Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Подземелья под замком » Камеры и карцеры


Камеры и карцеры

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://i28.tinypic.com/167mr0k.jpg

2

Начало игры

Последние несколько часов для Алекса были настоящим кошмаром. Он очнулся в чьей-то машине связанный и с завязанными плотной материей глазами. Голова страшно раскалывалась после длинной и безумной ночи. Его нестерпимо тошнило, хотелось пить и поссать, но ввиду совершенно непонятных парню обстоятельств он не мог удовлетворить, ни одно свое желание.
Ехали они долго. В машине было тепло, а из динамиков где-то над головой доносилась тихая незатейливая музыка. Александр кричал, выносил какие-то требования объяснений, но вместо этого в досягаемом ему пространстве раздался еще один голос. Судя по шуршанию, диким визгам и всхлипам этот кто-то находился в таком же положении как и Кройц, но в отличии от Алекса предпочел закатить истерику, даже не попытавшись сохранить уважение к самому себе или хотя бы толику собственного достоинства. Александр тщетно пытался уговорить собрата по несчастью не паниковать, дескать, все будет хорошо, скоро нам разъяснят, что к чему, вероятно это чья-то глупая шутка. Но новый знакомый не желал и слушать, продолжая действовать своими воплями на нервы Алексу и тревожить его больную с похмелья голову. Тогда Алекс пригрозил ему расправой и тот, наконец, заткнулся, противно ноя всю оставшуюся дорогу.
Наконец машина остановилась. Дверь отварилась и пара рук грубо схватив парня за шкварник выволокли его из салона, а за тем и крикливого паренька, который готов был захлебнуться собственными соплями и мольбами о какой-то там пощаде. Однако такое обращение с ними заставило Алекса взбеситься. Неожиданно для себя он стал вырываться и осыпать головы ржущих охранников трехэтажным матом.
- Помолчи пидарок, скоро тебя научат выражаться – мужик захохотал, смеясь над собственной сообразительностью, но быстро замолк, получив от парня солидный пинок в пах. Алекс даже не целился, ударив фактически наугад и как оказалось как раз по тому месту, куда и хотел попасть. Мужик скорчился на тротуаре жалобно завыв, а второй угостил Александра сильным ударом в живот. Еще пара рук подхватили его под локти и куда-то потащили. Парень изо всех сил сопротивлялся, стараясь вырваться, хотя внутренне понимал, что в этом нет никакого смысла. Его постоянно толкали и пинали, Алекс несколько раз падал запинаясь о ступеньки и собственные ноги, его поднимали и все начиналось сначала. Конечным пунктом оказалось пропахшее плесенью помещение, в котором его и оставили, ожидать своей дальнейшей участи…

Время тянулось нескончаемо медленно. Алексу оставалось только ждать, когда кто-нибудь придет и не поведает о том, куда он попал и главное зачем. Он пытался сопоставить факты, пытался долгими логическими умозаключениями вычислить, кто может за всем этим стоить и что ждет его впереди. Его голову не раз посещала мысль о том, что он находится в полицейском участке или даже в тюрьме, но он был вынужден отмести этот вариант ввиду фактов, следующих ранее заключению, по-видимому, в подвальном помещении.
Через какое-то время, дверь отварилась и в камеру кто-то зашел. Судя по голосам их было двое, они молчали даже тогда, когда Алекс пытался выспросить у них хоть какую-то информацию. Две пары рук подняли его с пола, сняли наконец осточертевшую повязку с глаз. Это были два парня в очень странном одеянии и по размерам своим превосходили самого Александра раза в полтора. Спорить, а тем более драться с этими медведями всякое желание сразу отпадало, однако Александр не поленился попробовать растолкать этих добрых молодцев и попытаться сбежать. Эти двое, не смотря на свои габариты и видимой неповоротливостью, обладали невероятной прыткостью и какой-то кошачьей гибкостью. Буквально в ту же секунду Александр снова лежал на полу, получая увесистые пинки массивными ботинками и корчась от боли. Прежде чем уйти, охранники перестегнули ему руки с зада на перед и, оставив поднос с немудреной едой, вышли.
Помещение и правда оказалось подвалом или чем-то очень на него смахивающим. Здесь было сыро и холодно и Александр быстро продрог. К еде он так и не притронулся, выпил только воду ибо во рту все было сухо как в самой жаркой пустыне.
Кажется, прошла целая вечность, прежде чем тяжелая стальная дверь снова отварилась и на пороге возникли все те же охраннике. Они с непринужденным видом подхватили строптивца под белы рученьки и вывели из камеры…

- Покои господина де Реналя

Отредактировано Алекс Кройц (2009-09-10 10:09:49)

3

От долгого сидения в крайне неудобной позе – руки вывернуты назад,  затылок касается холодной стены – жутко ныло все тело. Голова уже кружилась от голода. Для того, чтобы в очередной раз «приструнить» непокорного раба, парня оставили в карцере без еды на трое суток. Только изредка в помещение заглядывали охранники: один вцеплялся пальцами в волосы Рауля, заставляя откинуть голову и открыть рот, другой вливал в глотку немного подсоленной воды с физраствором. Иначе раб просто бы сдох от нехватки воды. Проведя «пищевую экзекуцию», охранники снова исчезали. Ни разу не попытавшись «поиграть» с парнем. В первые разы, когда его только доставили сюда, когда он оказывался в карцере после того, как его выводили для развлечения к очередному богатому извращенцу. Рауль даже удивлялся – почему его не трогают охранники. Но потом просто привык. И благодарил судьбу за то, что она избавила его хотя бы от этой напасти. Рауль чуть отстранил голову от стены, но в висках тут же загудело,  и перед глазами поплыли круги.  Черт бы побрал все – эту слабость, этот замок с его гребаными извращенцами-гостями, эту гребаную жизнь.  Парень повел плечами, чтобы устроиться хоть немного поудобней, но мышцы плеч тут же скрутил очередной приступ ноющей боли. Ренье выругался хриплым шепотом. И закашлялся – крепкий ошейник из литой резины, прикрепленный к стене прочной цепью,  туго обхватил горло, вдавливаясь в кадык.
Тут же послышался лязгающий звук открываемой двери. Раулю достало сил, чтобы немного изумиться  - время «кормления» еще не наступило вроде бы. Или он уже потерял счет часам? Да нет, ерунда. Не настолько же он плох.
-Сегодня тебе повезло. – Вошедший в камеру охранник гнусно улыбнулся. – Кажется, для тебя нашлось дело, волчонок. А то ты тут уже заскучал, наверное.  – Он окинул парня выражающим вожделение взглядом.
-Пошел ты… - Рауль не успел договорить, как ощутил, сминающий и заставивший кожу губ лопнуть, удар резиновой палки с металлическим наконечником.
-Если бы не приказ хозяина не трогать тебя и доставить в целости, ты бы у меня повыл бы, гаденыш. Охранник с бешенством дернул парня за волосы.  Затем отстегнул цепь от стены, дернул наверх, заставляя подняться.
Рауль попытался встать, но онемевшие от долгого бездействия мышцы отказывались работать. Чувствуя, как ошейник продолжает натирать кожу,  парень попытался хватануть воздух ртом и тут же рухнул на холодный пол. И ощутил, как носок сапога резко вонзился в живот.
-А ну вставай. Какого хрена разлегся, как припадочная барышня. - Охранник со злостью дернул цепь. Второй рукой сжал плечо парня, вздергивая и заставляя принять что-то, схожее с вертикальным положением.  Охранника бесило само присутствие парня в замке, его непокорство и, разумеется, запрет хозяина на то, чтобы как следует поучить мелкого мерзавца. Но некоторые гости замка любили ломать таких рабов сами. Поэтому охране строго запрещалось трогать невольников без разрешения.
-Пошевеливайся давай. - Охранник толкнул парня к выходу из помещения

>>> Лестницы и коридоры

Отредактировано Рауль Ренье (2009-09-23 18:23:26)

4

Жан-Пьер уже несколько часов наворачивал круги по лишенному какой бы то ни было мебели карцеру. Сидеть на полу было холодно, стоять - тоже, ходьба хоть немного согревала и отвлекала от мыслей о еде. Жан-Пьер обхватил себя руками и тихо заскулил - живот сводило от голода. Несколько (сколько?) часов назад Мастер Винсент приказал отвести его сюда и не выпускать до окончания бала. Самое печальное, что Жан-Пьер не имел ни малейшего представления, о каком из его многочисленных грешков Мастер прознал на этот раз. О том, что Жан-Пьер "позаимствовал" у него несколько сигарет? О том, что ночью тайком выбирался во двор, чтобы их выкурить? О том, что какой-то молоденький слуга разгрохал полный поднос дорогой посуды исключительно из-за того, что Жан-Пьер неожиданно и болезненно ущипнул его за щуплый зад? Или, что намного хуже, об одном из проступков, о которых сам он давно забыл? Выпустить-то его отсюда выпустят, но ведь придётся изображать искреннее раскаяние и вымаливать прощение, в процессе чего вполне может всплыть информация, доселе Мастеру недоступная и абсолютно ему не нужная. Дверь отворилась.
- На выход - буркнул охранник.
Жан-Пьер с радостью повиновался.
- На кухню? - с надеждой спросил он.
- Приказа тебя кормить не было.
- Но ведь и приказа не кормить тоже не было, правда? Пожалуйста-пожа... - Жан-Пьер оглушительно чихнул. - Я совсем простудился.
Охранник посмотрел на него с некоторым подобием жалости.
- Ладно, фиг с тобой,  - и тут же пожалел о сказанном, когда мальчишка радостно взвизгнул и припустил по коридору. - Стой! Куда помчался?! -  возмущенно крикнул ему вслед охранник, - да ещё и не в ту сторону!
Жан-Пьер остановился, пожал плечами и пошел обратно.
- Ты такой придурок, что просто уму непостижимо - констатировал охранник, - ты ж тут столько раз сидел - не сосчитать, неужели не запомнил, где что?
Жан-Пьер помотал головой.
- Кушать? - виновато спросил он.
- Кушать, кушать, успокойся.

>> Комната Конрада Д'Хакура

5

Старый парк

Долго ли коротко ли…
В общем, Иван, слава Богу, что не Сусанин, повел своего новоиспеченного знакомца в замок напрямик. Ну, чтобы там не вышагивать лишние метры, а воспользоваться более короткой дорогой, которую ему как-то показал кое-кто из сердобольно - предприимчивой прислуги. Непонятно куда смотрел Фидель, наверное, под ноги, но уж точно не по сторонам, потому как быстро заплутал с Маури во всех этих подземных коридорах Вертепа. Но пока он шел вперед, не признаваясь в своей оплошности, пытаясь мысленно разобраться, врубая биологический компас, а заодно поддерживал разговор с финном.
- А я забыл спросить, ты это здесь работаешь? Надеюсь не смотрителем парка, -усмехнулся кубинец и услышал, как эхо, ударяясь о древние каменные стены, разносит его голос по гулким коридором и закоулкам.
Фидель очень быстро вошел в контакт с  этим симпатичным молодым человеком. Впрочем, для него это было весьма привычно. Все знакомства обычно завязывались подобным образом: без подхалимства и как бы совершенно случайно.
- Сюда, - не забывал добавлять Куба, который все никак не соглашался с тем, что они заблудились. А подземелье, надо сказать, было достаточно глухое. Вот в таком потеряешься и ведь фиг кто найдет!
-У тебя телефон с собой есть? Ловит? – с надеждой в голосе спросил Иван, после очередного «поворота в не туда». – Нее, ну это так, на всякий случай, если потеряемся. О, вот это место я точно помню! – воскликнул молодой человек, а про себя подумал Конечно помнишь, мы уже мимо этой треснувшей стены раза четыре прошли.
Наконец, Фидель остановился и вопросительно посмотрел на Маури.
-Умеешь посылать сигналы S.O.S.? Выдерживать без еды и воды неделю? Задерживать на долго дыхание под водой? Громко кричать? Я вот, знаешь, к чему спрашиваю? Да, к тому, что я ни хера не понимаю, где мы находимся. Боже, спаси наши грешные души, - несколько нервно улыбнулся молодой человек.
Кубинец достал из кармана брюк спички, и ловко черканув о коробок, осветил темный угол. По стенам заплясали зловещие тени, наводящие на в общем-то жутковатые мыслишки. В прочем, огонек на тонюсенькой щепке, тут же переместился на кончик сигареты. Затянувшись, Иван блаженно улыбнулся, потому что его вновь посетили идеи о верном пути.
-За мной, - кивнул Куба и пропал за очередным поворотом.
Спустя еще нескольких минут ходьбы, молодые люди оказались в достаточно странном помещении, напоминавшем средневековые казематы или это слово имеет другое значение?
- Фига се!- удивился Фидель. –Ну хотя бы двери есть, а то все стены, да  коридоры.

6

Старый парк --->

Наконец определившись с направлением, молодые люди двинулись по направлению к замку. Точнее, там искренне считал Фидель, а Маури ему не менее искренне верил. Сначала финн, будучи навеселе, подумал, что так и надо, когда они миновали парк и спустились в какие-то катакомбы. "Ну, наверное, он лучше знает... Так уверенно ведет. Ага, ага... Незабудка наивная! Вот как окажется он каким-нибудь сектантом, а тебя ведет в качестве жертвы на шабаш. Да прям... Да-да! Опомнишься, когда будет поздно, тормоз! Драпать надо! Да ничего не надо, не истери!" Искоса поглядев на Фиделя, Лейно признал, что выглядит он вполне уверенно, без заминок идет вперед и даже поддерживает разговор. На заданный вопрос Маури, честно говоря, не слишком хотелось отвечать, так что юноша даже приотстал слегка, буравя взглядом спину провожатого.
- Не, смотритель из меня вышел бы откровенно хреновый. Я тут, это... Отдыхаю немножко.
Уклончивым ответ не получился, как ни хотел бы этого парень. Молодые люди продолжали продвигаться бодрым шагом, Фидель изредка комментировал дорогу, однако, Мау уже начал откровенно подозрительно на него коситься. "Что-то долго мы идем... Парком бы уже давно прошли. Ох не к добру... Как бы не потеряться. Не каркай ты!" Следующий вопрос, точнее, череда вопросов, почти подтвердила худшие подозрения юноши. На первый вопрос он не ответил, с тоской вспоминая трубку, оставшуюся лежать на кровати. На оставшиеся части он лишь хмыкнул.
- Я, почему-то, не удивлен. Мимо во-он той стеночки мы прошли уже, кажется, раза три. Ну-с, что будем делать? Кричать тут бестолку, телефона нет, никто, ЕСТЕСТВЕННО, не запомнил дорогу назад...
Проговаривая тираду, Маури машинально достал сигареты, и тут же рядом чиркнула спичка. "Как удачно!.." Подавшись вперед, прикурил от огонька после Фиделя, и затянулся. Иван тем временем вновь ощутил жажду деятельности и двинулся дальше. Финн поперхнулся дымом и, задавив в себе жалобное "а может не на-адо??" поплелся следом.
Еще через несколько минут парни попали в помещение, подозрительно напоминающее заброшенные карцеры.
- Ээ...
Глубокомысленно промычал Маури, оглядываясь по сторонам. Затем согласно кивнул, подтверждая (но не разделяя) сомнительную радость кубанца по поводу присутствия дверей.
- Интересно, а тут есть привидения?
Встав посреди комнатки, Маури задумчив оглядел потертые пыльные кирпичи, пожевывая зажатую в губах сигарету.

7

-Приведения? – переспросил Иван, забычковывая сигарету об обшарпанную стеночку. – Естественно. Здесь обитает «Тот, кто вздыхает». Знаешь такого?
Фидель имел ввиду маленького утопленного мальчика с синяками под глазами и нездоровым цветом кожи из фильма Гильермо Дель Торо « Хребет дьявола». "Что такое призрак? Трагедия, обреченная время от времени повторяться? Возможно, это мгновение боли? Что-то мертвое, что кажется живым. Чувство, замершее во времени, как нечеткая фотография, как насекомое, застывшее в янтаре…".
- Что-то мне подсказывает, что здесь правильнее будет бояться живых, нежели мертвых. Такое место наверняка скрывает различного рода грязные делишки и тайны, так что надо бы выбираться отсюда, пока кто-нибудь из охраны нас не заметил. Я только распаковал свои чемоданы, так что возвращаться назад, в Париж, пока не готов. Пошли, - Фидель кивнул в сторону ближайшего поворота.
Тихонечко миновав раскрытые двери пустующих карцеров, молодой человек все-таки не удержался, чтобы не заглянуть в один из них. Интересно же, а вдруг там скелеты в оковах и цепях? Но ничего такого к своему разочарованию не обнаружил.
-Как ты думаешь, ээээ, ммм, их еще используют? – спросил кубинец, присаживаясь на камень у входа в одно из таких помещений. – Помнишь детскую игру «Полицейские и воры»? У нас на Кубе она была не особо популярна ввиду отсутствия преступности, но в Европе, вроде с этим все в порядке. Так вот, не хочешь поиграть? Трээээш! – рассмеялся Иван, запустив в Маури кусочком красного кирпича, что отковырял из обветшалой стены.
Эхо здесь было отменным, так и подрывало что-нибудь сказать да по громче, чтобы ощутить эффект в полной мере.
I feel so untouched
And I want you so much
That I just can't resist you
It's not enough to say that I miss you
I feel so untouched right now
Need you so much somehow
I can't forget you
I've gone crazy from the moment I met you

Негромко пропел Куба со своим ядовитым испанским акцентом, но зато от души. Ему подпел невидимый хор, организуя грамотный бэк-вокал.
-Вау! Какая акустика! Теперь твоя очередь Мауриньо!

8

Ответ Фиделя вызвал некий отклик в душе финна. Задрав бровь, юноша скептически посмотрел на собеседника, однако, внутренне поежился. Маури вообще был натурой впечатлительной, другое дело, что он демонстрировал это только тогда, когда взбредет в голову. Бледного ребенка-панду из фильма он помнил смутно, так как до просмотра компания умудрилась до такой степени накуриться, что любая фраза, любое действие в фильме заставляли их закатываться гомерическим хохотом. Да и в привидений он не верил. Ну, не то чтобы не верил, однако, своими глазами никогда не видел, поэтому и относился крайне скептически. Все эти высшие материи, отпечатки ауры и прочая ересь не для него.
Голос кубинца вывел из размышлений. Сказанное им действительно имело куда более весомую подоплеку, особенно в этом месте. Неизвестно, какие дела делались в Вертепе, помимо предоставления юной плоти богатеньким извращенцам. "А ведь ты относишься к их числу..." Тихий шепот на грани сознания заставил финна вздрогнуть, по спине пробежала волна мурашек. Молодой человек невольно обернулся, кидая взгляд за спину, и вздохнул. "Ну, не такой уж я извращенец, положим..." Фидель тем временем пошел в сторону ближайшего поворота, по пути заглянув в одно из помещений. Маури не стал совать туда свой длинный нос, а прошел дальше, изредка прикасаясь длинными пальцами к стенам, словно ощупывая в поисках тайника.
Обернувшись на прозвучавший вопрос, финн понял, что отошел довольно далеко, и что Иван не торопится догонять, рассевшись на камне около в один из карцеров.
- Угу, несомненно.
Буркнул черноволосый, возвращаясь, недовольно косясь по сторонам.
- Используют. Трупы прикопать. Или запихивают сюда провинившихся, а ночью по их души приходит кто-то страшный, и наутро не находят даже останков.
Зловеще прошептав тираду, Лейно улыбнулся и кивнул.
- Ну да, помню. Только, если мне не изменяет маразм, для этой игры требуется куда больше народу. Предлагаешь позвать охранников и предложить составить компанию?
Увернувшись от запущенного в него кусочка кирпича, который Фидель до этого долго и нудно выколупывал из стены, юноша отошел на пару шагов и присел на корточки. Кубинец тем временем оценил звучание в катакомбах и пропел кусок из песни, чем вызвал очередную широкую улыбку на лице Мау.
- Да уж, шикарное сопровождение.
Усмехнувшись на предложение, финн, не поднимаясь, тихо пропел:
- Twinkle, twinkle, little star,
How I wonder what you are...

Мелодия, представлявшая собой безобидную детскую колыбельную, пропетая низким мужским голосом в подобной обстановке звучала зловеще. Маури замолк на середине куплета и задумчиво погрыз нижнюю губу.

9

- Up above the world so high,
Like a diamond in the sky!

Продолжил Иван, который не весть откуда-то знал продолжение этой песни. Она и вправду звучала в исполнении Маури весьма зловеще,хотя в такой-то обстановочке даже «В лесу родилась елочка…» слышалась бы устрашающе.
- Для это игры вполне достаточно и двух человек, - усмехнулся Фидель, отрывая свою мадам «сижу» от холодного камня. Расселся тут, а потом детей не будет! Ага, даже усыновленных. Их просто не выдадут мужику с отмороженным членом. И вообще отмороженному…
Неожиданно для самого себя, молодой кубинец оказался слишком близко от лица нового знакомого. Замер, смотря ему в глаза. Нет, Фидель это тебе не воскресный квартирник у Индуса, на котором не спрашивают человека прежде, чем поцеловать. Целуй что тебе нравится! Раньше почти каждое воскресение и особенно забавно, когда в темноте. Чьи-то руки ложатся тебе на талию, скользят по паху, а ты решаешь в течении следующих трех секунд нужен ли тебе этот поцелуй или же нет, а потом подставляешь щеку под острый кончик гелевой ручки, собирая плюсы и минусы, как набранные баллы за искусство распускания слюней, губ и языка. Вернуть бы эти времена! Кто поставил мне минус? Кто черт, возьми залепил мне гигантский минус через всю левую щеку? кричит Андри, попутно считая перед зеркалом плюсы. Фидель это ты, я знаю! Чертов засранец! Ну, иди сюда, я поцелую тебя в задницу так, что ты сразу кончишь! Кубинская деревенщина! Дикий смех в гостиной и Маэль, ведущий подсчет плюсиков с щек Ивана. Тогда они много времени проводили вместе. Тогда было хорошо…
- Хотя Дюймовочка и Крот тоже хорошая сама по себе игра. Можно поиграть в их первую брачную ночь, но главное не напороться на острые углы, - улыбается Фидель уже в самые губы финна. Его нос встречается с орлиным носищем и легонько трется, будто бы просит разрешения на поцелуй.
Мягкие губы. Яркие и вкусные, будто бы вишневый ликер. Не прогонит хитрая усмешка. Губы кубинца, увлажненные и не менее пленительные вульгарно знакомятся с нежной кожей губ Маури. Чуть касаясь, боясь утонуть в «болоте» ощущений. Сомнительная романтика в подобном месте. Но, если финн сейчас скажет «Пошли», Иван, похоже, без труда отыщет выход, а если надо будет, пройдет сквозь стены или же заставит их расступиться.

10

Куплет прозвучал, потом было молчание. Совершенно ненапряжное, будто Маури и Фидель сидели где-нибудь в элитном клубе в вип-помещении, потягивая коктейли, куря кальян и ведя задушевные беседы, которые ни от кого не требовали откровений. Вопрос вежливости - что говорить собеседнику, о чем умолчать. А скелеты есть в шкафах у всех - Маури готов был отдать левый глаз. Или правый, кому как больше нравится.
Черноволосый, продолжая сидеть на корточках, отчего ноги уже начали проявлять недовольство в виде иголочек, мелко покалывающих конечности изнутри. Однако, он остался сидеть, прислушиваясь к собственным ощущениям, отмечая, как с каждой секундой иголочек становится больше, ноги постепенно немеют и наливаются нездоровым теплом. Фидель тем временем объяснял, что для игры вполне хватит имеющегося количества человек - то бишь, их двоих, но финн представил, как с его координацией, да и "пупырышками" в ногах он будет горцать по обломкам кирпичей - и покачал головой.
- Не-ет, спасибо, как-нибудь в другой раз... Я сейчас слегка... не в форме.
Хмыкнув на собственные слова, юноша проследил за тем, как кубинец поднялся с камня. Точнее, поднялся- не совсем верное слово. Он словно стек с булыжника, в следующий момент оказавшись рядом с Маури - близко, слишком близко, непозволительно близко. Глаза моментально заболели от столь короткого расстояния до объекта, и парень едва сдержался, чтобы не свести их к переносице. "Вот так быстро... А что тянуть? Ты привык к подобному. Да, но... Но? В Берлине тебя не смущала возможность вытащить с танцпола приглянувшуюся мордашку и зажать в темном уголке. А тут чем не уголок?" Каждый из них в это мгновение думал о чем-то своем, а Маури невольно приоткрыл рот, увлажним губы языком, и немного подался вперед. Фраза про Крота и Дюймовочку мигом пробудила воображение парня, однако, он усилием воли прогнал дурацкие мысли прочь. Эротизм ситуации был подпорчен образами распростертого на камнях Ивана, вместо стонов издававшего матерные ругательства и вскрики совершенно несексуального характера, когда очередной обломок впивался в тело в самых непредсказуемых местах.
- Уверен, игра замечательная, но не здесь же. Не слишком хоется потом выковыривать кирпичную крошку из всяких разных мест.
Кубинец коснулся носом носа финна, ласково потираясь, привнося в сложившуюся ситуацию какое-то до боли приятное чувство умиления, и, словно не дожидаясь разрешения, прижался губами ко рту черноволосого.
Поцелуй был на удивление целомудренный. Легкое прикосновение теплых губ, смешавшееся дыхание, склоненные головы. Рука Маури легла на плечо кубинца, и финн начал вставать, утягивая его за собой. Приняв вертикальное положение, обнял Фиделя за талию, притягивая ближе к себе, но по каким-то причинам не углубляя поцелуй. Отстранился, прижался лбом ко лбу, глядя в глаза, и улыбнулся.
- Мне понравилось... Вот бы продолжить где-нибудь в более подобающем месте.
И, не дожидаясь ответа, взял парня за руку и потянул за собой. Нужно было срочно искать выход.

---> Комната Маури Лейно

Отредактировано Маури (2009-11-19 16:46:38)

11

Легкие касания. Как пушинка. Руки, нежно обнимающие за талию. Будто бы они и не мужчины, а что-то очень утонченное. В такие моменты Фидель меняется: его голос становится мягким и тихим, кубинец больше не голосит как Иерихонская труба, не размахивает ручищами, яростно жестикулируя. Он меняется на глазах, отдаваясь чувственному порыву, выражая себя в нем.
Лоб ко лбу. Глаза в глаза. Улыбка, так много значащая сейчас для них обоих. Она говорит: «Да», одобряет и объединяет. Делает хотя бы на какое-то время двух людей один целом, подталкивает и разжигает их сексуальность.
Даже не смотря на тот букет чувств, которые переживал Иван, едва его охватывал порыв страсти к одному из красивых мужчин, он не был так называемой «кисейной барышней», воплощающей собой невинность, неосознанное кокетство и женственность. Его можно было описать другим словом «чувственный». А еще, несмотря на все свои похождения, Куба, как и многие из нас искали то самое светлое чувство, которому посвящены стихотворения и сентиментальная проза. Страшно называть в слух. Но в идеале это - любовь. Именно такая, когда говорят «Я люблю тебя!».
Вот тебя поцеловал, вернее не так, а разрешил поцеловать длинноволосый малознакомый чувак, а тут сразу такие мысли. Глупо. Так что не будем больше об этом. Вообще Фидель будучи натурой очень влюбчивой, мог влюбиться в любой столб, но только именно в красивый столб. Была у него слабость перед мужской молодостью и красотой. Он был не из тех молодчиков, что могут спать с дедулями и не важно из-за денег или же из-за любви. Взрослые перезрелые мужчины – фи-фи-фи!
- Я за! – ответил Иван, подняв свободную руку, будто бы обозначив свой голос на кубинском собрании коммунистов.
Долго плутать не пришлось, дорога сама собой нашлась. То-то же.

Комната Маури Лейно

12

You're everything I need and more
It's written all over your face
Baby I can feel your halo
Pray it won't fade away

I can feel your halo halo halo
I can see your halo halo halo
I can feel your halo halo halo
I can see your halo halo halo

Винсент сейчас мог бы поклясться, что увидел не только нимб, но и звезды в колодце. Удар по голове был нанесен настолько мастерски, что парень просто рухнул, где стоял. Понятно, что он заставил охрану побегать за собой, а потом еще и ждать целые сутки, пока он предавался любовным утехам в объятьях красавца клиента. Теперь юноше было прямо-таки смешно вспомнить, какие у них были перекошенные лица, когда он спросил, можно ли ему кофе и свежую газету. Конечно, он знал, что дразнит "голодных псов" кукишем, но все-таки легкое сотрясение от обоймы пистолета - куда лучше, чем быть оттраханным всей сменой. Вытирая кровь с губ и ощупывая поврежденный затылок, парень изучал свои новые апартаменты.
Ну, не 3 на 3, просторно так, почти что по-царски, - он не рискнул подниматься на ноги, хотя и знал, что от сидения на холодном, мокром, покрытом мхом полу брюки насквозь промокнут и их можно будет выкидывать. Вот такие вот глупые мысли приходят в голову, когда тебе отшибают мозги. Неизбежный фарс, простудный синдром на лицо. Винс согнулся пополам, умирая со смеху, представив, что будет, если каждый невольник, находясь в карцере, будет петь!
- Концерт по заявкам, сукины дети, принимаю! - ржал он, как ненормальный. Флоризель вспомнил, что полгода назад у него написалась веселая песенка, которую он распевал друзьям под гитару безумными ночами, когда алкоголя в крови было так же мало, как и здравого смысла, но все делали вид, что жутко пьяны.

Без вины виноватый.
По осколкам стекол.
Черно-белым полоскам – да,
А мне - небо в решетку.
Если не убьют раньше,
Если не сдохну раньше.
Будет небо в решетку
Усмехаться: Привет, мальчик.

И на пальцах чернила,
А не капли крови.
На любые вопросы «да»
Осужден по собственной воле.
Для тебя теперь падший,
Вместо имени просто номер.
Я надеюсь. Тебе не скажут.
Не скажут, что я не виновен.

(с. Винсент)

Отредактировано Винсент (2010-01-23 17:00:50)

13

Винсент уже готов был устроиться на камешках баиньки, когда дверь с наружней стороны лязгнула затвором, и парень услышал голоса.
Что? Посетители? Уже, так скоро? А разве приемные часы не позже, нет? - он фыркнул и предпочел ретироваться к дальней стенке камеры, дабы предоставить себе шанс на 5 шагов до разбитого носа. Впрочем, Винс зря опасался. По выражению лица вошедшего охранника, на котором читалось явное разочарование в клиентах - причем всех на свете - и невольниках - тоже всех без исключения.

- Флоризе, на выход. Тебя хотят,
- "тухлым" безэмоциональным голосом заявил надзиратель, указав парню резиновой дубинкой на дверь.
- Именно меня?
- Ну, не прям тебя, твое Высссочество, то ты порядком задрал горланить,
- охранник потер виски и уставшие глаза, под которыми виднелись серые круги двух, а , может, и трех бессонных ночей.

Винс изобразил самодовольную улыбочку, пощипывая таким образом опасность за усы и прошагал развязно нарочито медленно к выходу.
- Пусть мою камеру никто не занимает. Я забронировал ее до последнего...- он выдержал паузу. - Вздоха.

-------> комнаты Даниеля ван Бейтона

14

Комнаты Стерлинга

Стерлинг вообще-то не ожидал, что новая работа свалится на него с такой скоростью. Еще меньше он ожидал, что она будет такой хлопотной и громкой. А на походе к нужной комнате, мужчина сам убедился в правдивости этого утверждения. Объект громко и смачно ругался по-испански. Заходлся самыми что ни на есть отборными "трелями". Уличной шпане такие выражения и не снились. Куда им... Этот мат был практически литературным шедевром в своем роде. Мастера это невольно улыбнуло. Он вдруг осознал, как дико соскучился по родному языку. А еще по "характерным" невольникам - так чтоб дух захватывало от азарта.
В комнату он вошел, четко сознавая, что, еще не видя этого человека, испытывает некоторое любопытство. Возможно, причиной этого интереса было то самое красочное испанское высказывание, которое он слышал из-за двери. В его окружении в Барселоне так никто не выражался.  Мастер даже был вынужден признаться, что и сам не понял фразу до конца. Дворового же пацана, способного на подобное красноречие врядли привезли бы в Вертеп.  Поэтому новый узник замка был в некотором роде романтической загадкой.
Толкнув дверь, он оказался в освещенной раздражающим каким-то светом комнате. Вернее, было бы назвать это камерой. Стены, кушетка и комод. Больше ничего…
Самого невольника он разглядеть пока не мог. Причиной тому были два здоровенных бугая, которым тот пытался нанести телесные повреждения, невзирая на связанные руки и ноги. Стерлинг мог видеть только движение, пряди черных волос, смуглую кожу. Ничего более различить не представлялось возможным. Энергии у парня было хоть отбавляй. Это уж точно.
Подойдя чуть ближе, Стерлинг громко и отчетливо рявкнул по-испански:
- Basta!* - слово прогремело как раскат грома. Не даром  Мастер убил многие часы своей жизни, чтобы овладеть собственным голосом в совершенстве и превратить его в оружие.
Разумеется, в данном случае для полного успокоения одного слова будет точно недостаточно. Поэтому он поспешил воспользоваться произведенным эффектом неожиданности.
- Побереги энергию! Еще пригодится. - добавил он уже более спокойно, подходя к невольнику ближе.
Жестом Стерлинг велел двум охранникам отступить в сторону, но оставаться рядом.
----
*Хватит (исп.)

Отредактировано Стерлинг Ройс (2010-03-08 22:48:40)

15

Ээээ, нет.
Что, думаете, коли каждый из вас, выродков, выше меня на голову, да шире раза в полтора в плечах - так все? Мне надо встать на колени и заблеять, как малолетней шлюхе? Нет, ни за что.
Джанко успел узнать, что его не будут бить так, чтобы нанести ему заметный невооруженным взглядом урон. Ему не будут выбивать зубы, не будут ломать конечности, и уж конечно не станут выдирать его чудные волосы. Но, кажется, он здесь был такой далеко не первый и, стоит предположить, не последний. С ним совладали, как с зарвавшейся псиной, которая не постесняется за одно движение мощных челюстей оторвать обидчику руку.
Соединенных металлическими прутами наручников и поножей с него не снимали ни на секунду, пока он бодрствовал, с самой первой секунды его здесь пребывания. Чтобы одеть его в новую и не слишком мужественную одежду, Джанко, кажется, чем-то накачали. Очнулся он тогда с дикой головной болью и неизменно связанными конечностями.
Ошейник, застегнутый у него на шее, крепился к длинной крепкой палке, чтобы и не дать ему сделать лишний шаг в сторону, и не подпустить к себе. Жаль, что один из надзирателей, призванных следить за перемещениями Джанко по поместью, умудрился выпустить этот самый "поводок", дав невольнику шанс на оказание сопротивления.
Подходить к нему близко не решался ни один из двух детин. Кажется, темноглазый цыган, поносящий их на по-петушиному крикливом языке, внушал куда больше страха, чем любой, кого когда-либо прибывал в Вертеп. Он скалился, угрожающе шипел и, вероятно, не постеснялся бы впиться ровными белыми зубами в глотку любому, кто подойдет ближе.
Увы, он позволил себе отвлечься. Одно единственное короткое, но звучное слово заставило Джанко перевести взгляд за спины стоящих перед ним мужчин, и в следующую секунду, еще не успев разглядеть подошедшего, он оказался на коленях. На него обрушилось сразу три точных, но довольно безобидных удара: два под колени и один в солнечное сплетение.
В глазах у Джанко тут же потемнело, и на мгновение он потерял дыхание. Сердце бешено колотилось, снова подняться не представлялось возможным ближайшие несколько минут. Он зря отказывался от еды, да еще и перемежал голодовку с агрессивными и изнуряющими выпадами, такими, как этот. Удостоверившись, что невольник вряд ли сможет вести себя так же, как секунду назад, охранники отступили.
Пытаясь отдышаться, Джанко приподнял голову. Руки, сведенные за спиной, чуть затекли, а в глаза цыгану бросились дамские туфли на далеко не самых женственных ногах. Взгляд пополз наверх, и кроме бешеной злости в них вспыхнуло удивление, искреннее и практически детское.

16

Вот это было лишним. Охраннику не следовало сбивать юношу с ног. Это было проявлением ненужной жестокости, ибо охраннику это даже не доставило удовольствия. Ненужная жестокость Стерлингом классифицировалась как нерациональная растрата энергии. А все нерациональное его весьма логичной природе было чуждо. Такая уж фишка с этими бывшими лириками, которых насильно сделали физиками. Категории "логично" и "нелогично" выступают у них в роли Добра и Зла.
Недолго думая, Мастер хорошенько двинул охраннику под дых. Чтобы впредь неповадно было. Это было сделано с совершенно отсутствующим выражением физиономии. С точно таким же - лишенным выражения лицом - он обернулся к невольнику.
Тот открыл глаза, приходя  в себя после краткой отключки. Взгляд цыгана уткнулся в обутые в дорогущие туфли со шпилькой. Теперь у Мастера появилась возможность его разглядеть. Юноша оказался действительно наредкость хорош собой. Но не так, как бывают красивы большинство местных невольников. Он был лишен рафинированности и женственности. Напротив, обладал чисто мужской красотой. Сильное тело, резковатое лицо. В нем все дышало естественностью. Даже, пожалуй, хищной дерзкостью. Но как же хорош, поганец! На лице этого дикаря сейчас читалось удивление. Это уже прогресс по сравнению с неконтролируемой яростью, не так ли? Стерлинг присел на корточки...
Теперь, парень мог видеть длинные чулки с причудливым узором, уходящие под подол черной юбки. На Мастере нынче было надето то самое "маленькое черное платье", которое красит любую женщину. Оказывается, некоторых мужчин оно тоже красит. Стерлинг был из их числа. Невозможно зеленые глаза изучали невольника.
- Vale! Calmate!* - произнес мужчина снова. Его голос был гипнотическим. Он веял спокойствием, уверенностью и в нем на данный момент не было угрозы. - Я прикажу охране уйти, если ты обещаешь вести себя малек поспокойнее, - добавил он. - Кстати, ты мне должен пояснить, что значила твоя тирада, перед тем как я появился. Такого испанского я в жизни не слыхал. Богом клянусь, - лицо озарилось ухмылкой.
Однако, усмешка сменилась вопросительным выражением лица. Парню следовало дать ответ. Видимо, мужчина и правда собирался остаться с ним наедине, если цыган пообещает не бросаться.
----------

* Ладно тебе! Успокойся!  (исп.)

Отредактировано Стерлинг Ройс (2010-03-09 11:15:11)

17

Простое удивление в глазах Джанко сменилось форменным замешательством. Он видел, как ему казалось, многое, а теперь получается что он ничерта не видел. Нет, на его свадьбе дядя, конечно, хватил лишнего и нацепил утащенную из чьей-то лачужки юбку, но это же... совсем другое.
Мужчина, опустившийся перед ним, был отнюдь не пьян и совершенно, ни коим образом не было похоже, что он нацепил этот наряд по глупости или неведению. На нем это все чертовски хорошо смотрелось, точно мужчинам следовало носить женские платья по всем мыслимым правилам приличия.
Пожалуй, факт того, что перед ним был облаченный в женское мужчина был столь невероятен, что Джанко не сумел заметить, как тот заставил одного из громил сложиться вдвое. Незнакомец приблизился, а Джанко, напротив, как загнанный в угол зверь, дернулся в сторону, хотя вовсе не ощущал, что от мужчины исходила опасность. Приставленная к ошейнику палка заскребла по полу.
Мужчина говорил с ним на испанском. Сначала Джанко решил, что ему показалось, но нет. Еще два кратких, но отчетливых слова подействовали на него куда лучше, чем кулаки и наручники. Бешеная скачка у него в груди превратилась в неторопливую рысь. Ему было почти нестрашно - так легко довериться тому, кто хоть в чем-то похож на тебя. Даже если это чудак в женском платье.
Но, увы, затишье было очень кратким. Джанко давно окрестил каждого, кто находился в этом странном замке, своим кровным врагом. На секунду ему показалось, что и правда стоит успокоиться. Мощный отпор давался на любой всплеск его агрессии, и ник к каким результатам это не приводило, но...
Скорее он сдохнет здесь, чем по доброй воле будет кого-то слушаться.
Презрительно поморщившись, цыган выпрямился, все еще стоя на коленях, и сочно, с оттягом плюнул прямо в лицо разодетому незнакомцу.
- Катись к дьяволу, - голос у Джанко сейчас был больше похож на утробный рык, нежели на человеческую речь.

18

- Joder!* - выругался Стерлинг негромко, и почти тут же отвесил парню хорошую пощечину. Такую, что резкий звук вспорол воздух как бритва старую ткань.
Лишь после этого, он утер лицо. Жесты его были аккуратными и спокойными. С таким видом можно было резать на маленькие кусочки мясо за обеденным столом на каком-нибудь аристократическом приеме. Ничто не выдавало тот факт, что это именно его холеная рука только что двигалась с молниеносной быстротой. И уж точно ничто не предвещало, что от удара этой ладони будет так чертовски ныть скула. Силенок Мастеру тоже было не занимать. Работа такая - нервный и тяжелый физический труд.
Поведения цыгана, напротив следовало ожидать. Стерлинг видел, как парнишка немного обмяк на мгновение, но затем принялся за старое. Гнев опять наполнил темные глаза, делая их безнадежно черными. Плевок в рожу, это конечно не попытка выдрать зубами кадык. Считай уже почти комплимент. Однако, малой кровью дело не обойдется, по всей видимости.
Он резко распрямился и сделал обоим стражникам знак покинуть помещение. Те переглянулись неуверенно, но ослушаться не решились.
- Мы если что за стеной. Зовите! - промямлил один из бугаев. Тот, которому не досталось кулаком в солнечное сплетение пару минут до этого.
Обе громоздкие фигуры потянулись к выходу. Они сейчас двигались нарочито медленно: тяжело ступая, неуклюже. Трудно было представить, насколько быстрыми могут быть эти туши, если потребуется. Наконец, дверь за ними захлопнулась.
Стерлинг все это время не сводил взгляда с невольника. Попытка отвернуться могла оказаться роковой ошибкой. Это он хорошо понимал. Поэтому внимательно следил за каждым движением цыгана. Оказаться с перегрызенным горлом, в буквальном смысле, мужчина не стремился. Однако, единственный способ управиться с диким зверем вроде этого, это показать ему что не боишься. Стерлинг и правда не боялся.
Он медленно подошел вновь к молодому человеку. Встал перед ним на расстоянии, которое граничило с "небезопасным" и встретился взглядом с черными глазами невольника.
- Como te llamas?* - он говорил медленно и ровно. Голос не дрогнул. Он оставался таким же чистым и сильным как в самом начале. В нем не было раскатистого грома, как в самом первом "Basta!", которое недавно довелось услышать юноше. Но на дне все так же звучал металл.

----
* Как тебя звать?


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Подземелья под замком » Камеры и карцеры