Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Региса Каде/Кабинет врача


Комната Региса Каде/Кабинет врача

Сообщений 41 страница 60 из 61

41

Мда… Вот и «Финита ля комедия», как говорят итальянцы. Спектакль закончился, актеры расходятся, а зрителей так и не было. – Пришла в голову неожиданная мысль. Парень забрал с подоконника свою маску и длинный белый шарф, перед тем, как покинуть кабинет, в котором только что шла борьба за жизнь человека.
Голос писателя, прозвучавший негромко, но отчетливо, показал, что мужчина, вероятно, чувствует себя не так скверно, как выглядит на первый взгляд.   А вот его предложение вызвало у Ренье легкое удивление. Впрочем. парень был согласен – уснуть после всего увиденного не получится.  Раулю пришло на память, как кричал Скиннер во сне после ночи маскарада. А что же говорить теперь? А вот на предложение смотаться за теплым плащом мужчина ответил отказом. Рауль только помотал головой, но промолчал. Все же Скиннер был не маленьким мальчиком, значит – сам разберется – что ему надо.

Лестницы и коридоры.

42

Ну вот и славно. Сейчас все разойдутся по своим делам, а может кто и по чужим. Главное, врач в зал свечей отправлен. Самому бы не мешало направить туда стопы, но что-то не хотелось. Кровь, грязь, разврат. Хотя что жаловаться, сюда все устраивались сами. За исключением невольников. Хотя и то, не всех.
Больного зашили и оставили в покое спать, народ, похоже, чуть расслабился... а мне пора...
Мишель поклонился присутствующим и вышел в коридор. О воздух не пропитаный лекарствами! Противный запах. Можно даже сказать, отвратный. Зато стирильно. А в коридоре никаких запахов, кондиционеры поддерживают нормальную температуру.
Шаг, ещё шаг...
Вздохнув, дворецкий понял, что смотреть на шахматы он не хочет. Потеря интереса? Нет. Даже то, что он обязался там присутствовать, его не колыхнуло. Значит...

------Барная комната

Отредактировано Мишель (2009-12-12 11:02:59)

43

Регису понадобилось какое-то время, чтобы собрать все, что было нужно. Ему совершенно не понравилась фраза про летальный исход. В конце концов, он тут врач, и его обязанность состояла в том, чтобы подобного не было. Никогда. Кого бы не пришлось спасать: малыша-невольника, мальчика-конюха, клиента. Для него все были на одно лицо, и финансовое состояние данных субъектов волновало мало. Что у миллионера, что у последнего бомжа в венах течет все та же красная кровь, а кишки и желудок расположены в одном месте.
Я начинаю думать о людях, как о кусках мяса, - подумал про себя мужчина, подхватывая чемоданчик. - А с другой стороны, вот тот козел, который так мальчишку отделал и есть кусок мяса. Тупого мяса. Таких кастрировать надо при рождении, чтобы не плодились.
Регис передернул плечами, завязал волосы в хвост и вышел вслед за дворецким. Нужно было торопиться, пускать Сандендса одного было нельзя. Этот извращенец может и вылечит всех, кому это надо будет, но только потом их придется откачивать психологически.
Вот тоже яркий пример человека неразумного, который медленно, но верно приближается к понятию "существо", а не человек. Назвать его животным не поднимался язык. Животные трепетно-любящие и заботливые существа, и они не жрут друг друга если им так захотелось. А люди, как раз наоборот, очень любят подобным заниматься. Особенно, это видно здесь, в Вертепе.
Черт бы побрал всех гребаных извращенцев.

------------------> Зал тысячи свечей

44

===) зал тысячи свечей

45

-----------------> Зал тысячи свечей

Путь от Зала тысячи свечей до своей комнаты Регис проделал в каком-то состоянии анабиоза. Он слабо воспринимал действительность. Перед глазами все плыло - яркие картины, роскошные гардины, изящные люстры, свечи - все мешалось в одно блестящее месиво, которое слепило глаза и заставляло болезненно морщиться. В ушах стоял такой шум, что врачу, порой казалось, что он не в загородном поместье во Франции, а где-нибудь у Нотр-дама слушает колокольный звон. Но перед ним стояла сейчас одна задача - донести мальчика до кабинета, вколоть успокоительное и лечь спать.
Будь проклят тот день, когда я согласился здесь работать.
Тело двигалось практически на автомате, заворачивая там, где нужно было завернуть. День выдался не просто тяжелым, а ужасно тяжелым. Обычно, после операций, мужчина валялся в здоровенном кресле в комнате отдыха и спокойно потягивал кофе под монотонное бормотание телевизора. Сейчас он даже с трудом вспомнил сколько всего он успел проделать.
Сначала пианист, потом писатель, потом разорванный мальчик, потом этот зал...
Чтобы не отрубиться нужно было говорить или хотя бы думать, цепляться за остатки реальности, потому он прогонял раз от раза в голове всех тех, ради кого ему сегодня приходилось открывать свой чемоданчик.
Регису казалось, что до комнаты шел он не просто долго, а целую вечность. Но, когда он туда попал, сразу же удалось отключиться от всего внешнего мира со всей его извращенностью. Мягкий свет от настольной лампы не слепил глаза, а давал хотя бы подобие уюта. И плевать, что вокруг не какой-нибудь романтический домик в Альпах, где в камине весело потрескивает огонь, а со стен смотрят морды животных, плевать, что нет никого рядом, чью голову можно было бы уложить на колени и ласково перебирать спутанные пряди, плевать, что вместо улыбчивой грудастой блондинки его встречает забинтованый спящий мальчик на кровати под капельницей и аппаратами. Даже здесь было намного тише и спокойнее, чем там за дверьми. Маленький своеобразный мирок.
Мужчина прошел со своей ношей к койкам, устраивая малыша на накрахмаленных простынях и укрывая казенным одеялом. Еще раз проверив пульс, Регис убедился, что все нормально, мальчик спит и проспит до утра. Второй пациент тоже, как не странно, хорошо перенес операцию и тоже тихо спал.
Спать... Спать... Спать...
Регис выключил настольную лампу и в полной темноте дошел до двери в свою комнату. На кровати так и остались валяться пушистый свитер, джинсы и белый халат. Мужчина включил свет и глянул на себя в зеркало. Зрелище было, мягко сказать, ужасным. Карнавальный костюм превратился непонятно во что в кровавых разводах, на голове царил полнейший хаос, да и самого врача ощутимо пошатывало от усталости. Плюнув на обычную брезгливость, Регис стянул с себя когда-то шикарные вещи, кинул их в угол валяться бесформенной кучей, повалился на кровать, тут же заворачиваясь в одеяло, и моментально уснул.

46

Сколько прошло времени с тех пор, как Андрэ погрузился в сон? Что с ним делали, спасли его жизнь? К сожалению, даже этого конюх пока не мог понять, находясь в какой-то тёмной пучине. Обычно людям хотя бы райская картина снится, может родственник какой умерший или знакомый, а тут никого и ничего. Сидя на каком-то выступе он смотрел на капли крови, которые капали с его тела. Но состояние было такое, словно блондин ни на что не был способен реагировать. Здесь, где он сейчас находился, точнее, где находилось его сознание, ему было холодно. Парень сидел абсолютно голый. Можно было разглядеть какие-то синяки, какие-то старые шрамы, прокол в соске, который был сделан в подростковый период, может даже по глупости, но о этой глупости он не жалел.
-Я умер? Сюда люди попадают после смерти? Не будет рая или ада? Может моя душа переродиться..и я жду своего часа. Пфф..глупости какие. Эй, ну хоть кто-нибудь, ответьте мне!- крикнул он в пустоту, но оттуда донеслось лишь эхо.- Ну вот..чёрт.
Когда в голове пролетел вопрос, а почему он вообще здесь находится, парень начал вспоминать картину за картиной того, что с ним случилось тем вечером в конюшне. Теперь у него было время осмыслить. Что он сделал не так, что выбор брюнета пал на него. Случайность или же Андрэ не заметил, как ляпнул что-то не то. Потом с ужасом осмыслял, что его поимел конь в прямом смысле этого слова, его член коня отодрал, вот этот неимоверно большой кол. В глазах постепенно появлялся ужас, начала бить мелкая дрожь. Происходящее в конюшне настырно лезло в голову, как бы тот не хотел этого. Он слышал каждое слово того брюнета, каждое слово, произнесённое им в конюшне. Его голос пугал ещё больше, чем конь. Он боялся и ненавидел этого человека.
-Я не хочу..хватит уже..хватит!- закричал парень, зажмурив глаза.
Раскрыв их, он не услышал ничего, не было ни картин из прошлого, ни голоса. Он очнулся и теперь смотрел в потолок. Зрачки начали быстро бегать, ища видимо то, что даст ему понять где он. Наконец, конюх начал вспоминать. Ну конечно, какой-то молодой человек сказал, что они хотят ему помочь.
Тихо, как в морге..хотя я там не бывал. Может там повеселее.- даже сейчас парень умудрился пошутить.
Дёрнув рукой, Андрэ тихо застонал, зажмурившись. Посмотрев на свою руку, он заметил, что к нему подсоединили капельницу. Поморщившись, он кое-как протянул вторую руку к игле и вытащил её, отодрав вместе с пластырями. Откинув легонько в сторону, он снова поморщился, было больно. Попытка подняться не увенчалась успехом, тело явно не слушалось. Прикрыв глаза, Андрэ сделал очередную попытку, но и тут только чуть шевельнулся.
Какого чёрта..я хочу уйти, я должен покормить лошадей..кто ими будет заниматься, если не я?- тут с досадой он осознал, что ему будет страшно возвращаться на место, где над его телом надругались.- Да к чёрту, животные не виноваты!
При очередной попытке повернуться хотя бы на бок, он тихо вскрикнул, ощутив жуткую боль между ног. Аккуратно опустившись обратно на спину, Андрэ часто задышал, пытаясь отогнать ещё и появившуюся головную боль. Парень не думал о том, который сейчас час, не замечал ничего и никого вокруг, ему хотелось сбежать отсюда. Его словно переклинило. Не думая о себе, он только думал, как бы покормить и прибраться за животными в конюшне.
Который сейчас час?
-Кха..- зажмурившись и схватившись за горло, Андрэ попытался выругаться, но тут же раскрыл широко глаза, поняв, что лишь может хрипеть.

47

Звонок из медпункта.
-Эй! Есть кто живой? Месье Каде? Тут экстренный случай! Долго объяснять, но похоже одному из клиентов стало плохо. Очень прошу, подойдите в медпункт, я буду ждать вас там. Медикаменты я возьму. Я бы и один справился, если дело бы шло о персонале. Кто его знает, что у них там приключилось? В таком случае, две головы лучше. Так я вас жду? Только быстрее, а то посыльного толку мало. Ну вот пожалуй и все. Простите, что потревожил. Жду!

Отредактировано Оливер Кен Йоширо (2010-01-11 00:25:52)

48

Регис спал. Спал сном младенца. Он думал, что после той жестокой карнавальной ночи снится будет какой-нибудь откровенный жесткач. Так по началу и было. Сначала какие-то непонятные образы: дыба, окровавленные мальчики, плети, ножы, крючья, крики, стоны, плачь. А потом это как-то все разом кончилось, осталась одна темнота и умиротворение. Все ужасы разом уплыли на второй план и голову заполнили мысли о море, чайках, маленьком японском ресторанчике на берегу, и мужчина даже не сразу сообразил, что рядом звонит телефон. Он на автомате поднял трубку, даже еще не до конца проснувшись и попытался хоть как-нибудь воспринять получаемую информацию. Это был никто иной, как его коллега.
Снова плохо... Снова клиенты...
- Иду, - коротко бросил Регис и повесил трубку.
Тяжело застонав, мужчина поднялся с кровати и потянулся за упавшими на пол джинсами. День начинался плохо. И настроение было ни к черту. Хотелось то ли кого-нибудь отделать так, как отделали вчерашних мальчиков, то ли самому пойти на крышу поместья и сигануть в ров. Маловероятно, что полученные травмы будут совместимы с жизнью. Но Регис силой воли подавил малодушное желание и натянул штаны.
На душ не было времени, но хоть немного привести себя в порядок было нужно, иначе какой из него элитный врач. Ему не какого-то бомжа из подворотни лечить, ему лечить очередного клиента, у которого наверняка шкала пафоса зашкаливает за сто процентов.
Мне кажется, или я становлюсь похожим на отца? Нужно себя взять в руки. Срочно.
Обычно, Регису повышал настроение душ, но тут пришлось обойтись холодной водой в лицо. Глянув на себя в зеркало, мужчина тяжело вздохнул, натянул свитер, накинул на плечи халат и тихонько вышел из своего закутка. Пациенты спали, что не могло не радовать. Больше всего врач волновался за розоволосого мальчишку. Тот был еще совсем ребенком, а то что сделали с ним изверги-клиенты ночью не могло не отразиться на его хрупкой психике. Но мальчик-невольник вроде спал и спал спокойно.
Каде удовлетворенно кивнул и тихо вышел, быстро направившись в кабинет коллеги.

--------------> Медпункт

49

----> Апартаменты Жана Батиста

По пути к кабинету врача охранники пытались привести блондина в чувство. Хлопали по щекам, даже немного сильнее, чем нужно было. Но, как бы ни старались амбалы, ничего у них не выходило. Наверно, слишком долго Белиал ничего не ел, вот организм и не выдержал такой нагрузки.
Занеся невольника в кабинет, охранники осмотрелись. Доктора, кажется, не наблюдалось.
- Мсье Каде! У нас тут проблема.
Мужчины переглянулись, пытаясь понять, тут врач или нет. Но, по-видимому, того или не было, или он был в своей комнате. А тревожить пока что сон доктора они не решились, справедливо рассудив, что если он тут, то обязательно выйдет на оклик. Тем временем охранник, который держал на руках Белиала, осмотрелся, заметив за ширмой кушетки.
- Пока туда его положу. А там доктор сам разберется. - Амбал обратился ко второму охраннику, а сам отнес юношу, уложив на кушетку. Еще пару минут потратив на очередную попытку привести невольника в сознание, мужчина чертыхнулся и вышел. Следом за ним покинул кабинет и другой охранник, оставляя Белиала одного без сознания в пустом кабинете.

Отредактировано Белиал (2010-02-26 23:46:44)

50

Регис спал. Его только-только начинало отпускать с ночи Шабаша. День после он проходил в каком-то анабиозе, делая все хорошо, аккуратно и грамотно, но на автомате, оставаясь безучастным ко всему происходящему. Уже ближе к вечеру его начало отпускать, а измотанные нервы требовали одного - упасть в кровать и забыться до следующего стука в дверь.

Так и произошло. Регис спал без сновидений. Тупо лежал, не раздевшись, на кровати и спал. Сначала, сквозь сон он услышал какой-то окрик, но не до конца проснувшийся организм воспринял его, как остаток сна, потому мужчина повернулся на бок и попытался снова заснуть. Потом шаги в соседней комнате стали более отчетливыми и чей-то грубый голос пробурчал:

- Пока туда его положу. А там доктор сам разбеется.

- Как это мило с их стороны, - буркнул Регис, понимая, что из кровати выбираться все-таки придется. Он глубоко вздохнул, собрал силы в кулак и сел. Самочувствие, не смотря на побудку, было вполне себе приличное.

Мужчина поднялся с кровати, кое-как пригладил растрепанные волосы и помятый после сна халат и вышел из своей каморки. В кабинете никого не было. По крайней мере, никого такого, кто мог бы говорить настолько грубым басом. Зато на кушетке обнаружился худенький юноша. Бледный, как смерть, что было особенно заметно в контрасте с одеждой. Регис подошел, проверил дыхание и пульс. Все вроде бы было в норме. Никаких видимых травм тоже заметно не было.

Обморок?

Каде расстегнул верхние пуговицы на рубашке юноши, приоткрыл окно, чтобы больше свежего воздуха в комнату поступало, достал банку ношатыря, капнул немного на марлю и поводил у лица юноши.

- Ну давай, малыш, приходи в себя.

51

Сквозь непроглядную тьму и давящую на уши тишину Белиал слышал чьи-то голоса, но понять, кому они принадлежат, не мог. Как не мог и прийти в сознание. Но резкий запах, ударивший в нос, заставил его поморщиться, встряхнув головой. Блондин отмахнулся от чего-то, что заставило его очнуться и вынырнуть из обморока, как от назойливой мухи.
"Что такое?.. Где я?"
Парень кое-как открыл глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на чем-то перед собой, что сейчас выглядело как размазанное пятно. Через несколько минут ему все же удалось более или менее рассмотреть объект перед собой, оказавшийся мужчиной в белом халате.
"Ага, доктор значит. А как я тут оказался?"
Похлопав ресницами, Бел приподнялся на локтях, тут же без сил опустившись обратно на кушетку. 
- Черт... - невольник облизнул пересохшие губы, прикрывая глаза. Снова пелена застлала глаза и немного закружилась голова, что, конечно же, очень не нравилось юноше.
"Так... надо собраться. Вероятно, я где-то в медпункте. Или нет? Черт, моя голова..."
Морель несколько минут так и лежал с закрытыми глазами, пытаясь прийти в себя. Потом все же посмотрел на доктора, так и стоящего рядом. Хмыкнув, парень почесал переносицу.
- Знаете, а я подозревал, что хлопнусь в обморок. Только не думал, что так скоро...
Он говорил немного хриплым голосом, так как во рту пересохло. Безумно хотелось пить. Ал даже не помнил, когда в последний раз во рту была хоть капля жидкости.

52

Молодой человек, как не странно, пришел в себя быстро. Регис уже привык, что разнеженные мальчики, которых ему доставляли потом лежали, стонали и изображали из себя умирающих, и мужчина им в этом потакал, потому что в глубине души ему было их жалко. Мало того, он считал, что лучше уж пускай они тут полежат и поумирают, чем достанутся очередному извращенцу.

- А зря, молодой человек, - улыбнулся Регис убирая ношатырь и наливая юноше стакан воды. - За своим здоровьем стоит хоть иногда следить. Может и удастся избежать визита ко мне. Хотя, зная местные нравы...

Он снова мягко улыбнулся и протянул вечернему нежданному посетителю стакан, присаживаясь рядом и на автомате, начиная его осматривать.

- Для начала, давайте познакомимся. Я доктор Регис Каде. Вы, как я понимаю, очередной невольник, которому судьба не улыбнулась. Как вас зовут?

Никаких особенных патологий мужчина не обнаружил. Слабость, вялая реакция на свет, что и не удивительно. А больше-то, ровным счетом ничего. Ему стоило отлежаться, поесть и выспаться, не прерываясь на постоянных клиентов, которых у него наверняка уже было немерено.

Надо оставить его на ночь, завтра будет бегать и радовать взгляд месье де Виля.

После спасенного мальчишки, которого чуть не хватил удар во время извращенной игры в шахматы, к Регису вернулся привычный цинизм, который, тем не менее, он не собирался выливать на невольников. Он не был невинным идиотом, который полагал, что все дети в поместье несчастны, что им хочется сбежать отсюда и зажить нормальной жизнью. Психику многих уже давно исковеркали, и они получают по настоящему извращенное удовольствие от всего происходящего, и мужчине искренне хотелось выяснить, к какой категории относиться этот молодой человек.

53

- А зря, молодой человек.  За своим здоровьем стоит хоть иногда следить. Может и удастся избежать визита ко мне. Хотя, зная местные нравы...
"О, да... нравы здесь и впрямь не располагают к тому, чтобы  следить за своим здоровьем. Тут даже поесть некогда, не то что наведываться в кабинет к врачу, найдя у себя какой-нибудь симптом неизвестной ранее болезни."
Белиал хмыкнул на слова мужчины, едва заметно помотав головой. Стакан воды сейчас был как нельзя кстати. Как спасательный круг для утопающего. Приподнявшись, Морель пару минут сидел, прикрыв глаза, пытаясь привыкнуть к легкому шуму в ушах. Когда же спала пелена, стоящая стеной перед глазами, невольник взял предложенный стакан с водой, с жадностью принимаясь пить. Опустошив стакан, Бел довольно улыбнулся, насколько вообще позволяла ситуация, и вернул стакан мужчине.
- Да, Вы правы. Невольник, который крупно влип не по своей воле. - Юноша усмехнулся, посмотрев на доктора. - Меня Белиал зовут. Можно просто Ал.
"А можно просто выпереть меня отсюда. Странно, что он еще этого не сделал. Зная характеры здешних обитателей, пусть и не очень хорошо, вообще удивительно, что я до сих пор жив. Уже бы давно валялся где-нибудь в канаве за пределами поместья разодранный на кусочки. Уф, жуть..."
Передернувшись от своих не слишком приятных мыслей, блондин терпеливо дождался, пока мужчина закончит осмотр. Хотя и осмотривать-то, собственно, ничего и не нужно было. Пока еще целая шкура, оцененная хрен знает во сколько. До дрожи в коленях хотелось бы выяснить, каким таким боком он оказался в месте, похожем на это. Парень ведь из приличной вроде бы семьи, а не какой-нибудь безпризорный. Впрочем, тут наверняка не смотрят на то, что было в прошлом. Клиентам главное что? Чужая задница, которую готовы подставлять день и ночь рабы, ползающие перед ними на коленях и готовые лизать задницу по первому треованию. Причем в прямо и переносном смыслах этого слова одновременно.
- Со мной все в порядке. Всего лишь надо поесть. Уже не помню, когда в последний раз видел хоть кусок хлеба.
Блондин грустно усмехнулся, украдкой окинув мужчину, сидящего перед ним, оценивающим взглядом. Впрочем, тут же опустил взгляд, не намереваясь получить затрещину.

54

Регис внимательно слушал юношу, отмечая про себя, что он разительно отличается от львиной доли местных невольников. Те были похоже скорее на фарфоровых кукол, которых можно было прилизать, помыть, отчистить, отдать поиграться, потом починить, снова отмыть, отчистить и снова отдать. И так по кругу, пока кукла не износится настолько, что уже и чинить то нечего будет. Этот же парень пока человеческого облика не потерял, и это не могло не радовать.

- И есть тоже желательно хотя бы раз в сутки с местным образом жизни, - вздохнул мужчина, выслушав просьбу. - Сейчас что-нибудь найдем.

Он поднялся с места, ткнул кнопку электрического чайника, который незаметно приютился на столике, заваленном разнообразными бумажками, начиная от карт пациентов и заканчивая списком того, что нужно купить при следующей закупке. Не из воздуха же все берется, и штата фармацевтов с подпольным заводом тут нет.

- На ночь останешься тут. Отдых тебе не помешает, да и ночь без секса какой-нибудь клиент переживет. Здесь и без тебя невольников хватает.

Особых разносолов у Региса не было, все-таки обед был, как говорится, по расписанию. Здесь же мужчина хранил что-нибудь на случай, если захочется перекусить, или если Оливер заглянет вечерком с бутылочкой чего-нибудь алкогольного для поднятия морального духа. Из маленького холодильника была выужена колбаса, сыр, и пара яблок. Мужчина прошелся взглядом по полкам с лекарствами, нашел витамины и поставил маленькую баночку рядом с Алом.

- Принимай по возможности два раза в день. Утром и вечером. И иди к столу, будем чай пить.

Регис достал две чашки, разлил чай и уселся в свое кресло за столом, наблюдая за юношей.

55

Пока мужчина искал что-нибудь поесть, Бел успел осмотреться вокруг, чего раньше не получилось сделать. Впрочем, рассматривать тут было особо нечего - обычный кабинет, как в больнице, с тем лишь исключением, что здесь блондин не чувствовал себя как в клетке. Наверно, даже наоборот. Все остальные помещения Вертепа разительно отличались от кабинета, находясь в них, постоянно чувствовалось чье-то незримое присутствие, наверняка из-за скрытых видеокамер. Хотя не стоило даже надеяться, что здесь не будет подобных шпионских штучек, все же тут частенько бывает куча невольников, которых клиенты заведомо или ненарочно рвут всем, чем не лень.

- На ночь останешься тут. Отдых тебе не помешает, да и ночь без секса какой-нибудь клиент переживет. Здесь и без тебя невольников хватает.

Невольник похлопал ресницами, спуская ноги с кушетки и кое-как усаживаясь. Все же перед глазами еще иногда мелькали непонятные тени, но было значительно лучше. И за это следовало благодарить доктора, хоть он практически ничего не сделал.

"Да нет, сделал... Можно сказать избавил от того, чтобы подставлять свою задницу неизвестно кому. Ну, хоть последний и выглядел, как вполне сдержанный и не похожий на извращенца какого-нибудь, все же отдаваться ему по собственной воле не пришлось."

Чуть улыбнувшись, Белиал взглянул на небольшую баночку, скользнув взглядом по этикетке. "Витамины... неплохо..." Кивнув, соглашаясь с условиями мужчины, парень поднялся и чуть пошатываясь подошел к столу, где мсье Каде уже разлил чай. Усевшись, юноша улыбнулся, задумчиво потерев переносицу.

- Спасибо. За все. Вы меня спасли, можно сказать.

Ал с улыбкой смотрел на мужчину напротив себя, несмело потянувшись за чашкой чая, и, обхватив ее руками, прикрыл глаза.

56

Регис сидел и мелкими глотками пил чай. Как бы кто не кричал, но для более полного просыпания не хватает обычно именно его. Кофе пробуждает быстро, но ненадолго, а вот чай... Еще в детстве он любил сидеть в гостиной перед камином, пока мать вышивала, а отец рассказывал истории из больницы, пить чай и смотреть на огонь. Тогда все было нормально, уютно, по-домашнему. Сейчас же было все совсем по-другому. Уюта был необходимый минимум, чтобы окончательно не рехнуться, а из старого доброго остался только черный крепкий чай.

- Да не за что благодарить. Это моя работа. Я, конечно, понимаю, что месье де Виль считает, что раз руки-ноги целы, значит, невольник вполне может удовлетворить клиента, но я придерживаюсь несколько иного мнения. И пока меня не уволят, буду продолжать делать, что должен, чтобы вы были если не счастливы, то хотя бы здоровы.

Регис улыбнулся и пододвинул к Белиалу тарелку с бутербродами.

- Ешь давай, а то на ногах не стоишь.

Сам врач есть не хотел. Ему хватало того одноразового, в лучшем случае двухразового питания. Хотелось посидеть в спокойствии, и еще желательно, чтобы невольники без травм провели ближайшие вечер и ночь, что было желанием практически нереальным.

- Меня всегда интересовал вопрос, - задумчиво проговорил Регис, поглаживая чашку большим пальцем. - Я немало невольников видел. Да, некоторые из них бывшие беспризорники, которых откопали на каких-то грязных улочках, но встречаются и вполне обычные мальчишки. Вот как ты попал в замок?

57

Почему-то блондина мелкая дрожь, но горячий чай помогал ее унять. Практически сразу же по всему телу разлилось тепло, заставляя Белиала едва ли не замурлыкать от наслаждения. Благо, пока еще остатки здравого смысла не позволяли этого сделать. Слушая ровный голос мужчины, парень хлебал чай, чуть прикрыв глаза и наблюдая за доктором из-под приопущенных ресниц. Так было гораздо удобнее, да и нарваться на затрещину или чего похуже не представлялось возможным. По крайней мере, пока. 

"Здоровы, счастливы... кого это вообще здесь волнует? Ну, кроме Вас, доктор... хотел бы я увидеть хоть одного человека, мыслящего подобным образом. Только сомневаюсь, что в радиусе хоть полумили найдется такой."

Морель с улыбкой взглянул на доктора, когда тот придвинул к нему тарелку с бутербродами. Коротко кивнув в знак согласия и благодарности одновременно, юноша потянулся за бутербродом, тут же с жадностью вгрызаясь в него зубами. Сейчас его мало волновали рамки приличия, есть хотелось жутко, а так хоть какая-то еда. За это Белиал был благодарен мсье Каде, ведь неизвестно, сколько бы ему еще пришлось провести времени без еды и воды.

- Вот как ты попал в замок?

Ал сделал глоток чая, прикрывая глаза. Перед глазами тут же нарисовалась картина того вечера, когда его похитили прямо со двора собственного дома. Надо сказать, это было весьма странно.

- Возвращался из ночного клуба, присел около подъезда подышать свежим воздухом. Надышался... - Белиал фыркнул, встряхнув головой, а потом продолжил: - Задумался о чем-то, да так, что и шагов не услышал чужих. А потом тряпка к носу и темнота. Очнулся уже здесь.

Невольник пожал плечами, снова откусывая бутерброд и запивая его чаем. Хотелось просто забыть все то, что произошло, и оказаться снова в своей квартире, где нет ни клиентов, ни Вертепа, ничего...

58

Регис вздохнул, смотря из-под челки на невольника. Он и представить себе не мог, как вот так за один час может поменяться жизнь. Вот сходил в клуб, отдохнул, собирался на утро на учебу или работу, были какие-то планы на жизнь и тут все резко кончилось с одним ударом по голове. И оказался ты в роскоши, золоте, и одновременно с этим в такой грязи и в таком болоте, что уже и жить то перестает хотеться. Мужчина уже насмотрелся на весь этот этикет, на все эти "мадам-месье", хотя "мадамами" тут и не пахло никогда, и желание у него было только одно - взять кляп и затолкать разнеженному аристократу его поглубже, а потом связать и пинком под зад отправить в полицию с сопроводительным письмом.

А ведь у многих местных клиентов есть семьи. Как им то живется?..

- А сбежать не пробовал? Хотя о чем это я... Отсюда сбежать почти невозможно. И не играет значения, раб ты или прислуга.

Регис отлично понимал, что уйти тихо и спокойно отсюда ему не получится. Он слишком много знал. И если клиенты будут хранить молчание, потому что неоднократно будут посещать замок в поисках все новых более извращенных удовольствий, то вот прислуга, которая уже изрядно на все это насмотрелась, а порой и приняла участие в разного рода сексуальных играх, при чем далеко не всегда по своему желанию, молчать не будет.

- Ладно, не будем о грустном, - улыбнулся мужчина, отпивая глоток из чашки. - Ко всему нужно относиться философски и пытаться жить дальше. Тем более, на вашем месте терять надежду на спасение я все-таки бы не стал.

Молодец, Регис, знаешь как приободрить. Еще чего скажешь? Прилетит супермен, разгромит замок и спасет всех невольников?

59

Парень как-то задумчиво смотрел на доктора, улавливая в тоне его голоса что-то совсем знакомое, но в то же время и отдаленно-чужое. Белиал понимал, что вся прислуга в этом замке, равно как и доктор, по сути ничем не отличается от таких же невольников, как сам блондин. Они так же вынуждены выполнять чужие приказы, жить здесь на птичьих правах, хотя у них чуть больше свободы, чем у рабов. По крайней мере, за ними вечно не шастают охранники, норовящие пару раз приложить невольников головой об стену для большего послушания.

"Хорошо еще, что меня пока не приложили об эту самую стену. Иначе встречи с доктором мне было бы не избежать, вот только при совершенно других обстоятельствах. Я даже рад, что просто потерял сознание от голода..."

Бел чуть улыбнулся, пряча улыбку в чашке с чаем. Бутерброд был уже давно съеден, а рука невольно потянулась за вторым, подстегиваемая сигналами мозга. Впрочем, юноша видел, что мужчина вовсе не против его компании, а даже, наверно, наоборот. Когда еще удасться просто посидеть за чашкой чая, а не латать изодранные задницы невольников?..

- Ладно, не будем о грустном. Ко всему нужно относиться философски и пытаться жить дальше. Тем более, на вашем месте терять надежду на спасение я все-таки бы не стал.

Ал чуть усмехнулся, посмотрев на доктора. Казалось, что он успокаивает вовсе не его, Белиала, а себя.

- Ну, да. В принципе, надежду я еще не потерял. Хотя, может, это и опрометчиво с моей стороны надеяться на лучшие времена. Сомневаюсь, что мне вообще удасться выбраться отсюда живым, не то что вообще покинуть это место. Разве что найдется какой-нибудь богатенький кретин, которому понравтся моя смазливая мордашка, и он выкупит меня для своих целей.

Покачав головой, невольник допил чай, отставляя пустую чашку и доедая бутерброд. Состояние более или менее улучшилось, по крайней мере голова больше не кружилась и перед глазами не стояла мутная пелена.

- Спасибо за чай, доктор.
- Белиал поднял взгляд на мужчину, с улыбкой смотря на него.

60

Регис понимал, что надежды на спасение у мальчишек, которые попали в рабство к де Вилю немного, но они могли хотя бы надеяться. А он сам успокаивал себя только тем, что он свободен, что он тут наемник, и что в любой момент может отсюда уйти. Вот только, даже если бы была возможность, не ушел бы. Он отлично помнил своего старого фельдшера, если на место главврача возьмут кого-нибудь подобного, тогда жизнь всех невольников станет в разы хуже. Потому он и просиживал всю свою если не молодость, то как минимум рассвет лет в старом роскошном замке, где-то в глуши, не видя ни дня, ни ночи.

Надо будет хотя бы выходной выпросить что ли. Я понимаю, конечно, что у больных выходных нет, но, все-таки, и я таким образом в могилу слягу.

- Ты знаешь, если там, - мужчина посмотрел куда-то наверх. - Кто-то есть, то он обязательно поможет. А если нет, то и волноваться то в принципе не за что. Тогда мы живем бессмысленно.

Регис улыбнулся и поднялся с кресла, убирая грязные чашки в раковину. Тишина, спокойствие, неожиданно приятная компания молодого невольника. Каде вернулся обратно к креслу, растрепав по дороге светлые волосы юноши и устроился поудобнее, мимолетно глянув на часы. Скоро должны были начаться самые тяжелые часы. Как раз проснуться все клиенты и начнут устраивать массакр, и о спокойной жизни можно забыть до утра, пока они не угомонятся.

- А сейчас тебе нужен отдых и покой. Запомни, все заболевания от нервов. А от переутомления лучшим лекарством является хорошее настроение и крепкий сон, - он улыбнулся и посмотрел на юношу. - Когда-нибудь, я заработаю много денег, вы все выберетесь отсюда живыми, а я куплю себе домик на юге Франции, заведу собаку и заживу спокойно.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Региса Каде/Кабинет врача