Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты невольников » Пандемониум теней (комната Блуда)


Пандемониум теней (комната Блуда)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Небольшая комната из девяти квадратных метров предполагает одноместное размещение, включая в себя совмещенную ванную и туалет. Узкое окно расположено напротив двери и плотно зашторено, не пропуская дневного света сквозь узорчатые занавески в тон стен. Светлые обои синих оттенков с аккуратно выведенными на них рукой мастера серебряными лилиями. Высокие белые потолки.
В самом углу комнаты расположена единственная односпальная кровать, а подле нее - тумбочка, небольшой стол, стеллаж с книгами и шкаф (в той же последовательности). Постельное белье и плед в той же цветовой гамме - глубокие оттенки синевы.

Отредактировано Дэрин (2009-09-08 23:12:26)

2

Флешбэк: день четверга

Ночь была светлой благодаря янтарному сиянию звезд и луны, но отнюдь не настраивала на лирический лад, напротив отрицала всякую романтику, пробуждая в теле темные желания. Ворочаясь без сна в кровати, Дэрин гадал о том, что предстоит делать на новом месте - возможно ли, что он будет безвольной марионеткой в руках очередного наставника или же воспитание сложится иначе. Значит ли переезд то, что появится больше свободного, а что важнее, личного времени? Или напротив, ему предстоит жить, осторожно ступая и не выходя за границы норм поведения и правил, определяющих статус и положение в обществе? Покидая отцовский дом, он не знал направления, родители попросту не сочли нужным объяснить вынужденное путешествие.
Перевернувшись на спину юноша принялся изучать потолок, невольно вернувшись мыслями к первому своему выходу в свет, за пределы питомника. Волнение до сих пор пульсировало, растекаясь приятной истомой по венам - ему нравилось это чувство. Даже дышалось иначе, воздух казался пропитанным загадкой, с мягкими вкраплениями волшебства свежих осенних цветов. За последних пару суток Дэрин практически никого не видел, проводя все свое время в комнате за чтением книг, даже завтрак, обед и ужин приносили, по всей видимости, остерегаясь выпускать новичка. Адаптация?
Поднявшись с кровати, юноша прошел к стеллажу с книгами и провел ладонью по ровному ряду томов, изучая и выбирая подходящую под настроение. Замерев, он в полной задумчивости уставился на корешок тонкого альбома с репродукциями картин эротического содержания. Выдвинув его, Блуд потянул с полки и вернулся обратно в кровать, принимая сидячее положение. Откинувшись на спинку кровати и предусмотрительно подложив подушки, он принялся медленно листать издание, изучая фотографии. Мысли невольно наткнулись на барьер, переключившись в другую область - было откровенно приятно думать и представлять себя на месте героев картин, размышлять о вероятном их продолжении в следующем кадре. Запнувшись на одной странице, мальчик вглядывался в изображение - мужчина с голым торсом подминает под себя девушку, крепко удерживая ее за волосы и наклоняя голову назад, чтобы коснуться губами ее шеи, лизнуть, почувствовать на языке сладость юного, девственного тела, его живительно тепло. Положив на подушку рядом альбом, Дэрин откинулся назад, упираясь затылком в стену, и прикрыл глаза. Рука легонько коснулась живота, скользнув под рубашку, а затем и под пижамные штаны, и обхватила член, несильно сжав. Подушечкой большого пальца потер головку и скользнул чуть ниже, оттягивая крайнюю плоть. Кончики пальцев второй руки прислонил к губам, высунув кончик языка и легонько лизнув, прежде чем полностью обхватить три пальца. Посасывая, юноша негромко застонал, продолжая двигать рукой между широко расставленных коленей. Дэрин трахал пальцами собственный рот, толкаясь бедрами в ладонь и воображая себя на месте девушки. Он почти ощущал на себе тяжесть мужского тела, его терпкий аромат, - неистовое желание кусать чужие губы, глотать чужую слюну в поцелуе. Чувствовать рядом... С глухим стоном, юноша излился в ладонь, замерев и желая продлить расслабленное состояние. На смену удовольствию пришли смешанные чувства стыда и вины, словно сделал что-то запретное, недозволительное. Закусив губу, он оттер руку о простынь и перевернулся на бок, поджав колени и ткнувшись носом в подушку.
Едва закрыв глаза он ухнул в глубокий сон до самого полудня.

Отредактировано Дэрин (2009-09-14 04:27:30)

3

НПС: прислуга замка

Горничным было велено не беспокоить мальчика с утра и дать ему выспаться, в результате чего тот очнулся после своих ночных проделок только к полудню. В обеденный час, когда солнце пыталось пробиться в комнату сквозь плотно задёрнутые занавеси, Жан и Филипп – два тихих услужливых молодых человека с приятной внешностью и безупречными манерами, работавшие в замке вот уже года два, – зашли в помещение, неся одежду и поднос с едой для юного невольника. Юноши были братьями, оба рыжими, с простоватым и весёлым выражением одинаково веснушчатых лиц. Их милый улыбки и дружное «Слушаюсь, Господин!» неизменно нравились гостям. Сегодня же им приказали позаботиться о Дэрине, которого пожелал видеть Хозяин замка. Мальчика следовало вымыть, переодеть, покормить, выгулять под своим надзором в саду в течение получаса и отправить в покои господина.
Жан, оставив белый костюм на краю постели, направился к окну и решительно раздвинул занавеси, чтобы дать свету проникнуть в помещение. Юноша обернулся и ласково потормошил мальчика за плечо, склонившись над ним. Голос у горничного оказался на удивление мелодичным.
- Эй, уже давно пора вставать.
Сервированный поднос занял стол, и соблазнительный запах горячей выпечки, который поднял бы даже мёртвого, в минуту распространился по комнате. Более застенчивый Филипп потянулся к книге и унёс её на место, молча, улыбчивым взглядом указав брату на то, что пижаму невольнику надо будет заменить, если ночью, по желанию Хозяина, тот вернётся в свою "темницу".

4

Мягкий шелест голоса и сопутствующее ему легкое прикосновение к плечу, вырвали юношу из царства сновидений, окрашенных в алое. Едва он прикрыл глаза, устыдившись своего ночного поступка, то оказался в тумане сладкого кошмара. Обрывки воспоминаний - шелковые простыни белее и нежнее облаков, глубокое удовольствие от прикосновений к разгоряченной плоти, отсутствие лиц и их узнавания, лишь теплое ощущение крови на спине, болезненно щекочущее лопатки, и сильные руки удерживающие за основания перьеватые обрубки (крылья?). Яркая боль, судорогой проходящая сквозь тело, змеей струящаяся в венах, взывающая к наслаждениям... сон грубо оборвался мелодичным щебетанием горничного, резко, почти до боли выхватывая из объятий ассоциативного кошмара.
Дэрин заворочался и поднял руку, высвобождая ее из-под одеяла и протирая глаза. В висках пульсировало болью, незримым обручем сжимая голову, а глаза слепило солнце. Поэтому он не любил просыпаться поздно - слишком пагубно сказывался на организме переход и смена времени. Прикрывая рот рукой, юноша зевнул, а затем сонно улыбнулся служащим, спуская ноги с кровати. Прикрыв колени и пах одеялом, он не решался подняться, смущенно глядя в сторону и думая, как встать, чтобы не показать физиологической реакции организма на утро. Решив для начала позавтракать, чтобы оттянуть время, Блуд потянулся за печеньем, наугад выбирая одно и приводя мысли в порядок, сосредоточенно думая о погоде, природе и Боге, чтобы согнать утреннее возбуждение и расслабиться под душем.
Судя по всему, молодые люди не собирались покидать покоев, ожидая, когда юный невольник закончит обеденную трапезу. Так же неловко было думать о том, что в правилах прислуги, помочь умыться и омыться, - поэтому поспешно, не проглотив и треть выбранного лакомства, мальчик поднялся с места и направился в ванную комнату. Забравшись под холодный душ, он некоторое время стоял под тугими струями воды, сцепив зубы от холода. Эрекция спала и дала возможность трезво мыслить. Хорошенько вымывшись, Дэрин привел себя в порядок и вышел в комнату, где властвовала прислуга, уже успевшая поменять простыни и заправить кровать.
Сняв с себя полотенце и стараясь не смотреть в сторону близнецов, невольник натянул подобранную одежду, аккуратно заправляя рубашку в брюки и затягивая ремень. С ошейником было сложнее - единственная деталь гардероба, которая морально сковывала каждое движение, давала принадлежность к дому, как какой-нибудь вещи. Пригладив волосы, юноша повернулся к горничным и, кивнув, улыбнулся, говоря о том, что готов выйти из комнаты. Впрочем, завтрак он оставил почти нетронутым, заверив прислугу, что неголоден.

» Апартаменты владельца поместья » Красная комната

Отредактировано Дэрин (2009-09-14 04:27:18)

5

Комнаты невольников » Комната на двоих (Мишель и...)

Не прошло и пяти минут, как Батист оказался в покоях Мастера. Преодолевая волнение, какое охватывало любого, приближавшегося к этой части поместья, Батист прошел в спальню. Самого хозяина апартаментов уже не было, зато невольник нашелся на кровати. Смятая простыня валялась рядом на полу.
Пресекая слабые попытки помочь, невольник в абсолютном молчании оделся, и, пока он натягивал рубашку и брюки, Батист как мог пытался оценить его состояние. Но мальчик был всего лишь сильно измотан и двигался неловко: наверняка каждый шаг доставлял ему боль и неудобство, но в остальном, не считая пары синяков, ему очень повезло.
Вряд ли мальчику сейчас хотелось разговаривать или находиться в чьем угодно обществе, и это было понятно. Но нарушить приказ и оставить его одного наедине со своими мыслями и переживаниями Батист тоже не мог. Они вместе покинули башню, в которой находились покои господина де Виля, дошли до нужной комнаты. Золотой браслет, обхватывающий тонкое запястье, неярко мерцал в приглушенном свете ламп.
Затем затянувшееся молчание пришлось прервать.
- Тебе нужно прислать кого-то, чтобы тебя осмотрели? – заговорил Батист негромко, - если тебе нужна чистая одежда, я распоряжусь принести.
Лучше всего для измученного ребенка сейчас было бы поесть и принять ванну, но существовала большая вероятность того, что он так и уснет в горячей мыльной воде, не сумев справиться с усталостью.
Батист смотрел на невольника просто, без каких-либо чувств в темных глазах. Тот был бледен, мягкие светлые волосы растрепаны, под нежно-голубыми глазами залегли неяркие тени.
- Чего бы тебе хотелось?
Практически любое желание мальчика сейчас же было бы воплощено в жизнь. Изящное украшение на запястье со скромной гравировкой говорило о многом. Раб, которого только что сделал своим сам господин де Виль, имел существенно больше привилегий, чем остальные.

6

» Апартаменты владельца поместья » Спальная комната

По дороге к своей комнате у невольника было достаточно времени, чтобы прийти к выводу, что давалось сложнее в такой ситуации, после всех перенесенных трудностей - острая боль в заживающих порезах ступней или же ноющее томление сзади, ниже поясницы. Ощущение дискомфорта между ног раздражало больше. Прихрамывая и держась неестественно прямо, мальчик решил для себя больше никогда не выходить из комнаты, но существовала ли возможность, что и при таком раскладе, он останется невредим? Он подумает об этом завтра, или после сна, а сейчас хорошенько умоется, постарается стереть этот запах со своего тела, пусть даже вместе с кожей.
Осознал чужое присутствие Дэрин, лишь оказавшись в своей позолоченной клетке, вздрогнув от мягкого щелчка дверного замка. Замешкавшись, он повернулся и с опаской и огромным недоверием взглянул на слугу, оценивая и мысленно подмечая что-то для себя. Мгновение спустя уголки губ мальчика дрогнули в улыбке, смягчая заострившиеся от усталости черты лица.
- Нет, - отрицательно качнул головой и коротко взглянул на дверь ванной, заметно колеблясь. - Ни еды, ни осмотров. - испытывая неловкость, Блуд подыскивал верные слова, чтобы деликатно отказаться от помощи. Непривыкший указывать или просить, он предпочитал выполнять все самостоятельно, надеясь только на себя и предпочитая общество книг, не людей.
Опустив глаза в пол, юноша пару секунд разглядывал плавную вязь узоров на ковре, отметив так же насколько сильно растянулись и перепачкались бинты. Неприятный факт - воспользоваться чужой помощью придется. Интересно, насколько ловким может быть этот парень, стоящий напротив? Существует ли малейшая вероятность справиться с этим, не мелькая перед глазами у специалистов? Слегка нахмурившись, Дэрин прикусил кончик указательного пальца, кинув короткий взгляд на парня.
- Нужны бинты и... - запнулся, вновь смертельно побледнев. -..что-нибудь от боли. Мазь. - облизнул пересохшие губы. Добавлять для каких именно целей нужно лекарство мальчик не стал, но все же сделал многозначительную паузу, неловко улыбнувшись. - И я не хочу никого видеть. - подался вперед и мягко обвил свободной рукой запястье парня.- Но ты можешь остаться. - отпрянул, словно испугавшись своих действий, и отдернул руку. - Почитаешь. - пояснил и отвернулся, направившись в ванную. - Я скажу, когда можно входить.

Отредактировано Дэрин (2009-09-26 22:36:51)

7

- Хорошо, - Батист кивнул понимающе и чуть улыбнулся, словно бы говоря: «будет так, как ты хочешь». Мальчик скрылся в ванной, послышался шум бьющей о поверхность раковины воды. Через коммуникатор, связывающий каждую комнату с охраной и прислугой, Батист попросил мазь, бинты и антисептик. Вполне понятно, что невольнику не хотелось видеть суетящихся вокруг него слуг и медиков, чтобы чужие люди притрагивались к нему и обрабатывали последствия бурно проведенной ночи, темнеющие синяки на светлой коже, понимающе ухмылялись, если бы мальчик хмурился от боли и смущения.
В ожидании прислуги Батист оглядел комнату. Это было светлое помещение, оформленное в голубых и синих тонах, и мальчик явно жил здесь один, а не с кем-то еще, что, скорее всего, говорило о его желании большинство времени быть одному. В Вертепе мальчикам не воспрещалось жить по двое, часто новичков подселяли к кому-то, чтобы не тратить время служащих на объяснение положения вещей, но никого и не заставляли: поместье было огромным и комнат хватало. Еще одной деталью, привлекшей внимание, стал стеллаж, заполненный книгами. К слову сказать, в поместье располагалась шикарная библиотека, поражающая своими размерами и собраниями книг любого жанра. Но, возможно, этому мальчику еще не разрешалось свободно передвигаться по поместью. Или он предпочитал держать самые любимые издания у себя в комнате. Батист подошел ближе, изучая корешки и гадая, какую книгу мальчик предпочел бы, чтобы ему почитали.
Когда один из слуг принес все нужное, Батист поблагодарил его и отпустил. Не исключено, что потом все-таки придется еще побеспокоить его и попросить немного еды, или хотя бы что-нибудь сладкое. Кто знает, когда невольник ел последний раз, ведь он казался таким бледным и усталым, что голодный обморок мог бы быть вполне вероятным.
Батист сделал пару шагов и постучался в дверь, отделявшую основную комнату от ванной. Замка здесь, конечно, не было, но смущать мальчика не хотелось. Немного помедлив, Батист приоткрыл дверь на несколько сантиметров, ровно на столько, чтобы его рука, сжимающая белый тюбик, поместилась в проем. Парень присел, оставляя мазь на полу, и снова прикрывая дверь, больше не беспокоя невольника.
- Когда закончишь, я помогу тебе сменить бинты, - сказал он, все еще стоя у двери, надеясь, что мальчик его слышит.

8

Со стоном погрузившись в наполненную ванну, невольник был готов простить все любому, почти возлюбил хозяина, напрочь позабыв о нанесенной обиде - мучительно приятно было ощущать всем телом ласку воды, скрывающую признаки активно проведенной ночи, унимая боль, которая лениво расползалась по всему организму, проникала в каждую клетку юношеского тела. Прикрыв глаза, он позволил себе расслабиться в этом сладком мгновении полного счастья, избавиться от неприятных тянущих ощущений между ног, что твердой пульсацией тревожили память. Мысли вязко скользили, то и дело мелькая перед глазами вопросом - как долго он будет уходить от ситуации? Когда будет способен осознать свою привязанность к монстру, и так ли это хуже будущей перспективы не принадлежать хозяину? Всплывшая возможная картина своей потрепанной жизни, где день за днем им пользуются разные мужчины (и только они ли?), заставила зябко поежиться, ворочаясь в переполненной ванной с солидным слоем ароматной пены. Мальчик мучался проблемой выбора, который причинил бы как можно меньше ущерба, не дал морально иссякнуть, не дожив и до двадцати. С иной стороны, очень манило существование некоторых привилегий, которые, он не сомневался, присутствовали (в пределах нормы, разумеется, но все же действовали) - хозяин этого дома по большей части может оказаться весьма занятым человеком и посещение не было столь бы частным, как страх перед неожиданными клиентами. И что-то подсказывало Дэрину, что Мастер питает страсть к разнообразию и юный невольник не будет одним в его интимной жизни. Такая мысль слегка задела и заставила горько улыбнуться - что это, ревность? Откуда она возникла, если мальчик не знает, что это, и отнюдь не обладал собственническим чувством, просто не должен был обладать. Об этом он точно подумает при случае, не сейчас, не в расслабленном состоянии.
Слабо пошевелившись, он все же решил снять бинты, с которыми залез в ванну, побоялся собственной крови (или этой возможности). Присел и потянулся, болезненно выдохнув от боли в мышцах (было стойкое ощущение, что ночью он бежал марафон, без остановок преодолевая преграды и километры). Удивительно, но марлевая ткань подалась легко, а ступни дышали свободно, без беспокойных ощущений. Не выжимая воды из повязок, невольник сбросил их на пол, чтобы вновь расслабленно откинуться на спину и лениво подумать о мочалке с гелем для душа. Пьянящий аромат пены для ванн дурманил сознание, и, зевнув, Дэрин прислонил ладонь к глазам, прикрывая свет. Уголки губ дрогнули в блаженной улыбке. В эти мгновения он был не просто счастлив, казалось душа наполнилась легкостью, готовая воспарить к потолку. И Блуд был уверен, как поступит, выполнит ли приказ мужчины...
Едва уловимый скрип двери вырвал мальчика из неги, а тихий голос слуги успокаивающе ласкал слух. Взгляд невольно упал на тюбик с принесенной мазью, заставив подумать о неприятном, вновь внушающем сомнения.
- Не уходи. - отозвался юноша, еле ворочая языком, слабо, на одном выдохе, после чего повторил это, но с большей уверенностью. - Подойди сюда, у меня есть вопрос, если ты в нем мне не откажешь. - мягко улыбнулся в дверь и, подняв руку, рассеянно провел мокрой ладонью по волосам.- Расскажи мне об этом месте, о том, что происходит и... кто тот человек, который называет себя моим Мастером. Какой он?

9

Батист замер, услышав слабый голос. Он вернулся, осторожно открыл дверь в ванную и вошел. Мальчик лежал в ванной и казался еще бледнее, чем раньше, только нежная кожа на щеках порозовела от пара, наполнившего помещение.
- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался помощник, прикрывая за собой дверь и подходя к ванной. Он опустился на ее край, сложив руки на коленях, и повернулся к мальчику. Бинты вместе с антисептическим средством остались лежать на небольшой тумбочке, стоящей в ванной.
- Я работаю здесь не так давно, так что не знаю, станет ли для тебя мой ответ чем-то новым, - он сделал паузу, а потом заговорил, - это место называется Вертепом. Таких, как ты, у нас примерно два-три десятка, я не знаю точную цифру, потому что невольники постоянно прибывают или… исчезают, - перед тем, как подобрать последнее слово, Батист слегка замешкался. Конечно, мальчик скорее всего прекрасно понимал, что его новый знакомый имел в виду, как именно некоторые «исчезают» здесь, но пугать его, называя вещи своими именами, почему-то не хотелось, - помимо вас в поместье живут некоторые клиенты и друзья Мастера. Некоторые из них являются одновременно и клиентами, и работниками, как, например, господин де Реналь, он возглавляет комитет по работе с клиентами. Здесь есть другие Мастера, они, как и мы, являются наемными рабочими. Им платят, чтобы они воспитывали невольников, учили их правильно вести себя. Иногда на это уходит большое количество времени, но, в конечном счете, каждый осознает свое место и свои права. В отдельном крыле живет прислуга, охрана, - поместье просто огромно, даже те, кто может свободно передвигаться по его территории, скорее всего не были еще и в половине всех помещений.
Батист задумчиво погладил гладкую поверхность бортика ванной рядом с собой, словно собираясь с мыслями. Он умел говорить так, что по его безразличному тону было сложно определить, испытывает ли сам рассказчик какие-либо чувства к тому, о чем рассказывает. Но иногда ему казалось, что люди слышат в его словах что-то, что они слышать были не должны, и Батист злился на себя, ведь то, что принадлежало только ему одному, могло стать известно кому-то еще.
- Насчет твоего второго вопроса... Настоящее имя Мастера – Герман. Господин де Виль. Он живет в поместье постоянно, почти никуда не отлучается. Я слышал, что его родители умерли, а сам Мастер учился в Париже, а после много путешествовал… Впрочем, я не могу сказать, что из всего этого правда, слухов ходит столько, их только послушать! Я и сам не знаю многого, да и не уверен, что могу тебе это рассказывать. Но твой браслет… - Батист опустил взгляд туда, где под пеной и мыльной водой на руке мальчика было золотое украшение, -  Я знаю как минимум десяток рабов, которые бы все отдали за него. Они без памяти влюблены в Мастера и стараются сделать все, чтобы тот позвал их к себе. Но, в основном, тщетно. Никто не знает, по какому принципу Мастер выбирает себе рабов… Я имею в виду, у многих клиентов есть определенный типаж, который они предпочитают, и часто его можно определить почти сразу, но не в этом случае.
Батист прервал свой немного сбивчивый рассказ и улыбнулся мальчику. Медленно он протянул руку и, осторожно коснувшись его лица кончиками пальцев, убрал отросшие влажные пряди со лба. Не смущая больше прикосновениями, Батист убрал руку и отвел взгляд.
- В скором времени ты сам узнаешь больше. Главное, будь осторожен. И честен, - это самое главное.
Взгляд упал на пушистое белое полотенце. Парень поднялся со своего места, чтобы взять его и вернуться к мальчику.
- Я думаю, тебе пора вылезать из ванной. У тебя есть имя? – вопрос, в другой ситуации прозвучал бы странно, но только не здесь. Нередко невольникам давали другие имена, кардинально отличавшиеся от их настоящих, или лишали права носить имя вовсе, - меня зовут Батист. Скорее всего, это я буду заботиться о тебе, пока ты здесь.

Флешбэки » первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда

Отредактировано Батист (2009-09-29 04:49:52)

10

Упираясь затылком о борт ванны, невольник изучал полным задумчивости взглядом потолок, безвольно опустив руку под воду. Весь обратившись во внимание, он вслушивался в мирный голос слуги, по его монологу оценивая ситуацию, в которой находится, вынужден находиться и следовать привычным положениям дома. Ответ, как и упомянул в самом начале устного изложения собеседник, не удивил, действительно не показался чем-то новым и впечатляющим. Именно к такому положению он себя морально готовил, безуспешно, но внушал себе плохое, наихудший вариант развития. Угнетающие, заставляющие волноваться ночами мысли оправдались, через прогулку, включающую блуждание по лесу в нагом виде с израненными ногами, два трупа животных, весьма болезненный удар ребром ладони и обморок, после чего пытка ненадолго прервалась сладкими мгновениями долгого сна (сколько он мог спать? сутки? двое? быть может вечность?). И все по кругу. Повторение. Новая боль, новые приторные ароматы жалящей боли, странные, рвущие грудь чувства. Вновь и вновь. Совсем немудрено, что невольники исчезают, не справляясь с непосильной работой. Организм не выдерживает, что уж тут говорить о моральном давлении на психику?
Такие как я?
Словесное обобщение неприятно ударило по самолюбию, по тем крохам, что еще таились внутри мальчика. Надо же, целый комитет по работе с потребителями товара. Каким же образом проводятся встречи и выбор невольников? А что самое интересно, почему господин де Виль указал на Блуда, почти сразу после прибытия? Пробовал ли он всех рабов, что доставляли в поместье, или только избирательно, щедро отданных под его опеку? Бред. Но даже такая неразбериха терзала мыслями, нелепо построенными вопросами и тем же, ранее изведанным чувством ревности. Привыкшему к родительскому вниманию, Дэрину было сложно перестроиться и не желать выделяться из серой толпы, а четкие приказания хозяина ясно говорили о том, что тот остался недоволен подарком. Возможно, мальчик даже увидел секундное колебание Мастера, когда кисть обхватил тонкий обод браслета - игра воображения?
Слегка прикусив губу, Блуд следил за каждым движением парня, стараясь уловить любое изменение в интонации, тоне голоса. Напоровшись на улыбку, озарившую лицо собеседника, он невольно застыл, с опаской вглядываясь в протянутую руку и сжавшись, словно в ожидании удара. Легкое прикосновение длилось недолго и парень отдернул руку, отведя взгляд в сторону. Что бы это могло быть? Страх перед страхом? Удивленно приподняв брови, Блуд продолжал следить за слугой, особо тщательно прислушиваясь к нему, по прежнему безмолвствуя и наблюдая.
Имя. Мальчик откровенно не знал, стоит ли произносить его вслух, если хозяин отказал, поэтому нерешительно улыбнувшись, Дэрин отрицательно мотнул головой, рассеянно взглянув в сторону.
- Я не знаю. - совсем тихо отозвался, неловко приподнимаясь, чтобы вылезти из ванны. Нагота смущала, но не так, как застарелая боль, тревожившая чувства. - Мастер сказал, что у меня его сейчас нет, но ты можешь прочесть его на моем чемодане и тогда это не будет считаться моей ошибкой. - чуть шире улыбнулся, подняв глаза на парня и смутившись. - Поможешь мне кое с чем? - севшим голосом. - Сам я не смогу. - кое-как выбрался из воды и мягко отобрав полотенце, обмотал им бедра.
Напряженно выпрямившись, он прошел в комнату и сел на кровать, все еще мысленно пытаясь избрать верные слова, чтобы попросить обработать надорванное кольцо мышц. Облизав пересохшие губы, мальчик взглянул в пол.
- Надо...- озадаченно потер переносицу. - .. нанести мазь там в первую очередь. - на щеках выступили красные пятна смущения, Дэрин был готов провалиться сквозь землю от своей просьбы. - Наверное тебе не впервые, а я..боюсь трогать. - осипше закончил мысль.

Флешбэки » первая пятница сентября. Ночь (1 из 7). Комната Блуда

Отредактировано Дэрин (2009-09-29 03:39:27)

11

флэшбек. псарни

Кто сказал, что небеса не могут гневаться, изливая на головы погрязших в пороке людей тяжелый, бесконечный дождь? Что все это суеверный бред? Блуд почти полностью был уверен, что тучи сгрудились лишь над поместьем, над всей той территорией, что трепетно хранит гиблые души клиентов, персонала и невольников – всех беспокойников, временно или постоянно обитающих в этом заведении. Мальчик испытывал свежее для себя чувство на фоне бессонницы и головной боли, так больно давящей на затылок. Погода просто обязывала тянуться к лирике в этот серый, жухлый день, опутанный сетью неприятностей с самого ее основания.
С бега Дэрин перешел на шаг, завидев дом, но не спеша к нему приближаться, оттягивал тот момент, когда надо будет вновь заковаться в прочную цепь правил, обязанностей и выставленной задачи... Невольник остановился, сжимая в руке зонт и притягивая его к груди, и задумчиво уставился в ноги.
А почему нет? Боязно, да. Но существовала ли вероятность, что любой другой будет менее груб? Тем более, когда представляется такой удобный случай вернуть зонт, который любезно одолжил начальник охраны. Но об этом он станет думать и рассчитывать действия после сна. Следует набраться сил перед новой «случайной» встречей.
Удовлетворенно улыбнувшись собственным мыслям, Дэрин вошел в холл, осторожно прикрывая за собой дверь. Раннее утро, большинство гостей разбрелись по спальням в обществе невольников или даже слуг, все так, как и должно быть в этом, богом забытом месте. И, если не лукавить, то Блуд относил себя к этому месту без лишней обиды на суровую жизнь и возможно испорченное детство.
Лестница привела его в очередной коридор, где среди череды комнат с одинаковыми дверями, он обнаружил и свою, давно позабытую и покинутую. Уют спальни навевал тоску, поэтому, чтобы лишний раз не думать о прошлом и будущем, он быстро освежился, умывшись и почистив зубы, переоделся и забылся настоящим, крепким сном.
Просыпался Дэрин несколько раз, с трудом разлепляя глаза и, переворачиваясь на другой бок, вновь жмурился и отгораживался от окружающих приятными сновидениями. По существу, никаких связных картин его утомленное сознание не выдавало, лишь вязь путанного бреда, который забывается, едва открываешь глаза. Тело ломило, казалось, каждая мышца болезненно ноет после долгой спячки, не говоря уже о том, что во сне он обхватил в тесные объятия зонт и его ручка пребольно впивалась в щеку. Шумно выдохнув, мальчик зевнул и потер глаза, с удивлением обнаруживая всякое отсутствие служебного персонала - в комнате царил мягкий полумрак, а на полу разбросанной валялась одежда, скинутая на кануне перед тем, как забраться в кровать. Вновь тяжело вздохнув, он сел и спустил ноги, собираясь с силами и желаниями  подняться и пойти принять душ.
Сколько могло быть времени? В котором часу он лег и сколько проспал? И отчего так раскалывается голоса?.. Спустя час, Блуд нашел практически все ответы, вспомнив незадавшуюся ночь и знакомства. Кинув, короткий взгляд на кровать, он тихо улыбнулся, чуть щурясь на зонт. Мысль запиналась одна о другую, поэтому, оставив это бесполезное занятие, невольник переоделся в чистое и вышел из комнаты, не забыв прихватить с собой зонт.

комната Дональда Райта


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Комнаты невольников » Пандемониум теней (комната Блуда)