Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пещеры

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://i30.tinypic.com/21dmnhk.jpg

2

Сакураи, Лукас <-- Апартаменты Сакураи Хироки

Нет, Лукас вовсе не сомневался, что его импровизация с пламенем понравится заказчику. Но вот похвалы, а уж тем более последовавших за ней действий блондин ну никак не ожидал. Клиенты борделя, пусть даже столь элитного, в его понимании никогда не опускались до таких... нежностей со своими игрушками. Но все эти мысли вылетели и юноши из головы, стоило только японцу коснуться губами центра обожженной ладони. Вообще, руки и ладони были одной из его эрогенных зон. Не такие чувствительные как, допустим, шея, но прикосновения к ним обычно заставляло покрыться мурашками кожу и встать дыбом мелкие волоски, покрывавшие тело. А сейчас, когда из-за ожога кожа стала еще чувствительнее... Поцелуй принес одновременно и боль и облегчение, перешедшее в следующую секунду в легкое возбуждения - от центра ладони, куда пришелся поцелуй, разбежались в разные стороны тысячи мельчайших искорок, проходя дрожью вдоль позвоночника, заставив немного судорожно вздохнуть и на мгновение прикрыть глаза, облизнув тут же пересохшие губы. Но сие длилось всего несколько секунд. Хиро отстранился, вынуждая и мальчика вернуться в этот мир, посмотрев на своего клиента и опуская руку, и слушая, что говорит мужчина.
Упоминание о прогулке заставило улыбнуться - вот он, тот маленький шанс. А уж предоставление права выбора места прогулки ему и вовсе увеличивали процент удачного исхода запланированного. Впрочем, Лукас уже один раз обжегся. И в прямом и в переносном смысле, поэтому сейчас к японцу относился более настороженно и менее доверчиво чем, возможно, в первые минуты их знакомства. Да и интонация и взгляд, с которым были произнесены все эти слова... Вроде просто констатировал факт своего недавнего появления в городе, а вроде и намекнул на продолжения вечера опять же только вдвоем и в более тесном контакте. А вот этого самого тесного контакта, Лукас, если честно, хотел бы избежать. Впрочем, он понимал, что ради достижения цели ему, возможно, придется пойти и на такие "жертвы", но все же надеялся свести их к минимум.
Но сейчас эти мысли в голове были совершенно лишними. "Решай проблемы по мере их поступления" - так всегда любил говорить отец. И Лукас старался этому следовать. Так же, как следовать совету своего учителя "освобождать разум от лишних мыслей" и действовать по обстановке, велению сердца, тела и просто интуиции. А пока все эти воспоминания проносились в светловолосой голове, Хиро, на удивление мальчика, подошел вовсе не к двери, а к шкафу, выуживая с полки пуловер и перчатки, чем не мало удивил молчаливого блондина.
...это мне?.. мерси...
Слова, произнесенные одними губами, но последнее японец должен был понять точно. Поймав полетевшие в его сторону шмотки, чем довольно сильно потревожил обожженые руки, отвернулся, чтобы Хиро не увидел легкую гримасу боли на его лице, и быстро облачился в серый, очень приятный на ощупь и явно теплый свитер и, помедлив, спрятал перчатки за пояс своего костюма - тревожить и так пострадавшие руки сейчас не хотелось. Да и времени не было - мужчина уже выходил из комнаты, поэтому Лукасу ничего не оставалось, как тенью шмыгнуть за ним.

Оказавшись на улице, Лукас в первые секунды растерялся - куда идти? За территорию, но если он что-то понимал, то выписанный счет давал им право прогуливаться только по поместью. На воротах их обязательно развернут в обратную сторону... Вздохнув, закусил губу, а потом вдруг вспомнил рассказы коллег по цеху о каких-то чащах в глубине поместья. Места там были настолько дикие, что их даже не охраняли. Так что - может попробовать улизнуть оттуда? Или по крайней мере до поры до времени там затеряться? Кивнув своим мыслям, Лукас осторожно прикоснулся к плечу мужчины, привлекая внимания, и указал глазами в темневшую вдалеке то ли рощицу, то ли лес, вопросительно улыбнувшись. Получив в ответ в общем-то безразличный взгляд и вроде даже согласный кивок, мальчик улыбнулся, направляясь в ту сторону.
Дорога до тех самых дебрей, о которых по отелю ходили всякие байки, заняла минут двадцать. За это время Лукас даже успел замерзнуть, не смотря на одолженный ему свитер, невольно сильнее кутаясь в нежную материю. Но тем не менее уже довольно скоро они были на месте. Чаща, как и говорили другие мальчики, оказалась и правда непролазной - высокие, старые деревья, всевозможные кустарники, полное отсутствие тропинок... Хорошо еще он перед выходом успел снова обуться. Правда, тут стоит заметить, что тонкие сандали мало спасали - ветки и корни под ногами постоянно норовили уколоть или оцарапать. Так что, если быть честным, гулять и дальше по лесу не очень-то улыбалось. А в следующую секунду, как по заказу, перед Лукасом и его клиентом"выросла" небольшая пещера. Ну, вернее это она снаружи казалась небольшой, а изнутри... Вот можно было и проверить. Снова коснувшись плеча Хиро, улыбнулся ему, и направился к скале, рассматривая место потенциальной дислокации. Здесь, кстати, можно было бы и жить какое-то время. Только вот куда деть мужчину. Но... С этим разберемся чуть позже, а пока стоило усыпить его бдительность.
Зайдя в пещеру, мальчик развернулся ко входу, встречаясь взглядом с Хиро, и улыбнулся широкой открытой улыбкой. Отчасти вызванной тем самым "надо усыпить бдительность", отчасти тем, что в пещере было ни в пример теплее. Дождавшись, когда мужчина с ним поравняется, вытащил из-за пояса прихваченные еще в номере бумагу и ручку, и быстро, насколько позволяли начавшие немилосердно болеть руки, набросал несколько слов.
"Надеюсь, я не слишком нагло воспользовался вашим предложением? Понятия не имел, что тут есть такие дебри. Но... Наверное даже рад, что мы сюда забрели. Здесь тихо и спокойно. И... даже в какой-то степени интимно..." - поднял глаза, улыбнувшись мужчине. - "А вам тут нравится?"

3

Путь до, как выяснилось, весьма странного собой конечного пункта прогулки занял минут тридцать, а, возможно, и больше, учитывая, что шли они весьма спокойным и неторопливым шагом, не смотря на то, что Лукас, похоже, немного подмерзал даже в любезно пожертвованном ему пуловере.
Наконец, добравшись до маячащего черного пятна среди зарослей, куда припекло отправиться блондина, и наповерку оказавшегося пещерой, Лукас снова вступил в дискуссию со своим владельцем на данный момент. И когда только успел бумагу захватить.
- Теряешь сноровку, Хиро. С таким же успехом он мог бы прихватить и что-то еще из твоей комнаты, лежи это что-то на видном месте. - мысленно пожурил себя азиат, впрочем, оставаясь совершенно спокоен, поскольку не имел привычки разбрасываться ценными вещами.
Прочитав написанное, Сакураи улыбнулся.
- Конечно, нет. Тем более, ты же так и не сказал мне, куда бы хотел поехать за территорию. А здесь...мы все еще на территории, но вроде бы и...вне ее. Как ты считаешь? - слегка наклонив голову, юноша пристально посмотрел на невольника.
- Интим в подобном месте, увы, не кажется мне привлекательным. Слишком уж высока вероятность заработать себе воспаление легких, в твоем случае, вдвойне высока. Но определенная романтика здесь присутствует. Фонарик не прихватил? - несколько язвительно поинтересовался японец, тем временем покопавшись в собственном кармане и выудив оттуда ключи от любимого Кавасаки, хотя и не находящегося сейчас в непосредственной близости от своего владельца, но извечно любимого, а потому Сакураи предпочитал не оставлять ключ от обожаемого транспортного средства без присмотра. Нажав на кнопку на брелке, Хиро включил фонарик, которым в действительности пользовался довольно редко, просто помнил, что он был.
Хотя и довольно сильный луч света, направленного вглубь пещеры, выхватывал ее очертания, его был не достаточно, чтобы рассмотреть в деталях хоть что-то.
- И куда дальше? Пойдешь внутрь?
- Если твое желание удрать из этого места столь высоко, на подобную глупость ты будешь способен. Хотя, 90% вероятности, что оттуда не выберешься без посторонней помощи и попросту подохнешь ввиду ряда причин.

4

Темнота, тишина и безмолвие пещер… поражали. И вместе с тем вселяли страх и надежду. Цель, вот она, только протянуть руку. Мнимая свобода, мнимое спасение. Если затеряться в этих пещерах, то его не найдут. Даже если будут искать. Поместье слишком огромное. Только вот… что делать с провожатым? Кинув короткий взгляд на выудившего фонарик Хиро, чуть улыбнулся. Маленький, худенький… С первого взгляда с таким без труда можно справится, даже Лукасу. Конечно, мальчик не отрицал, что этот японец обучен всяким восточным штучкам, но эффект неожиданности должен сыграть ему на руку. Но… было что-то, не позволяющее перейти к решительным действиям. Причинять японцу вред, даже минимальный, даже пытаться не хотелось. Конечно, вряд ли он «хороший человек», раз оказался в таком месте в качестве клиента, но… ненависти, неприязни и иже с ними у этому молодому мужчине Лукас не испытывал. Даже не смотря на то, что тот заставил вытворять его какое-то время назад и, как следствие, адски горящие ладони сейчас. С другой стороны, если говорить откровенно – блондина никто не заставлял. Хиро просто высказал свое пожелание, а уж исполнять его или нет – зависело от Лукаса. Он решил исполнить. Так что в поврежденных руках мальчик мог винить лишь самого себя. Внутренне вздохнув носящимся в голове мыслям, блондин снова посмотрел на клиента и.. поймал ответный взгляд. Улыбка на губах появилась как по мановению волшебной палочки, а через секунду Лукас забрал у мужчины листок бумаги, принявшись строчить очередное послание, только кивнув перед этим на заданный вопрос, улыбнувшись и направившись внутрь одной из пещер.
«Я бы хотел поехать туда, где жил до того, как попал сюда. Но это чревато. Для вас в первую очередь» - грустно улыбнулся, продолжая писать дальше. – «Да и за пределы поместья выйти тут довольно проблематично. По крайней мере выпускают далеко не каждого. И тех денег, что вы уже заплатили совсем не достаточно. Но в каком-то смысле мы действительно за пределами. Одним нам не разрешают выходить не то, что из замка, вообще из комнаты. Так что я благодарен вам за эту прогулку – иногда очень хочется сменить обстановку и вместо четырех стен увидеть что-нибудь другое. Да и воздухом подышать…» - послав Хиро короткую улыбку, окинул мужчину внимательным взглядом, чуть дольше задержавшись на левом рукаве. То, что рубашка топорщится, Лукас заметил еще в комнате. Предположений было несколько, но сейчас они уменьшились до одного – под рукавом ножны, в нем симпатичный миниатюрный кинжал. Учитывая, что мужчина не из бедных, возможно украшенный драгоценными камнями, или покрытый драгоценными металлами. Но сейчас, в принципе, не важно. Кинжал может быть хорошим оружием. Особенно для того, кто умеет им обращаться. А Лукас умел – спасибо отцу. Сглотнув и облизнув тут же пересохшие при воспоминании о родителях губы, опустил взгляд, возвращаясь к своему посланию. – «Мсье Хиро, под интимностью в данный момент я и имел в виду романтичность. Придаваться разврату под стенами этой пещеры действительно чревато». – беззвучно рассмеялся, весело посмотрев на мужчину. – «Хотя, это было бы неоценимым личным опытом, и я бы не отказался иметь такой» - далеко, правда, в пещеру уйти не удалось – было довольно темно, даже фонарик не спасал, да и не хотелось заходить далеко. Сейчас ему нужно только как-то обезвредить мужчину. Бросать его одного черте где – не гуманно. А скрыться Лукас всегда успеет. Благо пещера была не одна. Мысли проносились в голове, сменяя одна другую. Взгляд то и дело отрывался от бумажки, чтобы посмотреть на Хиро, на губах иногда вспыхивала легкая улыбка. Наверное, Лукас все же медлил. Но когда они зашли уже довольно далеко, мальчик понял – сейчас. – «Мсье Хиро… Я повторяюсь – но спасибо вам большое за эту прогулку. Я действительно ценю то, что вы сделали. Но… Не принимайте это на свой счет… Простите…»Развернувшись к мужчине, улыбнулся ему, протягивая очередную писульку, и замер, пока японец пробегал взглядом по строчкам. Замер ровно на то время, которое хватило бы мужчине, чтобы переключить внимание с него на записку. А вот то, что произошло дальше, Лукас не сильно запомнил. Да и не сильно понял, если говорить честно. Разум отключился, а тело стало действовать, руководствуясь инстинктами и собственными навыками, полученными несколько лет назад. Выхватить нож оказалось более, чем просто. Или ему это только так показалось. А дальше завертелось-закрутилось… И в конечном итоге оба оказались лежащими на полу пещеры. Хиро – внизу, Лукас – сверху. Лезвие ножа приставлено к горлу, врезаясь в тонкую кожу, не до  крови, вовсе нет, но ощутимо, чтобы дать понять – лучше не дергаться. Взгляд – глаза в глаза. Виноватая улыбка. Очередное
- Простите…
Сказанное одними губами, и быстрый, резкий замах, чтобы ударить рукоятью ножа по виску и вырубить… Главное – успеть.

5

Прочитав первую часть изречений Лукаса в записке, Хироки только одарил его снисходительной улыбкой.
Мужчина и без его подсказки прекрасно знал, на что хватит выписанного им чека. И, желай он в действительности прогуляться с этим юношей за территорию, так бы оно и было, только Лукас сам не проявил в нужный момент инициативу, а это иной раз наказуемо, как и ее излишнее проявление.
Карие глаза внимательно смотрели на парнишку по мере того, как оба немного углубились в темноту, оказываясь теперь под каменным сводом пещеры. Фонарик практически не позволял видеть лица Лукаса - только его очертания, блеск глаз, четкие линии губ и бровей. Выражение лица мальчика было несколько озабоченным, взволнованным, словно, в воздухе присутствовало что-то, не дающее ему покоя. Какой-то незримый намек на борьбу с самим собой.
Сакураи подошел чуть ближе. Лукас рассматривал его, причем, явно даже особо не пытаясь этого скрывать. Светлые глаза на мгновение задержались на запястье азиата, как раз там, где были ножны.
- Внимательный. И тебя не пугает наличие у меня оружия, скорее, ты заинтересован.
Для Хиро на какое-то мгновение исчезло все, что было вокруг - осталась лишь одна маленькая загадка, которую это светловолосое создание скрывало в себе: что-то, что он никак не мог рассмотреть, опознать, заметить во всем естестве, всей сути.
Очередная записка. Хиро привычно взял в руки лист бумаги, быстро пробегаясь глазами по строчкам, и...в последнюю секунду, едва успев оторвать глаз от бумаги, получил удар по голове, естественно, не ожидая подобного. Банально подвела привычка доверять тому, что видишь. Удар был достаточной силы, чтобы Хироки потерял равновесие, схватившись за висок, из которого пошла кровь. Это позволило блондину на время завладеть ситуацией, уложив японца на лопатки и приставив к его горлу нож. Зная остроту собственноручно отточенного лезвия, Сакураи предпочел не дергаться.
- Ну хоть извинился... - не смог парень даже сейчас воздержаться от сарказма, глубоко дыша и прикрывая на несколько секунд глаза, не предпринимая никаких попыток двигаться.
Однако, это была только несколькосекундная иллюзия. Дождавшись, пока безудержный в своем безумстве раш в глазах блондина поугаснет, Хиро резко схватил парня за руку, сжимавшую нож, надавливая на нужную болевую точку и заставляя таким образом разжать пальцы.
Лезвие глухо звякнуло об камень, прочертив по смуглой коже японца тончайшею красную полосу.

6

Начало игры

Кто рано встает – тому совесть спать не дает. Арно бесцельно слонялся, увлеченно в самой нудной своей манере допытывая мироздание обреченными монологами. В горле немного першило в силу легкой простуды, потому монологи выходили все больше мысленными. Хотя в другой день этот достойнейший субъект с удовольствием бы что-нибудь этакое бубнил, иной раз возводя очи к небу, дабы пробудить у его обитателей остатки совести. Арно был человеком самодостаточным вполне, чтобы сходить с ума в одиночестве (точнее, наверное, первое вытекало из второго), в силу чего за время своего нахождения в поместье он не обзавелся блестящим обществом. Иной раз, конечно, он стоически терпел некие несвязные беседы, результатом которых становилось взаимное чувство неприязни. Так что теперь должно было стать совершенно понятным это занятное шарканье в гордом одиночестве туда-сюда без каких бы то ни было цели и направления. Для Арно день представлял собой сущую пытку, основанную на необходимости встречаться взглядами и изображать из себя бог весть что. А вот ночь или, скажем, утро – дело другое, дело несложное и приятное.
Вот и сейчас, руководимый объективным нежеланием навязывать свое общество миру, Арно тревожил собой пространство по утру, увлеченный очередным экзистенциальным кризисом. Явными последнему свидетельствами выступали темные круги под глазами, некоторая небритость и общая атмосфера упадка, царящая вокруг него. Бесцельное шатание вывело его …, точнее завело в самую откровенную…чащу. Быть съеденным волками – чего же больше? Только представьте, как поднимутся его книги в цене после столь трагической смерти! Окружающая местность, если исходить из кое-чего услышанного, являла собой территорию невозделанную человеком, этакий живой уголок поместья. И ежи, и вепри, и дьяволы. Чего тут только не водилось. А воздух был свежим…, пахло влажной зеленью, щекотало прохладой кожу,… шелестело, покачивалось… насыщенно и пышно, как бальное платье замужней дамы. Морось оседала на листьях лаком, а на ботинках грязью. Впрочем, Арно не испытывал по этому поводу никаких неудобств. Он вообще-то не был отчаянным натуралистом, но когда его что-то увлекало – не скупился на то, чтобы отдаться объекту наблюдения с головой…и с обувью. Но непогода все усиливалась, а потому следовало подыскать себе какое-нибудь укрытие. Подходящее место нашлось почти сразу – пещера. Остановившись немного перед ней, Дассен, следуя извечной мудрости чокнутого чистоплюя, достал уже влажный белый платочек и обтер им не менее влажное лицо (чистоплюйство не интересовалось одеждой). Смысл сего действа заключался скорее в ритуале, чем в насущной необходимости. Звук дождя постепенно утрачивал для Арно свою приоритетность. На первый план вышло несколько иное.
В первую секунду он подумал о Дьяволе, что тут, вроде как, отирается от нечего делать, если верить некоторым поверхностным сведениям (читай – слухам). Он даже постарался вспомнить какую-нибудь фразочку на латыни, …чтобы своим страшным выговором отпугнуть нечисть. Во вторую секунду Дассена посетила светлая мысль о медведях. Тут уж он похлопал себя по карманам,…увы, не обнаружив обреза или хотя бы охотничьего ножа. Зато извлек зажигалку и пачку сигарет. Пристрастить медведя к пагубной привычке было делом рискованным, но, определенно, годика через 4 (если исходить из продолжительности жизни животины) оно бы дало плоды. В третью секунду он задумался о своем здоровье и решил бросить курить. С другой стороны, если его сейчас задерет медведь, какого ж черта себя ограничивать? И Арно закурил.
В непродолжительную паузу Дассен настороженно прислушивался, мокрыми пальцами сжимая фильтр. Конечно, как и любому герою триллеров, ему вовсе не улыбалось развернуться и пойти поискать место поспокойнее. А зачем? Стоит пойти на звуки с выражением полного недоумения (в оттенок идиотизма) и подергать черта за рога. В конце концов, он решился.
Сделав пару шагов до пещеры, он выкинул только начатую сигарету, мысленно извинившись у матушки природы (и готовясь отплатить за это дело кровью ей же)…. Заглянул внутрь, прищурившись…. И обомлел. «Лисица видит сыр! Лисицу сыр пленил!» (с)
На первый взгляд то, что творилось внутри было довольно живописным. Белое и, вроде как, прекрасное создание с немного оголившимся бедром сидело верхом на некоем другом субъекте. Рассмотреть второго даже поверхностно не представлялось возможным. Кстати, о бедрах. Почему-то Арно сразу вспомнил, как его коллегу долго высмеивали товарищи по цеху за фразу «сливочные бедра». Ну так вот.., они существуют!
Подвергнувшись личным моральным терзаниям, Арно замешкался. Он не знал, что происходит. Со стороны все смотрелось довольно двояко, если еще учесть территорию, на которой все это происходило (читай – поместья). Может быть, это у них тут развлечение такое. Впрочем, острый глаз писателя выхватил из полумрака нож, который, судя по звуку, только-только выпал из лапок грациозного приведения, одетого на греческий манер. Возня на полу мало напоминала эротические игры. Хотя Арно не был искушен в этом деле, может быть, это и в самом деле некая отчаянная попытка разнообразить свою половую жизнь? Ну…, в таком случае надо порадоваться за людей и тихонько свалить. А если это драка? И что делать? Арно никогда не был участником подобных мероприятий, они ему претили. Пока он так вот терзался, его приход явно не остался незамеченным. Надо полагать. Если участники не сильно увлеклись друг другом. Поняв, что время на раздумья истекло, Дассен сделал вперед пару шагов и быстрым движением ноги отбросил нож подальше от дерущихся. Наклоняться и забирать его было нелепо – белый юноша вполне мог откусить писателю ухо, судя по напряженности его тела и накаленности атмосферы вокруг. Если у них нет другого оружия кроме этого, то, скорее всего, ездить и давать свидетельские показания не придется.
Кстати, вблизи сразу стало понятно, что речи об утехах тут не шло. Поэтому Арно, не долго думая, обхватил юношу крепко руками  ниже плеч и попытался его стащить с распростертого тела. Все это заняло несколько секунд. Он, конечно, был далеко не силач, но тут много силы и не требовалось. Появление кого-то еще всегда немножко демотивирует и заставляет чуть-чуть замешкаться. В это же мгновение решительные намерения становятся куда менее решительными, и хватка ослабевает. В теории.
Умнее он ничего не придумал.
- Что тут происходит? – отчаянно прошипел Арно. Он вообще не любил кричать. Когда его что-то нервировало – он шипел с такой озлобленностью, что давало результат аналогичный пяти минутам истошного крика матом.
Пришло сомнение. Это как с человеком, который бежит по улице от толпы. Спасать его? А вдруг он вор? С другой стороны, может его незаслуженно хотят тут же и линчевать? А если белый не нападал, а защищался? Голова пошла кругом. В этот момент Арно постановил, что лучше бы встретился с медведем.

7

Все же, наверное, ему никогда на свободу не выбраться. Когда находишься в таком месте, ключом к свободе может стать только чужая смерть. Ибо сбежать от клиента будет слишком трудно - мужчины не дураки, понимают, что за сбежавшее имущество "Вертепа" им придется платить. А расставаться просто так с деньгами не захочет никто. Так что единственный выход решить уравнение - убрать из него неизвестное. В данном случае - клиента.
Эти мысли пронеслись в светловолосой голове в течении одной секунды, той самой, которая понадобилась Лукасу для замаха. А в следующую он понял, что нет - не выбраться ему отсюда. Он человека даже ударить не может так, чтобы вырубить. Не говоря уж о том, чтобы убить. А возникшей секундной заминки, когда мальчик мысленно расставлял собственные приоритеты, Хиро вполне хватило на то, чтобы показать - кто все же в данной ситуации главный.
Легкий захват, чуть сильнее сжавшиеся пальцы, даже не боль, а просто неприятное чувство, пронзившее запястье... И пальцы как-то сами собой разжались, выпуская нож, глухо звякнувший о камень пещеры. А еще через секунду подоспела подмога. И явно не к нему, Лукасу. А к тому, верхом на ком он сейчас сидел. Дальнейшее произошло очень быстро - очередной захват, сильные руки, стащившие его с японца... И нет смысла вырываться, все равно не отпустят. Конечно, можно было все же попытаться состроить красивую мину даже при настолько плохой игре, но... А смысл? Ну сделает он сейчас вид, что он весь такой бедный и несчастный, что это его, такого маленького и невинного пытались сделать жертвой, а он просто защищался... И что? А ничего. Господин японец поведает совершенно другую историю и поверят, конечно же, ему. Ибо вряд ли человек, стоящий сейчас за спиной и обнимающий, в каком-то смысле, его за плечи, есть коллега по цеху. Скорее всего кто-то из клиентов. Или охранников. Так что ответ на вопрос - кому поверят, уже предрешен. Да и не хотелось блондину ломать комедию, плакать, оправдываться и кричать. Хотя, последние два пункта в любом случае отпали бы.
Глубоко вздохнув и чуть поведя плечами, как бы проверяя – насколько силен захват, Лукас как-то виновато посмотрел на поднимающегося на ноги японца, и слабо улыбнулся ему. Наверное, со стороны это все же было не заметно, но причинять этому человеку вред мальчик не хотел.
…угу, не хотел… только кто тебе поверит-то?.. ладно, спокойнее, будем решать проблемы по мере их поступления… вырываться и бежать уже поздно, сейчас надо вести себя максимально спокойно… поэтому дорогой мой, вдох-выдох, вдох-выдох… Вот, умница, на этом и остановимся…
Мысленно кивнув своим мыслям, чуть обернулся, стараясь через плечо рассмотреть новое действующие лицо в этой по истине пьесе абсурда, а потом снова перевел взгляд на Хиро… только сейчас понимая, что он замерз до такой степени, что его, кажется, начало потряхивать, что лицо явно пылает от стыда и собственной глупости, от собственной беспомощности и прочее и прочее, что обожженные ладони после проделанного маневра заболели еще сильнее… и что ему банально страшно. Правда последнее Лукас каким-то чудесным образом сумел запрятать поглубже в подсознание, снова послав японцу виноватый взгляд и извиняющуюся улыбку.

8

Противник оказался достаточно разумным, чтобы не продолжать сопротивление, когда японец обезоружил его одним из выученных в юношеском возрасте приемов. Однако, быть уверенным в этом на все сто процентов было никак нельзя: словно из неоткуда именно в это мгновение в пещере появился незнакомец, не понятно как забредший в такие дебри и теперь по собственной инициативе державший нарушителя порядка за руки. Появление было неожиданным, и нельзя сказать, что желанным, но...очень кстати в его случае. Почувствовав как вес чужого тела, пусть и небольшой, но явно побольше его собственного ввиду роста, слез с него, Хироки сначала сел, пытаясь рассмотреть нового участника их интимной заварушки, а затем поспешно поднялся на ноги, слегка пошатнувшись и будучи вынужден удержаться рукой за стену. Удар об пол видимо давал о себе знать, и при резко принятом вертикальном положении в глазах на мгновение потемнело. Азиат небрежно отряхнул одежду, одарив Лукаса холодным взглядом. Мальчишка как-то по-глупому улыбался, словно нашкодивший школьник. Затем взгляд карих глаз медленно переключил все свое внимание на незнакомца. Стройный молодой человек, одетый весьма невзрачно, но со вкусом. Темноволосый. Значительно выше его самого.
- Все в порядке, сер. - наконец нарушил Хиро несколько затянувшуюся паузу - Мы просто несколько недопоняли друг друга. Да, Лукас? Впрочем, он наврядли нам ответит...Парень немой.
Сакураи наклонился, поднимая с земли нож и возвращая любимое оружие на его законное место на запястье, а затем сделал пару шагов по направлению к стоящим напротив.
- Отпустите его. Пожалуйста. - холодно произнес японец, слегка кивнув головой - И заодно подскажите, как я могу вас отблагодарить за оказанное содействие. Не люблю оставаться в долгу.
Карие глаза парня в течение еще какого-то времени пристально смотрели на незнакомца, отмечая, что тот был взволнован и насторожен ситуацией, в которую оказался вовлечен по воле случая; затем столь же пристально посмотрел на Лукаса.
- Мне жаль, что я был прав на счет доверия. И что ты не только не умеешь говорить, но, похоже, и слышать тоже.

9

Недопоняли до поножовщины. Ну что же, такое тоже бывает. Главное, что все живы остались. Обидно, правда, что без серьезных ранений. А то ведь неплохая пища для вдохновения.
- Я и не собирался его удерживать, - убрал руки Арно, - считаю, что такому пылкому темпераменту самое место в живой природе.
Улыбка. Коротая и немного язвительная. Просто дело привычки, ничего личного. Он как-то растерялся, ибо наступила весьма себе чудовищная пауза. Наступила сзади и порвала шлепок. Арно чрезвычайно страшился пауз в незнакомых компаниях. Требовалось говорить, а говорить было нечего. Ему бы сейчас и уйти гордо, да вот что-то не отпускало. Пустив корни, писатель на какое-то мгновение замер, словно бы рассматривая стены пещеры. На самом деле в его голове бродили неясные умыслы и предприятия, природу и истоки которых он и сам не мог определить. Было бы в высшей мере бездарно сейчас вот просто развернуться и уйти.
Вообще без его помощи тут бы прекрасно обошлись. Благо перевес сил был не существенный. Если вообще был. Видимо, этот беленький являлся невольником…, а второй - клиентом. Если, конечно, умопостроения Арно были верны. Эко их занесло. Ладно он, в одиночестве слоняющийся лунатик с явной склонностью к социопатии.., но… Впрочем, чего бы рыться в этой ситуации, когда ее пора сворачивать. Явно, его присутствие тут было лишним. Они сами между собой сейчас разберутся. Это лучший вариант. Да. Не мешать.
Поэтому Арно произнес
- Не стоит благодарностей. Но если вы настаиваете, мне кажется, после подобной тяжелой ситуации было бы весьма опрометчиво с моей стороны оставлять вас наедине…Поэтому….Зачем же вам такой агрессивный молодой человек? А я бы его позаимствовал.
То ли шутка, то ли серьезно. Арно улыбался улыбкой уверенного в себе интеллигента, стремящегося помочь в сложной ситуации. Беспроигрышный вариант, когда преследуешь свою выгоду. В конце концов, реакция мужчины азиатской наружности на подобное предложение поделиться незадачливым убийцей была весьма любопытной.
- Кстати, простите, что не представился. Арно Дассен. Я здесь вроде как видами любовался. Но номинально значусь клиентом. Правда, сервис для меня пока загадка.
Он вел себя чуть-чуть бестактно? Пожалуй. Но вовсе не на грани фола. Непринужденность позы и голоса заставляли поверить, что этот человек прост. За что дико извиняется, но не может быть другим.
- И еще у меня есть предложение переместиться куда-то в больший комфорт. Все же тут довольно прохладно.
Либо холод, либо нервы порождали эту заметную, даже весьма заметную дрожь в блондине.

10

Недопоняли? До вот такой вот возни с возможностью летального исхода? Интересная интерпретация «недопоняли»… Впрочем, не смотря на все эти мысли, Лукас был благодарен этому клиенту из страны восходящего солнца – любой другой уже быстренько сдал бы его, рассказав о попытке побега. Или он еще сдаст, когда они вернуться в отель? Ведь этот человек, который так кстати их прервал – просто такой же постоялец. Расписываться перед ним в собственной несостоятельности и открыто заявлять, что тебя чуть не прирезала купленная тобой же блядь, было бы по меньшей мере глупо.
…так почему?... потому что не хотите выглядеть сейчас дураком?.. или у вас на меня какие-то свои планы… или… все же… я могу вам доверять?.. да нет… глупости все это…
А вот сообщение о том, что Лукас вряд ли им ответит заставило мальчика беззвучно фыркнуть. Да, он не может говорить. Но это не значит, что он не может как-то отреагировать. Поэтому пришлось поднять на Хиро уже ставший спокойным взгляд и кивнуть, пряча усмешку в уголках губ – да, недопоняли.
А то, что его отпустили, Лукас понял стразу – как это ни смешно и ни банально, но как только чужие объятия разжались, стало значительно холоднее. Отойдя в сторону от второго мужчины, поискал глазами выпавший из рук листок бумаги и ручку, присел на корточки, найдя искомое, и выпрямился, снова встречаясь взглядом с японцем. Произнесенная фраза говорила о том, что мальчик его разочаровал. Странно и абсурдно, но этот факт был неприятен. Но мысли об этом проскользнули лишь где-то на границе сознания, так и не оформившись в какое-то чувство. А на слова Хиро Лукас лишь беззвучно усмехнулся – да, мужчина оказался прав на счет доверия. Но на что он надеялся. Они стоят на разных ступеньках не только социальной лестницы, но и той, извращенной стремянки, которую выстроили здесь, в «Вертепе». Он – невольник, раб, блядь в конце концов. Хиро – клиент. А когда это проститутки доверяли своим клиентам? Да еще в таком борделе, откуда закрыт выход на сводобу.
«Мсье Хиро, я же просил вас не принимать это на свой счет. И мне тоже жаль, что вы оказались правы. Но… разве у меня есть причина вам доверять? По-моему, все как раз таки наоборот. Взгляните повнимательнее на ситуацию, и вы со мной согласитесь. И… еще раз простите меня за то, что мне пришлось сделать. И…» - запнулся, думая, стоить это говорить или нет, но все же решился. – «…спасибо за то, что не дали мне довести это до конца».
Снова посмотрел на мужчину, чуть усмехнувшись, и вручил ему листок, некоторое время выдерживая его взгляд, уже совершенно успокоившись, и лишь дрожа от холода, а потом посмотрел на третье действующее лицо, теперь уже имея возможность изучить незнакомого мужчину получше. Высокий, стройный. Даже, наверное, слишком стройный. Впрочем, это все, что удалось рассмотреть в слабом свете, проникающем в пещеру с улицы. А вот голос был приятный. Только то, что произносил этот голос, заставило вздрогнуть.
Позаимствовал? Его? Лукаса? Вот черт… Умеет же он нарваться. В глазах на секунду промелькнула паника, но ресницы опустились, а когда вновь поднялись взгляд стал такой же спокойный, как и несколько секунд назад. По крайней мере Лукасу хотелось на это надеяться. Но тем не менее юноша внутренне напрягся. Подобрался, как кошка, готовившаяся к прыжку. Хотя, в его случае, скорее как котенок открывший охоту за бантиком. Слишком маленький, слишком глупый и слишком беспомощный – бантик поймать ему никто не даст. Зато наиграются с ним вволю.
…отдадите или нет?..
В голове засел сейчас только этот вопрос. Даже не «а что будет дальше». Хотя, второй вопрос логично вытекал из первого. Как и ответ на него. Отведя с лица волосы и вздрогнув, когда от этого простого движения ладонь отозвалась новой вспышкой боли, продолжил разглядывать незнакомого мужчину. Хотя… он же представился. Как его там?.. Ах да – Арно Дассен. Новенький, как он сказал. Первый раз в таком месте.
…интересно, вы вообще представляете, где вы, м?..
Взгляд стал более цепким и внимательным – все же если Хиро надумает прямо здесь и сейчас передавать его с рук на руки новому клиенту… Этого нового клиента неплохо было бы максимально изучить. Чтобы хотя бы представлять, к чему готовиться. Ну или думать, что ты это представляешь. В любом случае спокойнее. Поймав на себе ответный взгляд, чуть сощурился и немного вздернул подбородок, всем видом демонстрируя гордость и независимость. Хотя, кому она тут была нужна? Да и не вязался этот вид с дрожью, проходящую по его телу. Заметной, видимо дрожью, раз мужчина предложил перебраться куда-нибудь, где теплее. Или, он просто замерз сам? Вот, да – второе вероятнее.

11

Сакураи слегка усмехнулся в ответ на ремарку незнакомца относительно темперамента блондинчика, еще минуту назад кидавшегося на него с ножом. Что ж, идея была занятной, но не совсем ему по вкусу.
Мужчина тем временем представился и высказал свои пожелания, которые вызвали на лице Хиро совершенно неприкрытые и искренние удивление напополам со снисходительной усмешкой.
- А вы не промах, мистер Дассен. Быстро адаптируетесь.
Карие глаза японца переключили свое внимание на Лукаса, отслеживая реакцию.
Негодование. Испуг. И снова любимая маска безразличия.
- Отдать тебя...? Или самому поиграться в обмен на молчание? Ну нет, это будет не интересно и в какой-то степени подло. Нет резона тебя закладывать.
- Зато здесь красиво, не находите, месье Арно? - Хироки не заботил тот факт, обращался ли он к собеседнику по имени, или фамилии и уместно ли было обращение вроде "мистер" в той стране, где он находился в этот момент, поэтому, юноша скорее выбирал стиль общения согласно собственному настроению, и только.
Отпущенный невольник тем временем пришел в себя и снова принялся за писанину.
На лице мальчишки играли в прятки чувство вины, беспокойство и какое-то глупое смущение.
Сакураи молча взял протянутую ему записку.
- Мне сложно не принимать на свой счет нападение на меня. - произнес Хироки едва слышно, так, чтобы только Лукас мог разобрать - И, если уж на то пошло, то помешал тебе в большей степени он, нежели я. Недоверие бывает разным, но ты, похоже, не просто не доверяешь мне, но и видишь во мне опасность. А вот я ее в тебе не заметил.
Довольно резко обернувшись на Дассена, Хиро был вынужден на мгновение прикрыть глаза: из-за такого резкого поворота голова закружилась, а пульс отдался ударами молотка в затылке.
- Я не против, Арно. Но, раз уж оплатил его я...позволите мне присутствовать при ваших играх? Думаю, это будет вполне справедливо? - очаровательно улыбнувшись, японец посмотрел на парня, ожидая реакции. Обоих.

12

- Благодарю, - коротко кивнул Арно на замечание азиата о скорости адаптации. Стоит на минутку выключить рассудительность – и ты уже делаешь заметные успехи в сближении с людьми. Нет, Остапа не несло, он вполне отдавал себе отчет в том, что творил. Просто раньше он подобным не промышлял. Тут, как говорится, две большие разницы. Осознанная достоевщина с ее «лететь вверх пятами».
- Да, весьма. Виды, конечно, компенсируют.
Что именно – уточнять из-за прозрачного контекста не приходилось.
Тем временем блондин занялся почетным литературным трудом. Немота  паренька нашла свое реальное воплощение в этом сиротливом шкарябанье по бумаге. Вот посмотришь так со стороны и диву даешься, откуда в этом ангельском создании  еще мужество ножичком махать? …Даже для резки салата.
Природное чувство такта, отказывающее ему каждый день по несколько раз, велело Арно отвести взгляд и сосредоточить свое внимание на трещине в стене. На ее зазубринках, ее глубине. Этакий рубцующийся, обескровленный шрам. Или нечто эротическое. Пока сии неловкие мысли посещали мутную голову Дассена, азиат что-то блондину втолковывал. Через какое-то мгновение он почувствовал, что пора включать внимание – ждите соединения с абонентом. Гудок. 
- О…
Арно не на шутку озадачился. Во-первых, ему чувствительно не понравилось слово «игры», во-вторых, он не был эксгибиционистом. Если такое возможно, когда речь идет о писателе.
- Вам тоже нравятся шахматы? – вскинул бровь Дассен и улыбнулся примирительно. В этот абсурдный момент блондин презабавно вздернул подбородок, демонстрируя собственную гордость и независимость. Очень хотелось сейчас отчудить что-нибудь соответствующее случаю. Язык, например, показать. Писатели на то и писатели, что немного слишком…. Просто немного слишком.
- Мсье,… простите, вы не представились, …уверяю, смотреть будет абсолютно не на что. Я выключу свет и подыщу одеяло потолще. Если вы про эти игры. Просто другие нет смысла скрывать.
Дассен просто сиял, излучая крайнюю степень какого-то мутного и весьма опасного помешательства.
- Не буду утверждать, что хочу с этим мальчиком просто…поговорить. В силу определенных причин. Но он мне пока только интересен. Впрочем, как и вы. Даже не столько в плане секса,..хотя в нем тоже.... Но, если до оного дойдет, …что ж, я не против.
В конце концов, елочками он может полюбоваться в любое другое время и в любом другом месте, а тут надо бы как-то реализовывать представившиеся возможности. К тому же, как можно пройти мимо таких прекрасных бедер, тем более когда они, в общем-то, уже в твоем распоряжении? Это все равно что отрезать себе ухо. Впрочем, такие прецеденты в истории имеются.
Осталось только дождаться реакции блондина. Благо, кажется, у того в арсенале числился только пытливый взгляд.
В общем-то, не мог же весь такой  Арно и даже Дассен взять да и кинуться на первого встречного? Ему было интересно, его влекло, но "кролик был слишком воспитанным"... и, увы, трезвым. Это была интересная игра, которую не хотелось торопить. Почти как разминирование поля.

Отредактировано Арно Дассен (2010-08-10 14:17:39)

13

Пока двое мужчин общались между собой, Лукас совершенно беззастенчиво рассматривал Арно. А когда же японец обратился к нему, перевел взгляд на азиата, чуть усмехнувшись и покачав головой. Принимать нападение на свой счет или не принимать – дело самого Хиро. Лукас лишь хотел сказать, что лично к этому индивиду никаких счетов не имеет и отрицательных эмоций не испытывает. А ножичком порезал просто потому, что обстоятельства так сложились. Кстати о порезе…
Шагнув к японцу, провел кончиками пальцев по его шее, стирая кровь, которая бежала тоненькой струйкой из маленько пореза на шее, и показал Хиро окровавленные пальцы, извинительно улыбнулся.
Кстати, на счет остального Хиро тоже был прав – блондин действительно видел опасность в японце. Как и в любом другом клиенте этого заведения. Как и в его охране. И администрации. Когда ты играешь роль зверька, запертого в клетке, начинаешь видеть опасность даже в тех, кто тебя кормит. Не говоря уж о тех, кто выкупает тебя, чтобы поиграть. А пока Лукас размышлял на сии умные темы, внимание Хиро вновь переключилось на нового мужчину. А когда тот неожиданно согласился «подарить» Лукаса…
Светлые брови изумленно выгнулись, а в глаза мелькнуло… разочарование?.. испуг?.. недовольство?.. раздражение?.. злость… Наверное, все вместе. Неприятно было чувствовать себя вещью. Вещью, который каждый может сделать с тобой все что хочет, в том числе и презентовать другому человеку. Кинув хмурый взгляд на Хиро, лишь усмехнулся, когда тот выразил желание понаблюдать за бывшей игрушкой, а потом перевел взгляд на нового «хозяина», дожидаясь реакции от него. Тот, как и ожидалось, согласился. Поломался, конечно, для виду, но в конечном итоге согласился. Правда упоминание выключенного света, одеяла и секса заставили невольно поежится – как-то подобными интимными вещами Лукас… предпочитал?? Нет, все же… хотел?... снова не то слово… В общем, заниматься подобными вещами с посторонним человеком да еще в присутствии другого постороннего человека совершенно не хотелось. Но, видимо, придется. Что ж, сопротивляться все равно бесполезно. Значит придется расслабиться и получить удовольствие. И, кстати, об удовольствии… Лукас снова посмотрел на несостоявшегося клиента, чуть прищурившись и усмехнувшись, а потом сделал один широкий шаг, оказываясь вплотную к новому "хозяину", поднимая, голову, чтобы заглянуть ему в глаза, и очаровательно улыбнулся.
- Bonjour*…
Беззвучно, одними губами, обнимая мужчину одной рукой за шею, для чего пришлось подняться на цыпочки, второй проводя кончиками пальцев по планке на рубашке, подцепляя и пересчитывая пуговицы. Жест, Лукасу совершенно не свойственный, но иного от тутошних работников ждать не приходится. Так что… Почему нет? Положив всю ту же вторую руку мужчине на грудь, прижался ладонью к ткани рубашке, чуть сморщившись, когда обожженная кожа отозвалась возмущенной болью, и устроил голову на его плече, чуть повернувшись, чтобы встретиться глазами с Хиро, улыбнувшись ему мол, оцените, как я выполняю ваши прихоти, и вопросительно изогнув бровь.
…и что дальше?...

~~~~~~~
* - здравствуйте (фр.)

Отредактировано Лукас фон Хильдебрандт (2010-08-11 12:41:20)

14

Сакураи меланхолично наблюдал за шумящими по траве каплями дождя, сыпавшимися с неба так, словно кто-то там наверху вдруг перевернул наполненную бусинами кадку. Еще несколько минут назад, когда они держали путь в пещеры с неба падало всего несколько мелких капель, и вот теперь такое...Перспектива вымокнуть до нитки не особенно радовала. Хотя, будь у юноши несколько иной настроение, и подобная мысль могла даже показаться привлекательной.
- Скромность тоже бывает занятной. Так что, не стоит волноваться, что я могу заскучать - азиат одарил нового знакомого сдержанной улыбкой, не лишенной легкого оттенка сарказма.
- Не представился? Да ну? Я знаю.
- Хиро. Прошу простить мою невежливость. Как-то вылетело из головы...Наверно, из-за удара. Да, Лукас? - карие глаза сверкнули в сторону блондина озорным блеском. Почему-то Хироки нравилось слегка подкалывать его таким вот безобидным образом. Кстати, о голове - голова очень ощутимо болела в районе затылка и возникало все более отчетливое желание приложить к этому месту кусок льда.
А вот коктейль эмоций,  отразившийся на лице Лукаса, когда парень осознал, что его в самом прямом значении этого слова передали поиграться как плюшевого медвежонка, был воистину интересен.
- Обидно, правда? Когда относишься к человеку положительно и получаешь нож...в горло, тоже обидно. - произнес юноша одними только губами, тут же снова переключив свое внимание на казалось более-менее успокаивающийся дождь.
Прикосновение мальчишки к порезу отозвалось неприятным щиплющим ощущением. Разумеется, порез был не глубокий, за что, кстати, Лукасу тоже можно было поставить мысленно "плюс". Расчитать нажим лезвия, не перерезав при этом глотку, не так-то просто.
По-видимому, не дождавшись никакой реакции со стороны собственной жертвы нападения, благополучно переключился на своего теперь нового клиента. Вот только его голубые глазки так и остались на Хироки в процессе всех этих милых и не особенно умелых ласк.
- Пытаешься дразнить? Чтож, значит, мы на верном пути. Продолжаем в том же духе. Я хочу, чтобы ты доверял мне, солнышко. А значит...трахнуть тебя я ему не дам. - быстрый взгляд на Арно, в общем-то, ничего не выражающий.
- Так что, мистер Дассен, покажете дорогу до своих апартаментов? Или будем и далее придаваться романтике дождя?

Лукас, Арно, Хироки >>>> апартаменты Арно Дассена