Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Маури Лейно


Комната Маури Лейно

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

В отличие от большинства других апартаментов, комната Маури представляет собой действительно ОДНУ комнату, правда, бОльшего метража, чем могло бы быть одно помещение, и совмещенный санузел.

Гостиная-спальня
Ванная

2

Чем занимаются приличные молодые люди в полночь? Правильный ответ - спят. Вот и Маури мирно дрых на своей широченной кровати, улегшись по диагонали и прикрыв уголком одеяла костлявый зад - спать он предпочитал обнаженным, а попка, видимо, все же мерзла. Ну или причины были иные - узнать этого, увы, не суждено. Постольку поскольку человек, разбудивший сейчас юношу, узнал бы о себе много нового и неизвестного ранее, но никак не получил бы ответ на животрепещущий вопрос.
Внезапно у кого-то запиликал телефон. Противно так, в звуке прямо-таки читался какой-то подъ*б. Финн грозно зарычал и твердым голосом порекомендовал "всяким уродам убить звонилку и впредь отключать на ночь трубку". Когда вежливая просьба не возымела действия, Лейно приоткрыл один глаз и, пялясь в недосягаемый потолок, в красках живописал, что он сейчас сделает с хозяином мобильного, если звонок сейчас же не прекратится. Названивал явно кто-то весьма настойчивый, а Маури лежал без движения и медленно соображал, где он и почему на столько прочувствованный монолог никто не отозвался.
Понимание пришло, как всегда, внезапно. И юношу охватила такая тоска, что он схватил все еще сигналящий мобильный и, кинув взгляд на время, рявкнул в динамик.
- Ал-ле, бл#ть!!
Звонила Айно. "Естественно, кто же еще мне мог позвонить в такое время, как не эта?!" Девушка, оставшись в Берлине, теперь считала своим долгом звонить Маури каждый день, а то и по нескольку раз на дню, и отчитываться о творящемся в квартире. Когда Лейно уехал - а уехал он по-английски, собрав шмотки и свалив под покровом ночи, - он оставил квартиру в полном распоряжении дружков. Оставшаяся кодла в лице одной девушки и четверых мужиков зажила в свое удовольствие, разводя в пятикомнатном жилище свинарник, не ожидая скорого возвращения хозяина. Точнее, шкодили, как всегда, "мальчики", а единственная в их компании "девочка" доводила Мау до исступления своими жалобами и призывами "поскорей вернуться и приструнить зарвавшихся козлов". Странно было слышать от красноволосой такие слова, но, видимо, ребятки действительно ее достали.
Пока финн проматывал в голове воспоминания, Айно уже что-то тарахтела в трубку. Не вникая в смысл сказанного, парень перебил девушку и буквально зарычал в трубку:
- Коза тупая, ты на время смотрела?! Я сплю, вообще-то!
Первый же вопрос, кажется, поверг девушку в полукоматозное состояние, да и сам Лейно задумался: обитая в Берлине, он ложился в такое невообразимое время, что, бывало, только просыпался в первом часу ночи - и продолжал барагозить. А тут вдруг такое... Из трубки понесся возбужденный писк, из которого Маури разобрал вопли примерно следующего содержания: "котик, ты не заболел?! что-то случилось?! у тебя все нормально?? мне приехать?? я очень волнуюсь, скажи, что с тобой все в порядке!!" Молодой человек сморщился, крайне недовольный собой и складывающимся разговором, и буркнул в трубку:
- Все нормально. Просто... Я устал. Вот и все! Устал, понимаешь, дура?! От тебя устал, от твоих постоянных истерик по телефону, от твоих жалоб, от твоей привычки названивать мне по стопицот раз на дню! Оставь меня, наконец, в покое!
Под конец тирады Маури уже не шипел - орал. Орал громко, перемежая человеческий язык матерными выражениями на всех языках, которые знал, и в итоге просто нажал на отбой. Переведя дыхание, отбросил телефон в сторону и улегся на спину, заложил руки за голову и вновь уставился в потолок, обдумывая, чего он, собственно, так взбеленился. Удивляясь на себя, юноша даже не подумал о том, чтобы позвонить извиниться перед девушкой - он прекрасно знал, что Айно позвонит ему завтра же, ну или послезавтра. А если нет - стоит ему самому набрать ее номер и раскаивающимся тоном произнести "Извини, котенок", как девушка растает и все вернется на круги своя. Однако, ему этого не хотелось.
Поняв, что уснуть больше не удастся, да и нечего дрыхнуть в такое время, юноша поднялся с кровати и принялся собирать по комнате разбросанную одежду. Маури никогда не отличался особой чистоплотностью, но при всем при том прекрасно помнил, куда положил каждую вещь, и если не находил ее там, очень злился.
Наскоро одевшись и распихав по карманам необходимые мелочи, молодой человек вышел из комнаты, пару минут соображал, куда бы двинуться, и решительно направился по коридору, предварительно заперев дверь.

---> Старый парк

3

Камеры и карцеры --->

Путь назад занял раза в 3 больше времени, чем можно было бы, в принципе, потратить на нахождение обратной дороги, однако, финн не обратил на это внимания. Молодые люди шли, ориентируясь каким-то шестым чувством, временами останавливаясь, дабы повторить произошедшее там, у карцеров. Правда, поцелуи с каждым разом становились все яростней, и все сложней было Маури оторваться от губ кубинца.
Финн, кстати, умудрился под шумок пощупать Фиделя, когда в один момент запустил холодные руки тому под кофту. Иван, не прерывая поцелуя, протестующе замычал и дернулся, словно пытаясь избежать прикосновений ледяных конечностей, и черноволосому ничего не оставалось, кроме как придержать шаловливые лапы. "Ненадолго... Совсем ненадолго" - пообещал он себе, в очередной раз отрываясь от кубинца и продолжая путь.
Когда они, наконец, выбрались из подземелий, а затем дошли до комнаты финна - Мау ничего не захотел слушать и тащил упиравшегося приятеля к себе, как он выразился, "в гости", - восторг от произошедшего слегка поутих. Пыльные и потные, несмотря на весьма прохладную погоду, они ввалились в помещение, и Маури первым делом скинул с себя испачканную толстовку, швырнув ее на пол, прямо посреди комнаты, где стоял. Обернувшись к Фиделю, который так и стоял у двери, разглядывая обстановку комнаты, окинул его нарочито плотоядным взглядом и прорычал:
- Ну, иди ко мне, моя Дюймовочка!
И добавил совершенно нормальным голосом:
- Ну чего застыл-то? Проходи давай.
То, что произошло в подземельях, сейчас будто отошло на задний план. Нет, финн не забыл то, что произошло буквально пару часов назад, просто сейчас в первую очередь ему хотелось принять душ и выпить - а уж потом продолжить то, что так спонтанно началось еще в там, в подземных казематах. Однако для начала он подошел к Ивану и провел пальцами по его щеке, словно намекая, что "ничего не забыто, никто не забыт". Быстрый поцелуй в губы - и финн потянул кубинца за руку, подводя к дивану и почти насильно усаживая. Плюхнулся рядом, обнял за плечи.
- Ну-с... Мы, кажется, хотели еще выпить?..

4

Камеры и карцеры

Что ты знаешь о человеке, который сейчас так крепко держит тебя за руку и тащит к себе в берлогу? Хорошо, с Маэлем у тебя были длинные диалоги, мало общего и что-то еще. Но, а что ты знал о Карле? Об Исааке и Николя? Об одном яичке Гуго и интимном пирсинге Годфруа?
Если многое знать, то можно скоро состарится – гласит народная мудрость, а еще можно лишится полезного опыта, разочароваться, не испытать целого букета различных ощущений и чувств.
Его зовут Маури. Финн. Не работает смотрителем парка. Курит. Немного, но зато более чем достаточно, для того чтобы легкомысленно и необычайно сексуально обжиматься в холодных коридорах подземелья, обтирать пыльные стены из крошащегося красного кирпича и пугать эхо громким смехом. Но кое-что изменилось, едва парочка поднялась в светлые залы Вертепа, где на них уже обращали внимание живые люди, а не паутина, свисающая с темных углов. И, наверное, впервые за длительное время, Иван почувствовал себя, будем говорить, неловко. Да, сейчас он мог хорошо разглядеть своего спутника, но это несколько и выбивало из колеи. При «свете дня» Маури показался ему иным, чем тогда в парке, а затем в подземных казематах. Как бы сказал Индус «Этот чувак выглядит как наш, но он не наш, Фидель, не наш. Понимаешь о чем я?» И кубинец понимал, а потому будто бы замедлял шаг, становясь все ближе к апартаментам гостей поместья. Нет, молодой человек нисколько не разочаровался во внешности финна, скорее стал еще более одержимым его красотой. Это был его типаж, он любил вот таких…, но вот никогда не был. Неужели проблема лишь в том, что у него, очевидно, гора денег, а у меня  небольшая съемная студия, хоть и в историческом центре Парижа? Фидель ни то чтобы не любил деньги, он просто не знал, как к ним относится. Он  знал, как общаться с богатыми господами, когда они просили налить что-то погорячее или более изысканное, но их всегда разделяла барная стойка, на другие контакты Иван не шел. Да и, честно говоря, никто ему ничего и не предлагал, хотя бармен был тайно влюблен в одного мужчину, оставляющие ему большие чаевые. Однако от него не поступало никаких предложений, а Иван ни раз представлял его в своей постели. Но у того было кольцо на безымянном пальце и другая жизнь.
Маури стащил с себя толстовку, а Иван смотрел на него округлившимися глазами. Он все еще не знал, как поступить и чем отзовется ему секс с этим парней. Белая рубашка и низкие черные джинсы. На этом стоп.
- Ну, иди ко мне, моя Дюймовочка! – прорычал Маури и Иван сдался. Забил на все и «пошел на запах». Ему будет хорошо, об остальном он подумает позже, а возможно, вообще и не придется.
- Ну, чего застыл-то? Проходи давай.
- Проходи-давай. Вот сразу прямо с порога и давай, - усмехнулся кубинец, но Маури был уже близко. Его дыхание, прохладная подушечка указательного пальца по гладкой коже, мимолетный поцелуй.
Проследовав за финном к дивану, Фидель еще раз окинул комнату взглядом. Не по себе ему было в этих хоромах. Простая кубинская душа привыкла к другому.
- Да, хотели, - кивнул кубинец, забираясь с ногами на белый  диван. Рука его нового знакомого уж как-то очень сильно ощущалась на плече. И все же, Ивану было все еще не по себе. Поможет ли алкоголь?
¡Relajación, Fidel, relajación!*
- …но я уже не хочу. Хочу твоих губ, мой толстый Крот, - игриво произносит кубинец и добавляют к сказанному одну важную деталь - …слепой Кротик.
Молодой человек чуть наклоняется вперед, чтобы снять свитер и зашвырнуть ее в сторону толстовки Маури. На Кубе остается обычная белая майка-алкоголичка, которую он тоже незамедлительно снимает и, не позволяя финну насладиться открывшейся его хищному взгляду обнаженкой, завязывает ему глаза. Майка пахнет Фиделем, его кожей, загаром, туалетной водой и, возможно, кубинской волей к свободе.
- Не слишком надежно, - улыбнулся Иван, любуясь воплощением своей задумки. – Не вздумай подглядывать, Кротик! Начинаем.
Руки кубинца заскользили по манжетам рубашки Маури, освобождая запястья от их тканего плена. Затем, пальчики не спеша расстегивали пуговки рубашки, будоража молодую кровь.
- Так-так-так, колечко в соске, пирсинг пупка и татуировка на непонятном мне языке. Мммм, модный Кротик, - шепчет финну на ушко, а потом проводит кончиком языка через всю левую щеку, будто бы рассекая ее ножем, хватает Маури за края расстегнутой рубашки, резко притягивает к себе.
- Ну, давай, попробуй поймать! – делает парочку шагов назад, миновав стол, наблюдая за действиями будущего любовника.

* Расслабься, Фидель! Расслабься! (исп.)

5

- Да, хотели... но я уже не хочу. Хочу твоих губ, мой толстый Крот.
Слова явного отрицания и вместе с тем поощрения срываются с губ кубинца, тон заигрывающий, притягательный... Многообещающий. На слове "толстый" Маури лишь улыбнулся и отрицательно качнул головой, нарочито медленно проведя пальцами по груди и вниз, на живот, далее оглаживая бедра. Решив дальше не выеживаться, дабы не оказаться сложенным в поясе, словно перочинный ножик - совершенно неизвестно, к чему бы это привело, - юноша склонил голову на бок, занавешиваясь волосами, наблюдая за действиями приятеля.
Фидель стаскивает с себя свитер, торопливо, словно боясь куда-то не успеть, слегка путаясь в рукавах и горловине. Маури старается не смеяться и не тянется, чтобы помочь. Свитер составил компанию пятью минутами раньше сброшенной толстовке, а кубинец продолжает импровизированный стриптиз - ни тебе музыки, ни чувственных извивов тела, ни призывных взглядов... Хотя во взглядах как раз недостатка не было.
- ... слепой Кротик.
Эта фраза заставила Маури конкретно озадачиться. Если честно, там, в подземельях, он так до конца и не понял, что кубинец подразумевал под фразой про игру в Дюймовочку и ее толстого, слепого мужа. И уж никак не планировал исполнять его роль! Но тут уж как фишка легла. Точнее, совсем не фишка, а майка - и легла она никак иначе, как на глаза, лишая финна возможности разглядеть Ивана поподробней. Хотя в таких случаях, в полной темноте спальни, когда ни один лучик не пробивался сквозь плотные тяжелые шторы, вечно занавешивающие окна, он предпочитал изучать партнера не глазами, а пальцами, губами, языком.
Грубоватая ткань майки пахнет туалетной водой, солнцем, недавней близостью к телу человека - пахнет Фиделем. Этот запах Маури вдыхает, жадно и быстро, будто боится, что у него вот-вот отнимут это сокровище, поэтому сидит смирно и даже не возмущается столь вольных обращением. Хотя, чего греха таить, финн любил авантюры и в понравившуюся аферу мог втянуться по уши. Особенно когда в нее тянут такие вот руки.
Фидель проговорил фразу насчет ненадежности сооружения на голове финна, однако, тут же с полной молчаливой поддержки Маури решил, что сойдет и так. Пригрозив насчет подглядывания, подошел ближе и начал осторожно расстегивать манжеты рубашки. Лишенный зрения, Лейно ощутил, как оставшиеся чувства обострились до предела, и в данный момент от прикосновений кубинца по коже едва не пробегают электрические разряды. Следом пальцы переместились на застежки самой рубахи - и вскоре ткань была бесцеремонно распахнута на груди, предъявляя половину тела под любопытные взгляды.
- Так-так-так, колечко в соске, пирсинг пупка и татуировка на непонятном мне языке. Мммм, модный Кротик
Шепот пробирал до печенок, Маури честно хотелось заграбастать Ивана в охапку, завалить на диван и без церемоний трахнуть. И не один раз. Однако, приятель хотел поиграть - и финн покладисто согласился.
- Бурная юность сказывается.
Прошептал черноволосый в ответ и ощутил, как по левой щеке прошелся влажный язык, будто расчерчивая щеку вдоль. Резкий рывок, Маури едва не упал - и голос Фиделя уже в отдалении. Замерев на месте, молодой человек прислушался, будто прикидывая расстояние до "жертвы" по голосу, затем осторожно принюхался - и тут же досадливо поморщился: майка на глазах перебивала все окружающие запахи. Остановившись посреди комнаты и мысленно проклиная себя за то, что не могу выбрать помещение поменьше метражом, Мау фыркнул:
- Представляешь... Мне послышалось "ну давай, попробуй поиметь"... Фу, я мерзкий.
Выскалив в улыбке все 32 зуба, финн отправился в долгое путешествие, благодаря Ивана за то, что не стал раскручивать, и одновременно пытаясь припомнить обстановку комнаты. Осторожно продвигаясь на голос, Лейно начал мурлыкать под нос старую, довольно известную считалочку:
- Раз, два - Фредди заберет тебя.
Три, четыре - Запирайте дверь в квартире.
Пять, шесть -  Фредди хочет всех вас съесть...

6

-Да-да-да, кротик. Ну, давай, попробуй поиметь! – рассмеялся Фидель, продолжая пятится назад. Маури так забавно напевал старинную песенку, двигаясь на его голос, вытянув при этом руки вперед, что кубинцу уже хотелось сдаться, прекратить игру, лишь бы эти «грабельки» потрогали его.
Ивану хотелось близости. Он жаждал ощущений, который мог подарить ему вот этот причудливый молодой человек. Куба уже почти фанател от внешности финна, которая действовала на него настолько головокружительно, что, казалось, можно позволить Маури сделать с собой все что угодно. Беспамятства отдаться и при этом ни о чем не жалеть.
Присев на корточки, Фидель аккуратненько потянул на себя коврик, где сейчас стоял его знакомец. Не для того, чтобы тот потерял равновесие и шлепнулся на пол, а просто добавить адреналина, заставить финна вздрогнуть. ОписАв потом вокруг молодого человека парочку кругов, нежно касаясь его плеч, Иван пошел в сторону кровати. Присев на ее край, молодой человек развязал кеды, поставил их рядышком, запихнув в них, как цветы в вазу, носки. Затем пальцы коснулись пуговицы штанов, тем временем как взгляд не отрывался от приближающегося Маури, который продолжал честно выполнять условия игры, что очень уж забавляло.
- Теплее-теплее, - сказал Куба, снимая с себя штаны вместе с нижним бельем, последние он кинул в сторону Маури. Труселя коснулись вытянутых вперед рук и упали на пол. Интересно, что он подумал? улыбнулся Иван, укладываясь поперек кровати на живот.
- Еще теплее! Горячо! – дав последние подсказки, молодой кубинец, отвернулся, сложив подбородок на прохладное покрывало постели.
Если бы Маури открыл бы сейчас глаза, то его вору представилась бы оголенная задница Фиделя, кокетливо оттопыренная, зазывающая, манящая. Но тут, Куба решил несколько поменять тактику, вспомнив, что он в этой игре скромная Дюймовочка, брачная ночь которой должна пройти в объятиях ненавистного мужа-крота. Потому Иван мышкой, на сколько это было возможно, юркнул под одеяло, накрываясь по самый нос.
- Ох, я не одета! – тоненьким голосочком произнес молодой человек, чувствуя, однако, как оживает его член, образуя холмик на поверхности одеяла. Сам Фидель был весь в предвкушении. Ему были не нужны долгие ласки, а хотелось прямо здесь и сейчас. А еще он отчего-то боялся, что этот красавчик откажется от секса с ним. Ну, они ведь в принципе ни о чем таком не договаривались. Хотя… Не стоило себе льстить, тут в Вертепе было полно красивых мордашек и тел, с которыми Иван и близко не стоял. В конце концов, я могу быть и просто не его типом.

7

Слушая смех Фиделя, Маури улыбался и попутно фиксировал расположение кубинца, пытаясь вспомнить, какие препятствия попадутся на пути прохождения этой дистанции. Поняв, что добыча не придет к нему сама, финн подумал что-то вроде "Если гора не идет к Магомету, значит, трава была плохая", вытянул руки и осторожно пошел на голос, пытаясь свести к минимуму возможные травмы от взаимодействия с препятствиями, как то: стулья, тумбочки, диван или же кровать.
По ходу движения Лейно слегка согнул пальцы, так, что руки приняли вид когтистых лап, закатил глаза - правда, за майкой этого все равно никто не видел, - походка стала пошатывающейся и расхлябанной - так молодой человек решил изобразить из себя жаждущего крови и мяса зомби. Хотя в данной ситуации то, что он жаждал, было вовсе не внутренностями невинной жертвы. Решив, что если играть, то играть до конца, Маури начал издавать звуки, которые часто приписывают "зомбям" в фильмах - эдакий низкий немелодичный вой-стон-хрип. В этот самый момент Фидель потянул за коврик, финн покачнулся, едва удержав равновесие, взмахнув руками:
- Вот блять! Ты не предупреждал, что Кроту, дабы добраться до законной жены, требуется преодолеть столько ловушек!
Кубинец не ответил,  Маури почувствовал, как он описал вокруг несколько кругов, словно запутывая, пытаясь дезориентировать. Теплые руки дотрагивались до плеч, но черноволосый не спешил их перехватывать, наслаждаясь игрой, близостью "жертвы" к напряженному "хищнику".
Когда Фидель отошел, Маури испытал легкое разочарование. Судя по шуршанию, кубинец отошел к кровати и начал там что-то делать. "Надеюсь, он раздевается" - с надеждой подумал Маури, понимая, что еще чуть-чуть - и ему надоест это бессмысленное шатание по комнате в поисках желанного тела. Вновь вытянув руки, он направился в ту сторону, откуда доносились тихие звуки, и спустя мгновение ощутил, как по рукам скользнула ткань, согретая теплом кожи.
- Еще теплее! Горячо!
Услышав эти слова, Маури ткнулся коленями в край кровати и уже протянул-было руку, чтобы сорвать с себя импровизированную повязку, однако, замер, прислушиваясь к внезапно раздавшемуся резвому шуршанию. Финн напрягся, на всякий случай готовясь к тому, что Фидель сейчас схватит его и повалит на кровать, однако, ничего подобного. Лейно поднял руки и осторожно стянул с головы ткань, еще больше взъерошив волосы. Проморгался, давая отдых глазам, и посмотрел на кубинца, ощущая, как губы непроизвольно раздвигаются в улыбке. То, что он слышал, было ни чем иным, как карабканьем бармена под одеяло - кажется, он решил играть до конца и сейчас изображал из себя скромную Дюймовочку. Продолжая улыбаться, финн окинул взглядом место ниже живота, прикрытое одеялом, но от этого не менее вызывающе выдающим хозяина, затем наскоро разулся и влез на кровать. Посидев на краю, еще раз окинул Фиделя взглядом, в котором на этот раз светилось сильное желание, и на четвереньках подполз ближе. Фидель по мере приближения "крота" все больше закапывался в одеяло, и когда Лейно навис над ним, почти скрывая лицо за свисающими по бокам спутанными прядями, смотрел на него снизу вверх.
Ничего так и не сказав, черноволосый наклонился к кубинцу и накрыл его губы своими, понимая, что назад пути уже не будет. Да и надо ли?

Отредактировано Маури (2009-12-06 13:00:39)


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Архив » Комната Маури Лейно