавшая вкуснятину, но отвлечённая другим спешным, неотложным, страшно интересным дельцем проказница-мартышка. Кто здесь из присутствующих осёл, козёл и косолапый мишка, бывший штурман размышлять не стал – недосуг было. 
- Чем бы тебя отблагодарить? Как-никак жизнь мне спас, не фунт изюму… - Рэй на секунду задумался, перебирая варианты. - Доля акций одной очень крупной нефтяной компании тебя устроит? Не контрольный пакет, конечно же, контрольного и у меня нет. Но деньги очень неплохие, около семидесяти тысяч долларов в год. Только дай мне свои паспортные данные, я завтра оформлю дарственную по всем правилам. Здесь ведь есть нотариус?     
Рэй оглянулся, будто надеялся обнаружить его прямо тут и вздрогнул, обнаружив другое: рядом неожиданно воздвигся «чёрненький чумазенький чертёнок», пусть не в четырёх экземплярах – нам только атаки клонов не доставало! – но настроенный весьма решительно. За четверых.   
- Ты с ним, я понял, - со спокойным уважением кивнул на его спич Рэй, - Сосед – это святое. Да. А малыш Азбука пойдёт спать, - одними глазами он улыбнулся призрачному парнишке, благодарно кивнул Раулю, сказавшему своё веское слово и, спохватившись, чуть нахмурился, - Ах да, чуть не забыл. Найджел… Найджел, верно? – окликнул он «благородного соседа», - Там, в Ивовых покоях спальных мест маловато. Так вы, ребята, уж его на кровати уложите, ладно? Там ещё футон в стенном шкафу лежит…  ну сами найдёте. А мы с Раулем заночуем у Бальтазара. – он легонько подёргал вампирчика за плащ. - Ты как, Раулиньо, не возражаешь?   
Потом задержал руку над вазой с фруктами, выбирая: золотистое, с крапчатым румянцем яблоко отмёл сразу, не только потому что библейские аллюзии уж слишком резали морально-нравственные устои чего-то там, а просто потому, что сам Рэй яблоки не любил. Банан? Н-да… От банана тоже паучьей стайкой сыпнула лавина малоприличных реминисценций. Поэтому Восьмой выбрал большой, яркий, душистый, ноздреватый апельсин, и подъехав к русскому юноше-безумцу, протянул плод в сложенных ковшиком ладонях.         
- Возьми, пожалуйста, - - и чуть наклонив голову, с мягкой улыбкой добавил, - Возьми, я же сказал волшебное слово. 
Эскападу Хадзи с раздеванием охранника он смотрел как очередной цирковой номер. Откомментировал первую фразу цитатой из «Терминатора» почти на автомате, а потом думал только о том, как не заржать в голос. Но завершающая  фраза Ереханова всё-таки добила:
- Я устал. Я ухожу...
Произнесено было с весьма узнаваемой интонацией. Уже через секунду Рэй сообразил, что она ему напомнила. Новогодняя ночь в Москве, телеобращение Президента – седовласого пожилого джентльмена с узкими, отёкшими глазами и одутловатым, бледным лицом многолетнего сердечника. Уход казахского Пьеро с арены барной комнаты имел примерно тот же эффект, что и крутой разворот политической жизни в сумасшедшей, вечно заснеженной стране с непредсказуемым прошлым. В сегодняшней побасёнке барашек Хадзи явно претендовал на амплуа другого парнокопытного – любимца бабушки, от которого в конце песенки остались рожки да ножки.

Отредактировано Буси (2009-12-09 15:42:51)

207

«Месье в коляске» оказался не просто щедрым. В один миг он преобразился в Санту, отрастив в воображении Амадеуса длинную бороду, усы, волнистые снежного цвета волосы и нарядился в красненькую шубку. Из воображаемого мешка он вытащил такое, что у Деуса чуть кость от персика не проскочила в горло.
- Доля акций одной очень крупной нефтяной компании тебя устроит? Не контрольный пакет, конечно же, контрольного и у меня нет. Но деньги очень неплохие, около семидесяти тысяч долларов в год.
Амадеус закашлял, поднял ладонь, прикрывая рот и вытаскивая злополучный предмет, чуть не лишивший его жизни  на пороге к светлому хрустящему зеленью будущему.
- Ох, я… то есть, вы… так щедры… - Деус прокашлялся и улыбнулся, – позвольте узнать ваше имя, месье?
« Буду вам открытки новогодние слать. Нотариус? Паспортные данные? О да, это я мигом!»
- И где мне вас искать?- хмель выбило напроч, голова кружилась лишь от озвученного "месье  в коляске" подарка.
Деус конечно слышал, что он идёт в гости и надеялся, что и его пригласят, или хотя бы разрешат принести туда документы. Да, конечно, это не к спеху, можно и потом разобраться. Но где гарантия, что месье от щедрот своих не откажется. «Куй железо пока горячо». Тем более месье сам сказал, завтра. Пол ночи уже прошло. А ночи здесь бурные. Загуляет с невольником и наутро забудет. А так – вот она книженция. И тоненьким голосом: « Вы сами сказали месье, принести паспорт…»
Амадеус понаблюдал за ним, убеждаясь, что щедрость месье распространяется так же и на фрукты, когда большой лаково-рыжий апельсин перекочевал из рук месье, в тонкие пальцы одного из компании. Решив, что не будет слишком большой наглостью, он прихватил со стола ещё один персик, и запрятал руку за спину. Ждал, перебирая и поглаживая пальцами тонкую бархатную кожицу фрукта.

208

Кофе со сливками (Комната Ромео и Лиама)

От настороженного «Привет» до «Пойдем куда-нибудь?» всего один шагов. Меньше часа, чтобы называть новичка по имени, давать свою одежду и вести по петлистым коридорам поместья. Вот увидите, пройдет еще немного времени и они оба найдут общие интересы, а потом будут делиться чем-то более серьезным, личным. Все это перерастет в общие секреты – на двоих и из этого всего, в конце концов, получится крепкая дружба, такая, когда говорят: «Я тебя никогда не придам!». Бог велик, но жизнь порой так предсказуема.
Где точно находится Барная комната, Ромео не помнил. Он был там лишь однажды с одним молодым клиентом- обладателем прекрасной белозубой улыбкой. Почти такой же, как у Луи, только вот улыбался он раза в три чаще. Клиент угощал чернокожего мальчика вином, к которому он так и не притронулся. Выполняя правила этикета, подробно рассказанные арабским Мастером, Ромео лишь касался своими полными губами стеклянной кромки стакана, пригубляя, но, не делая глотков. Дело было не в сорте вина, и даже не в желании сохранить трезвость ума, просто мальчик не любил алкоголь. Это было у них взаимно. Даже самый маленький глоток неприятно обжигал горло и вызывал головные боли. А еще мальчик откровенно боялся пить из-за состояния здоровья. Он также избегал наркотики, после того единственного раза, Ромео с ними заочно завязал. Еще он не курил. Ну, давайте уже можете кричать ему в след: «Зануда!».
«Если не получилось с первого раза, попробуй прочитать инструкцию» гласит народная истина. Потому, когда Ромео понял, что запутался куда идти, он решил поинтересоваться у «прохожих». Избегая контактов с масками, он выведал о местоположении бара у кого-то из обслуживающего персонала, который был обычно мил, нежели служба охраны и надзора, источающая пафос и серьезность. Сказать, что на мальчиков обращали внимание, значит, ничего не сказать. Скользящие, пристальные, вожделенные – это лишь маленькая толика из характеристики взглядов. Ромео думал, что их "снимут" раньше, чем они доберутся до пункта назначения. Тем более почвы для подобных опасений было более, чем достаточно. По дороге, Брук то и дело бросал взгляды в сторону Лиама. Он выяснял, как тот смотрит на то, что его окружает, и как это окружающее не устает пялится на него. Вертеп – тюрьма  красоты, где всех без исключения имеют в душу или же в задницу. И, если, ты против, то дела твои весьма паршивы, mon ami. Тот, кто думает, что Бог делает нас разными от рождения, то сильно ошибается. Возможно у нас разные носы, рост, пристрастия, вкусы, но мы все от одних родителей. Одинаковые в своих страданиях, любви и боли. Нет таких заклинаний, чтобы заставить нас ни о чем не жалеть в этой жизни. А за каждый свободный поступок мы получаем по голове, причем очень больно.
В Барной комнате было весьма людно. Невольники плюс клиенты. И все это равняется ночи, которую, очевидно, они проведут в одной постели. Отношения Ромео с мальчиками его статуса были похожи на отношения постояльцев гостиницы. При случайных встречах в коридорах, они говорили друг другу: «Привет». И даже не смотря на физическую близость, иногда возникающую между ними по желанию клиентов, Брук знал о них весьма мало. Вот, этого мальчика в черном шарфе, Ромео явно уже видел, как и тех двоих, что выглядит постарше, в голубой и черной водолазках. Остальных двух невольников, чернокожий мальчик не признал, также, как и не были ему знакомы клиенты, сидящих вместе с ними. Один из них был на инвалидной коляске, что вызвало интерес. Как? И кто это?
-Лиам, где тебе нравится? – тихо спросил он блондинчика. – Пойдем туда.
Мальчики сели за столик неподалеку от компании, просто потому что Ромео было весьма интересно, о чем ведется разговор. Когда от скуки вдруг начинаешь разговаривать с собой, как спятившая овца, чей-то посторонний голос кажется, почти сексуально привлекательным.
- Чай, значит? Я сейчас, так будет быстрее.
«Человек, который не хочет здороваться – не хороший человек». Эта фраза одного из школьных учителей, почему-то плотно засела в голове у Ромео. Жизнь в человеческом обществе строится из простых поведенческих конструкций. Соблюдай их, и она будет выглядеть более-менее упорядоченно.
- Здравствуйте, - произнес мальчик, проходя мимо большой компании, адресуя свое первое приветствие взрослым мужчинам. – Привет, - улыбнулся  всем остальным и продолжил путь к барной стойке. Честно, мальчика немного беспокоило, как выглядела его крупногабаритная пятая точка в этом комбинезоне. Он был склонен преувеличивать, но свою негритянскую задницу и вправду считал большой. Ромео был почти уверен, что сейчас вся компания отвлеклась от своих разговоров, дабы попялиться ему на задницу. Абсурдно! Но когда чего-то стесняешь, кажется, все только туда и смотрят.
Заказав чай, с подносом в руке, чернокожий мальчик еще раз прошел мимо и уселся за свой столик, где его поджидал Лиам.
- Прости, я не спросил, какой ты любишь. – Я не сильно в этом разбираюсь, но бармен сказал, что нам должен понравиться. - Ромео указал пальчиком на чайник.  - Знаешь, все это, не привычно, чувствовать здесь себя посетителем, клиентом.

209

>>> Комнаты Мариоса Итакиса и Тайлера Бэйлса

Один коридор, извиваясь и расходясь поворотами, переходил в другой. Cкоро Тайлер убедился, что внутреннее устройство замка напоминает собой лабиринт. Полный хаос в проектировании. Хотя, в том веке, когда его строили, вряд ли кто-то переживал о том, что столетия спустя, некий американский студент будет здесь плутать, матерясь себе под нос.
Окружающая обстановка напоминала любой фешенебельный отель. Позолота и мрамор... Мрамор и позолота. Тайлер даже мысленно поблагодарил  Андреса за то, что их с Мариосом номер, в отличие от всего увиденного, не похож на музей. Скучная классика моментально нагоняла на Тайлера тоску.
После полуночи электрический свет погасили, заменив его настоящими факелами и свечами. Будто с наступлением осенней ночи все призраки старинного замка сговорились, и бесшумно проплыв по коридорам и залам, зажгли множество огней.
Кто - то должен за всеми этими спецэффектами следить. Потому что в случае чего, пожар будет грандиозный.
Так думал Тайлер, разглядывая вмонтированный в стену держатель с факелом. Ни искр, ни запаха. Пламя лишь слегка колыхалось. Даже «сквозняк» создаваемый сплит-системами до жути походил на натуральный.
Наверняка  полно видеокамер.
Вероятность того, что кто -то  в этот момент  может за ним наблюдать, Тайлера ох как не воодушевляла. Он слишком хорошо помнил тот случай, чуть не стоивший отцу карьеры,  когда оказался запечатлен объективами в самом непотребном виде. Не хотелось бы вляпаться во что-нибудь подобное еще раз.
Но он в Европе. Это очень далеко от дома. И сейчас он не сын конгрессмена, а блуждающий по коридорам чудик в дурацком костюме.
Ангел заблудший. Уржаться.
Тот кто придумал дизайн интерьера, больше всего напоминающий декорации к какому-нибудь черно-белому ужастику, несомненно был мастером своего дела. Причем, увлеченным. Жутковатая атмосфера удалась на славу. Тайлер был здесь один. Даже маски куда-то подевались.
В вампов превратились. Не иначе.
Взбодриться, посмеявшись над собственной впечатлительностью, у него не получилось. Следующая мысль вызвала еще больший дискомфорт. Он подумал о том, что вообще ничего толком не знает об этом месте и о людях здесь собравшихся. Быть может они уже вовсю воспевают Сатану где- нибудь в подвале замка и приносят ему жертвы.
- … и Мариос один из них. Здравствуй, паранойя.
Кажется, он сказал это вслух. До знакомства с Итакисом ничего подобного в его жизни не приключалось. Разве что, на аттракционах или в компьютерных играх приходилось испытывать похожие ощущения. Внезапно «первая часть квеста» для него закончилась, и он вышел в большую залу.
Ух, ты! Люди. Даже без масок. Радость то какая!
За столиками расположилась довольно колоритная компания, занятая опустошением наличествующего здесь бара. К разочарованию Бейлса, Мариоса среди них не оказалось. Поприветствовав присутствующих улыбкой (была у него такая неистребимая привычка - улыбаться незнакомым людям), Тайлер направился к барной стойке, рассудив, что наверняка «все включено» с твердым намерением напиться. Настроение соответствовало. Ткнув пальцем на бутылку Dom Perignon и попросив официанта присовокупить к ней «чего-нибудь съедобное», парень плюхнулся на диван, чуть было не переломав дурацкие крылья.
В ожидании заказа Тайлер принялся разглядывать присутствующих и материть про себя пропавшего Итакиса, по вине которого был вынужден чувствовать себя не в своей тарелке.

Отредактировано Тайлер Бэйлс (2009-12-10 02:14:04)

210

Ни одним качеством я не хотел бы обладать в такой степени, как умением быть благодарным. Ибо это не только величайшая добродетель, но и мать всех других добродетелей. Марк Туллий Цицерон.

Он ничего не хотел и ничего не планировал; впрочем, просто потому, что все уже было распланировано на год вперед. Конечно, планы были очень расплывчаты, ибо Аз, как и все простые смертные, понятия не имел, доживет ли он до смены времени суток.
Воздел глаза к воображаемому небу. Какой кошмар. Какое счастье! Что он исчезает из жизни бара! Он, Азбука, безусловно, дешево отделался.
Могло быть хуже.
Удовлетворенно хмыкнул, глядя в карие, с феерверкостью, глаза. Всхлипывания, вопли, Юродивые Земли Русской... Да-да, это по его части. Над полом действительно торчали только "его бледные ножки" в темноте, которые у Азбуки и в самом деле были белыми - нежными, чуть вспухшими, словно жирный бисквит.

После определённого момента Азбуке всё равно. Он спать хочет. Куда он там подевал старые часы? Ох, он бы потыкал в них пальцем. Эй, вы там, наверху! Не топочите, как слоны!

После определённого момента Азбука впал в транс. При виде коляски. Проф.ориентация незамедлительно оторвала сну крылья и вышвырнула их, самолично овладевая подсознанием. К пробуждённым нервам неслось сочувствие, губы судорожно дрогнули.
Улыбчивый, тёплый как свежая выпечка, смуглый мужчина. Чёрный хлеб, вот что. Ароматный, ржаной, полезный чёрный хлеб. Он протянул красивый апельсин, шматочек солнышка. Правда, солнышко бывает таким искрасна-гладким только перед бурей, поэтому, чтобы не случилось бури, Митя поспешно выудил его из гладких мужских рук.

- Благо дарю… - русское выражение. Именно в два слова, с расстановкой и прожевал его Азбука.
Паренёк привычно перебрасывал в уме лингвистические загадки, просматривал собственные воспоминания, пощипывая белыми губами апельсин. Он были мокрым от талого дыханья и пах кожей, но это - самое питательное из того, что Дима съел за последние часы.  А ещё он ждал, покуда Найджел отведёт его в вожделенные Ивовые покои.
Стройный косяк мыслей прервал Случай.
Ага! Я же говорил, торжествовал парень. Я же говорил, что ОНО случиться!

Случай не подкачал. Истинным хиппи всегда так везет - надо автобус до Калифорнии, значит, будет автобус до Калифорнии, надо травку - будет травка, даже если дело происходит в центре Сахары. Прорастет, загнется, еще раз прорастет... Будет биться, вымахивать, и, наконец, коснется кончиком увядающего листа носа искомого объекта.
А он расслабленно улыбнется и затянется, словно так и надо.
Азбука повернулся и с интересом рассматривал новоуходяшего, чуть поубавив громкость мыслей - иначе ничего не расслышишь.
Ну... Желтоватый. Пряди на шее - поизящней, чем у него, а то он не парень, а копна разноцветной соломы.
Задиристый...

Хмыкнул снова, покачал головой, нарочито широко шагнув вперед. Голос трансформировался в мальчишечий гитарный баритон.
-Ооууу! Ни свечки, ни лампады не поставят мне в цеееээркви! Я послал тебе чернуююйуу розууу в бокааале! Золотогооо! Как нееебооо... Аиииии!

211

------> Кофе с молоком (комната Ромео и Лиама)

Ромео
Лиам старался не отставать от своего соседа, боясь потеряться в этих бесконечных лабиринтах роскошных коридоров. Парень с жадностью рассматривал все, что его окружало теперь, поэтому отстать от Ромео было довольно просто, к счастью, его смуглая кожа и пышные волосы прекрасно выделялись на фоне остальных «прохожих». Блондин с любопытством бросал взгляды на яркие карнавальные костюмы, за которыми, очевидно, скрывались лица и тела опьяненных гостей. Парень жался ближе к ведущему его в барную комнату невольнику, но от любопытного рассматривания не отказывался, еще не понимая, что эта, казалось бы, невинная игра в гляделки может превратиться в бессонную ночь полную ублажения тех самых, скрытыми за масками, тел. Лиам настолько увлекся, что пропустил мимо своего сознания тот факт, что они с Ромео заблудились, хотя проведи его хоть десять раз по одному и тому же коридору, Виллиам вряд ли почувствовал подвох. В очередной раз поддался любопытству, оказавшись в просторном помещении, довольно людном, наполненным звуками льющихся бесед и ароматами спиртных напитков.
Спиртное Лиам не любил, Хозяин не позволял, да и тот единственный раз, когда паренек решил попробовать запретный напиток с одноклассниками после школы и слегка «перебрал» с пробами, навсегда отбил охоту от алкоголя – Хозяин не оставил подобную выходку без наказания.
Блондин слегка вздрогнул, невольно вспомнив тот злополучный день. Но светловолосую голову моментально заполнили другие мысли, вытесняя воспоминания.
Столько людей…
И снова без стеснения Лиам пялился на сидящих за столиками и стойками мужчин, отметив про себя, что многие из них очень красивые. Интересно, а Ромео со всеми знаком?
Темнокожий мальчишка уже вел Лиама к одному из столиков. Виллиам сел на указанное место, провожая взглядом своего соседа, покинувшего его на несколько минут, чтобы принести чай. Зеленые глаза из-под светлых ресниц продолжали следить за шумной компанией, расположившейся за соседним столиком.
Лиам слегка поежился, в одежде с чужого плеча было немного не комфортно, тем более что одежды светлых тонов блондин старался избегать. С бледной кожей и волосами цвета зрелой пшеницы, да еще и в белом одеянии, парень мог напоминать разве что призрака. Понадеявшись на то, что каждый из присутствующих увлечен своим делом - будь то беседа или выпивка, и что никто и не заприметит «новенького», Лиам принялся в ожидании выискивать глазами силуэт Ромео.
- Прости, я не спросил, какой ты любишь. Я не сильно в этом разбираюсь, но бармен сказал, что нам должен понравиться. - Ромео указал пальчиком на чайник. - Знаешь, все это, не привычно, чувствовать здесь себя посетителем, клиентом.
Обрадовавшись возвращению пока еще единственного знакомого здесь человека, Лиам обхватил длинными худыми пальцами теплую поверхность кружки и вдохнул аромат свежезаваренного чая,
- Надо же… малиновый. Мой любимый, - паренек довольно улыбнулся Ромео, и сделал небольшой глоток, едва соприкоснувшись губами с горячим напитком, - значит, подобные праздники здесь бывают нечасто? Все эти люди, они выглядят довольно счастливыми…
Лиам еще раз с задумчивостью обвел помещение глазами, - и чай заказывают нечасто. А как ты обычно себя здесь чувствуешь?  У тебя ведь есть Хозяин или Мастер?
Виллиам отвел взгляд в сторону, побоявшись, что вопрос может не понравиться Ромео, но именно это больше всего интересовало. Господин уверял меня, что в новом доме у меня непременно будет и новый Хозяин…

Отредактировано Лиам (2009-12-10 23:00:00)

212

- Теперь все будет иначе или никак, - Винсент залпом допил заказанный им же ранее сок, но к еде так и не притронулся. Теперь ему явно расхотелось играть в ту игру, что раньше приходилось разворачивать, как настольную перед Раулем. Теперь в этом не было смысла. Винсент знал, видел, что его поняли именно так, как того требовала ситуация. Мысли Ренье – он готов был поспорить – текли в схожем с его русле. Флоризе устало вздохнул, тяжелым взглядом окидывая присутствующих.
- Вроде бар, а народу, как в шапито – и клоунскому носу упасть негде,
- он фыркнул, потирая уголок губ большим пальцем. – Я бы с радостью свалил куда-нибудь, - «принц Флоризель» откинулся на спинку стула, положив ногу на ногу так, что щиколотка касалась колена и съехал на сидении ниже, как бы стягивая с себя мантию и откидывая скипетр.
Тем временем в бар устремилась целая толпа, будто кто-то открыл форточку и впустил халяву. Винсент чуть истерично хихикнул и резко поднялся.
- Нет, я так не могу, словно в пабе на футболе Манчестер Юнайтед против Реал Мадрида! Пойдем отсюда, - юноша, бодро лавируя между собравшимися господами,  направился к выходу.

--------------> Холлы и коридоры

Отредактировано Винсент (2009-12-10 21:55:41)

213

Можно верить, а можно не верить – здесь соврут, недорого возьмут. И все-таки доверял Найджел людям, сколь ни повторяй себе «осторожно, это место полно ловушек и психов» (один стриптиз посреди барной комнаты чего стоит!) – а хочется верить, потянуться к добрым словам, как цветочек к солнышку. Ага, цветочек. «Крапива», мысленно охарактеризовал себя Найджел; алкоголь по-прежнему бродил в крови и запаливал желание сопротивляться. Хотя бы покусать всех, отхлестать крапивными стеблями, исколоть ежиными иголками.
Потом как-то расслабился. Если человек по-хорошему – то и Найджел отвечает тем же, а сам «по умолчанию» всегда людям «аванс» выдавал. В Вертепе «аванс» вычли – где ж тут «хорошие», раз приезжают помучить ни в чем не повинных ребят, но поведение герра… «Как его зовут?» - вроде бы они с «японцем-стриптизером» друг друга называли, но Найджел не расслышал, - в общем, герра благодетеля – возвращало надежду.
- Да, меня зовут Найджел. Спасибо, герр... простите, не знаю вашего имени. Вы очень добры, - сказал Найджел, может быть, еще чуть настороженно, но искренне.
«А теперь вопрос на засыпку: где эти самые Ивовые покои?»
Спрашивать было неудобно, и даже не потому что «клиент» (ну ее к свиньям, эту вертеповскую стратификацию), а потому что длинноволосый «хомячок» (в смысле, любитель прятать за щеки персики) уже вовсю общался с благодетелем.
Найджел сунулся к Раулю и Винсу:
- Вы знаете куда вообще идти? Что за… хм, Ивовые покои. Я новенький, и вообще мы только что здесь чуть не заблудились…
В бар ввалилась целая толпа. Здесь были и ребята, явно невольники – по возрасту, один светленький, другой чернокожий; и какой-то улыбчивый молодой человек, эдакая звезда серфинга, почему именно серфинга, Найджел сам не знал, но уж больно легко было представить парня в обтягивающих плавках, да на гребне волны…
Вообще-то, может быть, Найджел и остался бы. Новоприбывшие не кусались. Но Азбука… ему спать надо, а он еще и распелся тут.
- Пойдем? – шепнул соседу по комнате. В тот момент Винс выскользнул прочь – ловко, будто ласка. Самое время повторить маневр.

214

Или иначе или никак… Да, верно.  Или никак.  Еще днем, ожидая возвращения Скиннера и прогуливаясь по коридорам – благо, карнавальный костюм позволял оставаться неузнанным – Рауль слышал краем уха о недавнем побеге двух невольников. Судя по рассказам прислуги – одного убили почти сразу и. можно было считать, что ему капитально повезло. Потому что второго доставили в замок. Что будет с парнем теперь – Рауль предполагал, исходя из собственного опыта.  То, что просто мягко пожурят и отпустят, можно было и не мечтать. Так что, если уж и думать о том, как выбраться, то нужно действовать более хитро, стараясь обдурить не только гостей – любителей поискать беглых, но и охотничьих собак. Единственным выходом отсюда, как теперь понимал Рауль, был такой, чтобы собаки – это главное – не могли взять след. Вода… По воде уйти можно – в ней не остается запахов. Но ведь двое беглецов шли по воде... Уже после того, как прошли по лесу. – Вспомнилось Ренье. Значит – до того они шли по земле и следы оставались. Значит – нужно найти такое место, чтобы идти по воде сразу.  Он хотел было поделиться своими соображениями с Винсентом – пусть даже и иносказательно, все же об осторожности забывать нельзя.  Но тут события вновь начали разворачиваться с быстротой и неповторимостью цветных стекляшек в калейдоскопе.
Сначала в бар вошли почти что разом несколько человек. Двое парней, явно чуть младше самого «вампира» -  один из них, сверкнув белозубой улыбкой, контрастирующей с темной кожей, поприветствовал всех уже присутствующих в баре,  -  и молодой человек – судя по повадкам и внешности – из гостей. Угощавший странного русского паренька фруктами и беседующий с длинноволосым парнем, Скиннер дотронулся до плаща Рауля с вопросом – не возражает ли тот против того, чтобы ночевать в номере Бальтазара… Ренье посмотрел на писателя с чуть удивленной улыбкой.
Как я могу возражать? Нет. Не потому что... статус. А просто... Я ведь ему нужен. – От этой мысли Ренье ощутил, как в груди отчего-то стало жарко. – А я дуралей все же. Не подумал о таком простом выходе. Конечно, ведь «Ивовые покои» сейчас пустуют, и ребят там никто не тронет.  Парень кивнул писателю.
-Конечно, я не против, мсье. – Прозвучало это негромко. За шумом полного народом зала вряд ли можно было расслышать. Да и не нужно было, наверное.
Затем непонятно взвыл «призрачный» Азбука – Рауль чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности.  «Чертенок» Найджел обратился с вопросом к самому Ренье. Рауль успел лишь торопливо кивнуть, мол – где «Ивовые покои» знаем. И уже, что называется, под занавес, как самый разумный результат  происходящего – Винсент ловко выскользнул из комнаты.
Ну и правильно. Пора бы уже. А то весь день был занят, да еще и ночью колобродим. – Эта мысль вызвала улыбку Рауля. Он кивнул Найджелу, мол – давай – двигай следом. И сам направился вслед за Винсентом и, уже двинувшим свою коляску к выходу – Скиннером.

=== Коридоры

215

Комната Региса Каде/Кабинет врача

Вся эта обстановка напоминала Мишелю смесь фильмов "Лабиринт" и "Дракула 2000". Отчасти ему это нравилось. Ты каждый день будто живёшь в совершенно другом мире, тебя окружают персонажи: кто-то развратен, кто-то не очень, есть незаменимые и штучные, грязные и благородные. Даже сумасшедшие есть. Интересно, как там Ланс? Как нехорошо с моей стороны оставить его следить за всем одному... верно? дворецкий довольно улыбнулся, входя в барную комнату.
Обстановка та же, а компания уже другая. В принципе, Д`Он знал их всех поимённо, но не более. Да и зачем? Ан нет, появился кто-то новенький. Странно, что дворецкого никто не оповестил о прибытии нового гостя. Или гость прибыл спонтанно?
В любом случае, Мишель, стараясь не выдавать своего любопытства осмотрел мужчину с ног до головы. Типичная смазливость, присущая больше невольнику, чем клиенту, однако, внешность обманчива, или нет? Кожаные штаны, водолазка без рукавов, которая, наверное, должна выгодно подчёркивать красивые руки. В принципе, это удалось... Волосы забраны за уши, ладно, хоть, ободок не надел... весь в белом и крылья белые. Интересно, он случаем эти крылья не позаимствовал у вчерашнего гостя? Господи, я сейчас что, подумал о внешности мужика, как школьница? Это место меня определённо портит...  Сам же ведь на Мерлина похож в этом костюме....
Подумав, что раз уж за ним не послали с самого начала, то и лишний раз тревожить человека не стоит. А компания, ведущая разговор о чём-то о своём его личность знает, так что если что, позовут. Мишель сел в одно из кресел, наслаждаясь его мягкостью, практически рядом с новым гостем.
На вид, лет двадцать... и что здесь вечно забывают молодые? С жиру бесятся, ибо приложить себя некуда? Какой же скудный у них духовный мир... Хотя пёрышки я бы подёргал довольно улыбнулся дворецкий и махнув слуге рукой, заказал себе чая с бергамотом. Эрл грей...

Отредактировано Мишель (2009-12-13 23:46:24)

216

- И не постааавят на сааамый высооокий подсвееешшник. В глубине душиии юннная свечечка былааа!
Заспанный Азбука взял еще нотой пониже, вздохнул, с усилием отпихивая в сторону сон и вяло опустил голову к земле, картофельные губы задевали друг друга. С трудом сдержал зевок, равнодушно следя за пробегающими ветками.
На секунду ему стало странно, что не слышно звука поезда. Гул такой, жестяной, подпрыгивающий и бесчувственный.
Если бы каше-голубенький мог вообще ни о чем не думать, он бы так и поступил. Впрочем, о чем-то думать было надо - и он думал о самом близком, об их дружной-недружной пятерке.
Пятерке ли еще?.. Все возможно.
...Что-то неправильно в их отношениях. Дело не в трёх- или двухмерности, не в ее заморочках; это как две горки сахара на весах - причем к одной примешалось несколько грамм тростникового. Тростниковый сахар тяжелее обычного, вот эта чаша и перевешивает.
И перевешивает...
- А я устал, - задумчиво пожаловался Азбука, - холодно. Все мы какие-то бедные...
Сделал ударение на слове "бедные", заулыбался, ласково потягивая Найджела за волос. О чем бишь он думал?.. А. Тростниковый сахар. Да-да, что-то тут есть неправильное...
Тростниковый сахар хорошо класть в золотые яблоки. Они развариваются на костре, пресыщенно блестят боками, растекаются медовейшим компотом.
Вкуусно... Лучше киселя.
Az сокрушенно качнул головой, скользя взглядом плывущих зрачков по мукомольному телу. Что же неправильно?.. Сахара много?.. Яблок?..
Ю-ишь-ит, o-s-t, ост и вест, зюйд и норд, яблоки с сахаром... Угу, подумал Митя, яблоки. Они бы нам не помешали. Пусть и с сахаром. Пусть и "ламинитные". Улыбается. Вот так низкие плотские побуждения пересиливают умственные потуги...
МСЛ: За три минуты - о десяти вещах. И то потому, что мысли расползаются... Как печеные яблоки... Как ёжики от огня... Интересно, о чем они думают?.. Ежики?.. Винсент с Найджелом?.. В какой вообще форме думает мужчина в коляске?.. Ассоциациями, пейзажами, словами вперемешку, разумеется, но какой степени связности и логичности? По какой логике?..
- Найдж?.. - Азбука слегка оживился, - ты ел золотые яблоки?.. Такие... Хмм... Как кирпичи.
Мда. Голубенький всегда умел хорошо объяснять. Но анекдотичный пассаж про кирпичи ему можно простить, учитывая бессонницу, голод и холод; а Найджел, наверное, поймет, что яблоки не прямоугольные и тяжелые, а твердые и холодные.
Замурлыкал, опасно наклоняясь вбок (подстаканник падает! Атас!), и скрылся под тёмной гривой. Через минуту вынырнул, как из моря, с блаженной улыбкой, и немедленно упал обратно, стараясь не очень-то опираться на соседика.
Ненормальные полуночники вывалились из бара тем же боком, коим и впали и очень глухо послышалась невнятная, ещё одна строчка песни...

----> Лестницы и коридоры

217

Народ все прибывал и прибывал, Найджел заподозрил, что в Вертепе накануне - в смысле, в течении ночи, - происходило что-то серьезное, а теперь все хотят расслабиться и выпить пивка. То есть, пивка-то здесь как раз и не пьют (ну да, ненормальные же все). Пьют все больше какую-нибудь экзотичную, но от этого не менее дрянь, вроде давешней "Russisch Vodka".
Духотой накалялось древесно-багряное пространство. Люди шли, люди заказывали, люди говорили. Люди жаждали - кто выпивки, кто приключений. Сам же Найджел не отказался бы повеселиться, но Вертеп и веселье похожи друг на друга, как увеселительная прогулка и survival-trip.
- Спасибо. Мы... мы идем.
Азбука мог привлечь внимание своим пением - не то, чтобы плохо пел, но какому-нибудь клиенту вполне могло прийти в голову заказать соло-исполнение в личных покоях. С дополнительными услугами.
Нет уж.
Следуй за белым кроликом... то есть, за этим Раулем. И за Винсом.
- Яблоки лучше не золотые, - подумав, ответил соседу Найджел. И незаметно запихал в джинсы - не в карманы, не поместились, прямо за поясь -  пару золотистыъ плотнокожих фруктов, неизвестно, что там в этих Ивовых покоях. Не один красавчик запасливый - у Найджела тоже проявляются "внезапно" хомячинные инстинкты.
Яблоки выпирали из-под тесно облепившей ткани. Наджел перехватил свое отражение в чьй-то темно-рыжей коньячной бутылке. Усмехнулся.
- ...Лучше настоящие, от них толку больше, - закончил он. Уже вне бара - к счастью, их никто не остановил, и даже обслуга с охранниками не озаботилась пропажей нескольких потомков того самого "запретного плода".
И нескольких невольников - тоже.

>>> Лестницы и коридоры

218

В кои-то веки вкус любимого шампанского Тайлеру не был приятен. Парень лишь пригубил и тут же  отставил бокал. Подперев подбородок рукой, он вновь задумался, продолжая разглядывать публику.
Действо маскарада  протекало  в какой-то другой зале, куда он так и не смог добраться.  Настроение окончательно испортилось, стоило Тайлеру заметить, что в замке полно симпатичных парней. И если это, действительно, «дом свиданий», где бы Мариос сейчас не находился, скучать ему не приходится.
На мгновение мелькнула даже шальная мысль: спуститься на ресепшн и вызвать такси. Но идея была заочно утопической. Мариос предусмотрительно все ценные вещи запрятал в сейф. Включая наличные, кредитку и ключи с телефоном.  Так что выбраться в одиночку из этого «зазеркалья» не представлялось возможным. Более того, он не был уверен, что даже собственный номер сможет сейчас  найти самостоятельно. Впрочем, не в характере Бэйлса было предаваться длительной  рефлексии. 
Ну  ладно, кобель греческий…  Если думаешь, что я как паинька буду дожидаться, пока ты наиграешься в свои игры, ты сильно заблуждаешься.
Тайлер еще раз, уже внимательнее присмотрелся к присутствующим. Шумная компания за соседним столиком, кажется, договорилась переместиться в другое место и постепенно покидала бар. Мешать им не стоило. А вот парень, сидящий в кресле почти рядом с его столиком, тоже скучал. Но в отличие от самого Тайлера, чувствовал себя куда как увереннее. Это явственно чувствовалось в его расслабленной позе, спокойных несуетливых движениях. 
Видимо, завсегдатай. Ничуть не удивлен происходящим вокруг.
Решающим моментом  для того чтобы завести с незнакомцем разговор, стало то, что внешне он неуловимо напоминал его спутника. Только старше. Тот же мужественный тип лица.  Встретившись взглядом с серыми лукавыми глазами, Тайлер сдержанно улыбнулся.
- Прошу Вас. - Он кивнул на место рядом с собой и на бутылку шампанского. – Мне одному не справиться.

219

Приятный запах бергамота щекотал ноздри каждый раз, когда Мишель подносил чашку к губам, делая глоток и вдыхая аромат. По части чая Д`Он был большим гурманом и редко отказывался от возможности выпить чашку-другую. Сейчас же приятный аромат дурманил и мысленно дворецкий погружался в невесомость. Облака... небо... ветер... Глубокий вздох, и мужчина вновь в своём сознании. Ветер... птицы... перья... Перья! Как там наш ангел? Лукавым взглядом Мишель посмотрел на гостя и оказалось, что тот тоже смотрит в ответ.
- Прошу Вас. - Он кивнул на место рядом с собой и на бутылку шампанского. – Мне одному не справиться.
- С бутылкой шампанского? - улыбнулся дворецкий, вставая со своего места, забирая чашку с чаем, - я уверен, что она не кусается.
Поставив чай на столик гостя, Мишель поклонился, кивнув головой, и представился.
- Мишель Д`Он. Дворецкий. - и, садясь в кресло добавил, - Могу я узнать ваше имя?

220

- С бутылкой шампанского? - тут же отозвался, пока еще "незнакомец". Тайлеру понравилась его улыбка. И то, как он легко и непринужденно откликнулся на его приглашение, решив перебраться за его столик. - я уверен, что она не кусается.
Со скукой было покончено. Даже если разговор будет недолгим, Тайлер успеет отвлечься от неприятных мыслей. Возможно даже, заведет компанию на будушее. Неизвестно еще, как скоро объявится его дружок.
Захватив с собой чашку чая, парень перебрался за его столик и представился.
- Мишель Д`Он. Дворецкий.- Ничего себе тут дворецкие! Мишель, облаченный в элегантный костюм, улыбающийся, аристократичный, был похож на кого угодно, но не на персонал, которому полагается быть "безликим". - Могу я узнать ваше имя?
Тайлер, дождавшись, пока Д`Он усядется с ним рядом, представился и протянул ему для рукопожатия руку. - Тайлер Бэйлс.
Что-то подсказывало парню, что следует добавить что-то вроде "Клиент", или "Гость поместья", но, должно быть, Мишель и сам это отлично понимал. Поэтому Тай ограничился только именем.
- Прекрасно здесь все у вас устроено, Мишель. Могу я Вас называть просто Мишель? Я здесь в первый раз, поэтому заочно извиняюсь, если здесь не принято... - Общаться с прислугой? Тай бы не удивился. Он уже достаточно видел пафоса, что бы придти к такому выводу. Но вслух произнес совсем другое - Отвлекать работников от их занятия. Шампанское, действительно, не кусается. Составите компанию?

Отредактировано Тайлер Бэйлс (2009-12-14 00:28:14)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Холл и общие залы » Барная комната