Архив игры "Вертеп"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Псарни и конюшни


Псарни и конюшни

Сообщений 1 страница 20 из 50

1

2

Флэшбеки - Ночь, барная комната, Дэрин х Моле

Насколько безумной могла показаться идея пройтись в такую погоду, прогуляться, избегая чужих взглядов, громких голосов и хохота, пропитанного алкоголем? Отчаянное желание смыть с себя эту ночь, случайные прикосновения и улыбку, липнувшую к лицу с самого начала вечера. Держать маску (выбранный образ) становилось сложнее, поэтому Дэрин особо долго не размышлял, прежде чем направиться к парадному входу. Преодолев сковывающий страх перед возможным наказанием, он осторожно крутанул ручку, оглядываясь по сторонам, шагнул за порог и поспешно прикрыл за собой тяжелую дверь. Шумно выдохнув, мальчик скользнул в сторону и прислонился к стене, томно прикрывая глаза и судорожно выдыхая. Ликование волнением питало кровь, свежим воздухом проникало в легкие и заставляло едва ли не стонать в голос от удовольствия. Никакого надзора, правил, а что важнее - людей, от которых он порядком устал. Смешно, но только в эти короткие минуты отдыха, он подумал о своей комнате - что толкнуло его выйти на улицу, а не запереться в спальне с книгой в руках? Тот удушливый запах сигарет, который преследовал его попятам? Или стремление побыть в тишине и покое, вдыхая полной грудью влажный от дождя воздух? Кинув короткий взгляд вниз, Блуд недовольно скривил губы, оглядывая не предназначенную для длительной ходьбы обувь, но если от нее избавиться, то существовала вероятность простыть и проваляться в кровати ближайших несколько дней...разумеется, если позволят.
Гроза утихла, оставляя после себя глухое небо и непрекращающийся ливень. Ночь завершалась, тонкой, едва заметной полосой окрашивая небо в светлые оттенки. В идеале, самое время пойти и, не готовясь ко сну, рухнуть без чувств на кровать, но виски сдавливала глухая боль, вызывая мигрень и бессонницу.
Мягко оттолкнувшись от стены, невольник ниже натянул капюшон и шагнул под дождь, медленно направляясь к саду. Уперев взгляд в землю, он сосредоточенно следил за дорогой, чтобы не поскользнуться или напороться на камень. Мысли беспорядочно метались, группируя размытые картины памяти и мелькая перед глазами нелепыми надеждами. Какова вероятность, что жизнь здесь станет легче, если он выполнит условие, подставив свою задницу троим? Не возникнет ли у Мастера новое желание, которое неизбежно образует приказ более обидный и унизительный? Действительно ли легче иметь одного хозяина или каждую ночь нового? Сжав губы, мальчик нахмурился, невольно обхватывая себя руками. Одежда полностью промокла после первых двух шагов, длинные искусственные пряди неприятно липли к лицу, как и перья по краям капюшона. Вскинув взгляд, он с удивлением отметил насколько далеко отошел от дома, миновав сад и конюшни. Скользнув под крышу очередного строения (надо сказать, довольно большого), Блуд скинул с себя капюшон и стянул волосы в жгут, выжимая воду.

3

Комната Дональда Райта

Надо было бы отправить сюда кого-нибудь из охранников, а не тащиться самому. Чёрт, ну, что за жизнь, а? Его подчинённые отсиживаются в тепле у мониторов или, в крайнем случае, на посту у въезда на территорию, а Дон вынужден болтаться под дождём… Хорошо, ботинки пока что не промокли, хоть Райт и успел пару раз наступить в лужу. А брюки вот, наверное, забрызгал. Впрочем, мелочи. Чистая дождевая вода - это не так страшно.
В правой руке он держал зонтик, по которому монотонно стучали дождевые капли, в левой - рацию, усиленно стараясь не намочить последнюю. Порой, сквозь шипение и мелкие помехи в ней раздавались привычные голоса. И шипение, и голоса действовали успокаивающе. Пока что всё идёт, как надо. Ничего необычного. Ничего из ряда вон выходящего.
Вообще-то, Дональд немного кривил душой. Дело было не только в чрезмерной ответственности, не только в желании лично убедиться в том, что ночь благополучно завершается без всякого рода неприятных происшествий. Он не признавался сам себе, но подспудно получал удовольствие от этой прогулки, от одиночества, от осознания того, насколько он правильный парень - все развлекаются, пьют, валяются в кроватях, а он методично делает своё дело. И у него всегда всё о’кей.
   Порыв ветра, не слишком сильный, но всё же едва не вырвавший из пальцев зонт, который Дон держал весьма небрежно, лишь слегка обхватив пластмассовую рукоять, заставил Райта в полголоса выругаться. Ругался он всегда на родном языке, и если бы кто-то оказался поблизости среди деревьев, то, скорее всего, без особого труда догадался бы, что по одной из дорожек проходит собственной персоной начальник местной охраны. На самом деле, данный факт вряд ли удивил бы кого-либо, кто лично знал мистера Райта - он был в курсе, что многие ещё в Нью-Йорке считали его трудоголиком. А с другой стороны - что в этом плохого, если работа приносит тебе хороший доход?
Вот и конюшни... Так, ну, если и здесь нет ничего примечательного, можно, наконец, позволить себе вернуться в комнату и, раздевшись, улечься в постель. Впрочем, нет. Сначала стоит принять ванну, потом выпить ещё немного, и только после этого отправиться спать...
Внезапно сквозь завесу дождя он заметил в сумраке фигуру, что двигалась примерно в том же направлении, что и он. Сначала Дональд решил, что это всего лишь игра воображения - людям ведь свойственно выдавать ожидаемое за действительное. Но человек, решивший тоже прогуляться под дождём, причём без зонта, кажется, был вполне материален. «Какой-нибудь богатенький клиент, хвативший лишнего и захотевший проветриться?» Именно эта мысль удержала Райта от того, чтобы окликнуть того, кто шёл впереди него. Не хотелось связываться... Но и повернуть назад он тоже не мог. «Интересно, если это один из этих сучьих детей, решивших дать дёру, мне будет положена премия?»Фигура скользнула под крышу псарни, и Скунс невольно замедлил шаг. Но раздумывал он недолго. Торопливо расстегнув пиджак, повесил на ремень рацию в чехле, специально приспособленном для того, чтобы носить её у пояса, и решительно направился следом.
-Я не помешал вашему уединению? - в спокойном голосе слышался мягкий акцент, вполне ощутимый, но не резавший слух. Благодаря мутновато-жёлтому свету фонаря Райт увидел молодого человека в костюме единорога. В самый первый момент он ещё не был уверен, кто находится перед ним. Но сердце всё равно отчаянно забилось от сладкого предвкушения. Если этот тип действительно задумал удрать, то Скунс определённо заслужил поощрение, это факт.
«А вдруг их двое или трое?» Он быстро оглянулся - это вышло как-то уж слишком поспешно, словно сзади и впрямь уже подкрадывался кто-то, желая огреть Дона по голове куском трубы - но к своему облегчению не заметил никого.
   Большой палец нажал на кнопку. И зонт автоматически закрылся. Этот звук всегда напоминал Райту тот короткий сухой щелчок, с каким обычно выпрыгивает лезвие выкидного ножа.

Отредактировано Дональд (2009-10-07 23:02:31)

4

Погода слегка прояснилась утренней серостью, лениво пробуждая солнце чуть выглянуть из-за нечеткой черты горизонта, едва видимой линией соприкосновения неба с землей. Раннее утро, в призрачном свете которого едва брезжат глухие проблески рассвета, бушевало непрекращающимся ливнем. Равнина превращалась едва ли не в болото. Белая обувь невольника ничуть не годилась для прогулки, увязая во взбитой дождем земле, и Дэрин рисковал подвернуть себе ногу, кое-как пробираясь к строению. Уже там, он оценил насколько сильно сглупил, решив исчезнуть из пансиона, пусть на короткое время. Перепачканный в грязи, он продолжал хмуриться и, обхватывая себя руками, трястись от холода. Оглядываясь по сторонам в поиске двери, мальчик упустил из виду приближающуюся массивную фигуру (по сравнению с самим невольником) незнакомца, и, возможно поэтому, сердце гулко отозвалось страхом, крепко вцепившимся своими крохотными когтистыми лапами. Сглотнув ставшую вязкой слюну, Блуд невольно отшатнулся, наткнувшись спиной на стену, и смятенно взглянул на мужчину в ответ на мирный тон слов.
Тяжелый вдох и судорожный, сквозь стиснутые зубы выдох. Главное - не паниковать. Изогнуть губы в смущенной улыбке и отвести глаза, высказывая овладевшее смятение от неожиданного общества. Вспомнить, что лицо все еще прикрыто маской, предотвращая всякую попытку незнакомца узнать, кто под ней скрывается - но обладал ли визитер достаточной деликатностью и чувством такта, чтобы не позволить себе стянуть с юноши маску? И каким образом оказался настолько далеко от дома? Дэрин застыл в нерешительности, затем медленно поднял взгляд, тщательно рассматривая лицо мужчины с той же застывшей мирной улыбкой на губах. Мог ли этот человек преследовать его с самого начала или влился в процесс чуть позже? Тысяча и один вопрос, терзающие сознание еще подавляемым страхом.
Легкий акцент в голосе незнакомца заставил заметно расслабиться. Очередной гость поместья?
- Совсем нет. - негромко солгал, шире улыбнувшись и откидывая влажные волосы назад.- Но, что Вы тут делаете? - ненавязчиво поинтересовался, все же с нескрываемой опаской вглядываясь в незнакомца.- Рановато для прогулок. Вы за мной следили?.. - затих, прервавшись на очередном потоке вопросов, и неловко замялся. - Простите...вероятность встретить кого-то в такое время, в таком месте и в такую погоду весьма мала.
Мужчина же зашел под козырек крыши и, поспешно оглядевшись, сложил зонт. Зонт! Он видел, что невольник беззащитен перед дождем, но все равно крался сзади, обезопасив себя от льющейся сверху влаги. И судя по всему, сейчас решил остаться и продолжить беседу. Блуд настороженно изучал профиль незнакомца, пока тот отвлекся, и отвел взгляд, когда мужчина вновь повернулся лицом. Все внутри свело от возбуждения, от страха, что сковывал каждое движение юноши.
Как долго они будут вот так стоять, содрогаясь от промозглого ветра и любуясь стихией? И что будет, если предложить случайному собеседнику зайти в дом, подальше от пробирающего до костей холода? Потерев руки, невольник оглянулся назад, чтобы прислонил ладони к губам и подышать на них, согревая дыханием.

Отредактировано Дэрин (2009-10-08 18:38:17)

5

Не каждому посчастливится попасть в такое идиотское положение... Мистеру Райту, как всегда, повезло. Если это один из богатеньких папенькиных сынков, что приехал на маскарад оторваться по полной программе, то излишняя назойливость может обернуться неприятностями. С другой стороны - нельзя же оставить его в покое и преспокойно направиться отдыхать, не выяснив, кто именно перед тобой находится.
-Дональд Райт, новый начальник охраны поместья. - Голос пока что звучал нейтрально - в нём нельзя было ощутить никаких эмоций. Недавно выпитое виски и сухой пиджак не давали Скунсу замёрзнуть, несмотря на усталость.
Собеседник был чем-то напуган? Эта мысль заставила Дона пристальнее взглянуть на него. Вполне возможно, незнакомца напугало его неожиданное появление, и это была единственная причина того, что юноша столь резко отступил назад, стоило Райту заговорить. Но с чего бы одному из клиентов предполагать, что за ним кто-то станет следить? Клиенты здесь, как сыр в масле катаются...
Дерьмо! Нет, ну скажите, почему Дональду Бог не дал богатенького папочку, а?
-Да, время для прогулок неподходящее. Вот я и решил выяснить, не заблудились ли вы. И не нужна ли вам помощь, чтобы добраться до ваших апартаментов. Вы, я вижу, совсем промокли. - Райт старательно подбирал французские слова, и это давало время лучше оценить ситуацию. Судя по всему, встреченный им «единорог» был весьма молод. Это раз. Он шёл один по территории, совершенно не прячась от дождя. Это два. Но к однозначному выводу Скунс так и не сумел прийти. Перед ним вполне может быть и молокосос-бездельник, перепивший на этом празднике жизни и захотевший остудиться под дождём, и невольник, решивший свалить под шумок. Поэтому выбора у Дональда, собственно, и не оставалось. - Я мог бы попросить вас снять маску и назвать своё имя? Поймите меня правильно, безопасность наших гостей - моя самая главная задача. А под маской в этом тихом уголке может прятаться кто угодно. Вплоть до террориста-смертника... - Райт рассмеялся собственной шутке, но взгляд светлых глаз оставался вполне серьёзным, если не сказать напряжённым. «Считаю до трёх. Если он будет темнить и откажется снять маску... Что ж, пусть пеняет на себя. В конце концов, лучше быть слегка некорректным по отношению к гостю, чем полностью не справиться с возложенными на тебя обязанностями... Да что говорить! Будь я на их месте, я определённо выбрал такое вот утро для побега. Всех клонит в сон, включая охрану...»
Вслушиваясь в шелест дождя, Дон пытался уловить посторонние звуки, что выдали бы присутствие рядом кого-то ещё. Но безуспешно.
«One»
Лишь рация снова ожила на миг, и сквозь помехи один из дежуривших у въезда парней поторопил сменщика, который задерживался уже четверть часа. Очень скоро у этой рации могла сесть батарейка - Дональд, не выключая, таскал её с собой всю ночь.
«Two»...

6

Пристальный взгляд приводил в смятение, заставляя неловко топтаться на месте и, то и дело, оглядываться назад, нервничать и готовить возможные варианты отступления. Собственно, чего он боится? Правила в эту ночь не действовали, ослабляя границы дозволенного и позволяя беспрепятственно разгуливать по поместью и территории. Но где гарантии, что представившийся начальником охраны не будет раздражен такой вольностью одной из кукол предлагаемого товара, существовала ли вероятность на спокойное решение проблемы и короткое замечание или предупреждение? Пусть даже на эту ночь представлена свобода передвижений и действий для всех без ислючений, абсолютно для всех.
Дэрин заметил, как сложно собеседнику дается формальность общения на, по всей видимости, неродном языке, и находил это привлекательной особенностью, если бы не пронзительный взгляд, въедливо проникающий в самую душу. Избежать ответа не получалось, потому что стоящий напротив мужчина имел все основания задержать любого, кто вызывал даже малейшее подозрение. Пожав плечами, мальчик медленно поднял руку к капюшону и небрежно скинул его, тут же потянув одну из лент, удерживающих маску. Людей на этом празднике жизни была целая тьма, и разглядит ли незнакомец в юноше раба, вспомнит ли его настоящее полное имя - оставалось загадкой с предположением в отрицательный ответ.
- Конечно. - кивнул, аккуратно снимая фигуристую плотную ткань с лица и, задрав подбородок, с улыбкой, взглянул на собеседника. - Блуд. - представился, чуть позже добавив: Дейн.
Не выдержав взгляда, юноша опустил глаза, изучая галстук мужчины. Холодно. Пальцы, удерживающие маску, заледенели, поэтому, нахмурившись, Дэрин решительно отступил от начальника охраны и направился вдоль стены здания.
- Если мы и дальше будем стоять на улице, то я рискую подхватить воспаление легких. - кинул через плечо, на самом деле стараясь оказаться как можно дальше от случайного знакомого, не избавиться от его общества, а  воспользоваться короткой передышкой, чтобы подумать над ситуацией. - Если Вы только этого не добиваетесь... - тихо улыбнувшись, пробормотал секундами позже.
Запутавшись в мыслях, мальчик невольно замедлил шаг, придерживаясь за стену, чтобы не поскользнуться. Следовало ли представиться полностью, называясь вторым именем, которое было официально зарегистрировано? Какое из двух известно? И мог ли шестнадцатилетний юноша быть посетителем этого места или существовали ограничения по возрасту в прием клиентов? Сложно. Оставалось лишь ждать, переминаясь с ноги на ногу.

7

«Three» он так и не успел произнести про себя.
А всё-таки видеокамеры штука неплохая. И пусть Дональд не особенно доверял технике, полагаясь скорее на бдительность и собственную память, но техника эта сильно облегчала жизнь.
Лицо было определённо знакомым. Он же не раз просматривал записи из комнат «подопечных», чтобы хотя бы заочно познакомиться с теми, с кем ему предстоит иметь дело. - Блуд, - всё так же, ни чуть не повышая голоса, не меняя интонации, повторил вслед за юношей его имя Райт. После чего задумался - на пару секунд, не больше. - Дейн. - Примерно также компьютер обрабатывает запрос, чтобы отыскать нужную информацию. - Стоять. - То, что это приказ, сомневаться не приходилось. И этот приказ, произнесённый ни чуть не громче, чем всё остальное, прозвучал требовательно и жёстко.
«Значит, всё-таки невольник? Восхитительно... Просто превосходно». Вид Райта ни чуть не изменился - он всё так же непроницаемо смотрел на юношу, прикидывая, между тем, что делать дальше. Просто вызвать сюда кого-нибудь из охранников, чтобы те отвели мальчишку в его комнату? В этом был смысл. Зафиксировать всё случившееся, написать бумагу, как он привык, служа в полиции - ведь, и правда, бумаги многое определяют в нашей жизни - а потом допить виски и лечь спать. Он даже хотел взяться за рацию, откинув полу пиджака. Но потом остановил это движение.
«Что он здесь всё-таки делает?»
Ответ на этот вопрос нужно было узнать, во что бы то ни стало. Наверное, это можно было назвать паранойей, но Скунс однозначно считал, что просто так в столь отдалённый уголок поместья под дождём, да ещё так поздно - или рано? - мало кто решит отправиться без веской на то причины. У этого малыша с кем-то здесь назначена встреча? Если так, то только не с клиентом... Клиент ждал бы его в своих апартаментах.
«Выходит, запланированный массовый побег, так что ли?»
Впрочем, выводы Дональд всё-таки не спешил делать. Он мысленно потирал руки в предвкушении хорошего вознаграждения, но как деловой человек понимал, что вознаграждение это ещё не отработал до конца.
-Я этого добиваюсь? Это я заставил тебя сюда идти, мокнуть под дождём и ждать... А кстати, кого ты тут ждёшь? - поскольку парень успел немного отойти, Дональд шагнул к нему, вновь сокращая расстояние, протянул руку и резко схватил за плечо, разворачивая лицом к себе. - Я советую рассказать всё честно и откровенно, приятель.
И всё-таки, как же это приятно знать, что кто-то полностью находится в твоей власти. Райт и сам не заметил, как улыбнулся. И чуть сжал пальцы, понимая, что его прикосновение может, если не причинить боль - разве это боль! - то, во всяком случае, лишить душевного равновесия. Ведь это было всего лишь начало разговора.

Отредактировано Дональд (2009-10-08 23:07:04)

8

Развитое чувство паранойи отнюдь не способствует пониманию ситуации, изначальное различные точки зрения и представления. Кого он тут ждал? Интересно, что мог себе вообразить за такое короткое время начальник охраны, крепко удерживая за плечо и не давая малейшей попытки освободиться от жесткой хватки. Мужские пальцы надавили сильнее,  пригвоздив к месту и заставив поморщиться от боли, а лицо обидчика озарилось улыбкой. Замерев по приказу, мальчик и не думал бежать дальше, сокрушенно понимая безвыходность положения и с сожалением думая о незадавшейся прогулке – дождь казался незначительным препятствием, если сравнивать с обществом этого человека. Тенью нависнув над невольником, мужчина продолжал пугать улыбчивым выражением, заставляя заметно нервничать, дергаться даже без существенной вины. С лица мальчика схлынула краска, побледнев от страха, он опустил глаза в землю, пристально вглядываясь в носки ботинков. Насколько дикой могла казаться мысль пройтись в ливень, мирно прогуляться, стаптывая ноги и рискуя подхватить воспаление? И как это должно прозвучать, чтобы убедить Дональда в правдивости слов?
Шумно выдохнув, мальчик покачал головой и вскинул взгляд на мужчину, смущенно улыбаясь. Коснулся щеки и, сжав руку в кулак, потер ее костяшками пальцев, заставляя кожу алеть, затем опустил ладонь на тяжелую руку начальника охраны, мягко поглаживая ее подушечками пальцев.
- Вы хорошо выполняете свои обязанности, мсье, но я буду весьма благодарен, если Вы избавите меня от нелепых вопросов и сопутствующего им допроса. – тихо произнес, не меняя выражения и видом излучая смирение. – Надеюсь, я доступно высказал свою мысль? Честно и откровенно. – чувственный излом губ в обманчиво сияющей улыбке.
Дерзкая попытка убедить начальника охраны в том, кем юноша не является, или же мрачное настроение вкупе с засевшим внутри страхом заставляли делать ответный выпад, защищаться. Невольник повел плечом, ненавязчиво стараясь избавиться от тяжести чужой руки, затем попросту попытался смахнуть, хлопнув своей по запястью.
- Всего лишь прогулка. – пояснил после долгой и томительной ожиданием паузы. – Я здесь никого не жду, и не ждал…- с прозвучавшим намеком на неожиданное общество.- …и не настолько лишен рассудка, чтобы пытаться бежать. Зачем? – нетерпеливо объяснял, подавляя острое желание вцепиться в мужскую руку зубами. – Я глуп, но без патологий. – опустил плечи, чуть сгорбатившись, и тяжко выдохнув.
Дэрин признавал весьма необычный факт прогулки, которая могла показаться несколько…странной? Но являлось ли это причиной кидаться не озвученными вслух обвинениями? Юноша не хотел этому верить, но такое отношение задело – было неприятно осознавать себя запертым на чужой территории. Привыкшему к свободе передвижений (хоть и в короткое личное время), ограничения ему казались обидными и волновали реакцией на неповиновение.
Часто ли невольники бежали, тем самым, обрекая охрану тщательно патрулировать территорию, когда остальная прислуга и нанятые рабочие отдыхают на празднике? А может, Блуд неправильно понял слова мужчины, и тому всего лишь было интересно, в чей извращенный ум может прийти идея свидания в таком месте?

9

Были ли он склонен поверить в слова паренька? Райт и сам не ответил бы на этот вопрос. На самом-то деле он просто чертовски хотел спать, и потому поверить Дейну было вполне разумно. Что бы тут ни происходило, Дональд появился в нужное время в нужном месте. И даже если бы кто-то из рабов действительно задумал побег, то он успел им помешать...
Но согласиться с подобным положением вещей, оставить всё, как есть - значит отказаться и от возможности выяснить, в чём дело,  и от возможности получить какую-нибудь, пусть даже небольшую, премию.
И в душе Райта легавый - как это частенько происходило в его жизни - взял верх над разумным человеком.
Впрочем, стоило Блуду слегка погладить его руку, Скунс взглянул на мальчишку как-то немного неуверенно. Это был всего лишь один момент - когда в холодных глазах начальника охраны что-то дрогнуло. Но это не было следствием ни жалости, ни мимолётной симпатии. Просто Дональд прекрасно знал, каким образом развлекаются здесь с рабами все эти богатенькие снобы, и невольно счёл подобный жест несколько двусмысленным. Однако, неуверенность его как появилась, так и прошла. Райт был слишком серьёзным парнем, для того, чтобы придавать внимание таким мелочам. Что бы там этот малыш о нём ни думал, Дон не из таких. Он всего лишь делает свою работу и получает деньги.
«А то, что работа иногда доставляет удовольствие, так ведь это же хорошо, не правда ли?»
-Ну-ну, не дёргайся, приятель... В нашей жизни многое определяет вера. Я могу поверить тебе, а могу и не поверить. Следишь за моей мыслью?
Зонтик мешался, и Скунс огляделся, думая, куда бы его пристроить. Впрочем, мысль об этом недолго его занимала. На данный момент были дела поважнее.
-И это может определённым образом на твою судьбу повлиять. Но давай продолжим рассуждать дальше. К примеру, я сейчас достану револьвер, взведу курок, а потом поднесу дуло к твоей голове и нажму на спусковой крючок. А после этого скажу, что осматривал территорию, обнаружил тебя, и ты на меня напал. Как ты думаешь, мне поверят?
Казалось, Райт действительно всего лишь рассуждает. Так можно говорить о затянувшемся ливне, о курсе доллара по отношению к евро или о новом фильме, вышедшем на днях в прокат. Но самому Дональду это не казалось странным - за свою жизнь он привык к оружию и привык к крови.
Он и сам не знал, может ли сделать то, о чём так спокойно рассказывал. Скорее всего, нет - по той причине, что не хотел возни со всеми объяснениями, выяснениями обстоятельств, оправданиями.
Но всё-таки понимание того, что озвученный им расклад в принципе возможен, будоражило кровь. Это был кураж, опьянявший получше виски и заставлявший сердце пускаться в галоп, словно норовистого скакуна. Даже спать расхотелось.
-Но я могу этого и не делать. Более того, мы можем остаться друзьями. С людьми, вроде меня, дружить выгодно. - Сначала он встряхнул Дейна за плечо, так, чтобы тому сразу стало ясно, что его попытки вырваться столь легко успехом не увенчаются. А потом разжал пальцы, всё также внимательно глядя на собеседника. Вид Скунса всё ещё оставался благожелательно-спокойным. Разве что акцент стал чуть-чуть сильнее.

Отредактировано Дональд (2009-10-09 20:50:19)

10

Даже та слабая уверенность в себе дрогнула, преобразившись в сомнения относительно реакции собеседника. Слишком грубо и просто, без всякого намека на понимание или желание не нарушать чужое уединение. Сочувствие к застигнутому врасплох невольнику мужчина, по всей видимости, не испытывал, продолжая объяснять свою позицию и излагать мысли, не двинувшись с места, чтобы пройти в дом. Разумеется. В плотном, хоть и распахнутом пиджаке, рубашкой под ним и с этим раздражающего вида галстуком - настроение стремительно падало в ту грязь, что под ногами, или еще ниже, к чертям. Начальнику охраны было комфортно, тепло и сухо в отличии от продрогшего и промокшего юноши, то и дело прислоняя ладонь к лицу, чтобы погреть нос.
Сколько это может продолжаться?
Наверное, всему есть предел и Блуд откровенно злился, преступив границу своего. Сковывая себя и держась рамок, он никогда не позволял себе вспышек гнева, считая их неразумными и нелепыми, но сейчас...сейчас, мальчик готов был заехать кулаком по сосредоточенному лицу Дональда, даже без умения драться и с разницей в силе и габаритах. Хорошенько врезать, прерывая льющиеся с губ угрозы с видимым акцентом.
Сцепив руки за спиной, Дэрин выпрямился и вскинул подбородок, внимательно прислушиваясь к словам.
- С той же вероятностью я могу ответить тем же. - глухо отозвался.- В поместье маскарад и очень много людей выдают себя не за тех, кем являются на самом деле. Я не доверяю Вашим словам наверняка, зная тот факт о масках. Почему Вы не можете быть одним из множества посетителей, или я? - изогнул губы в мягкой улыбке, совершенно отличающейся от хмурого взгляда.
Мужчина снова обернулся, что-то выискивая, после чего вновь перевел пристальный взгляд на невольника. Рассуждал вслух, морально сковывая и заставляя внутренне сжиматься от озвученной перспективы. Зачем ему это? Игра во власть, желание ощутить себя значительно выше, собственно, и находясь на несколько ступеней дальше.
- Вы этого не сделаете. - едва ворочая языком от страха пролепетал юноша, не отводя глаз от лица обидчика. - Я...- запнулся. А что "я"? Дорого обошелся хозяину? Ничуть. Подарок.
Судорожно выдохнув, Дэрин сжал губы и свел брови к переносице, стараясь выдумать верный ответ, правильно изложить свою мыль и доводы , почему охраннику не следует баловать себя, исполняя прихоть, угрозу. Почему он вообще заговорил об этом?
- Что Вы хотите? - спокойный тон с усилившимся акцентом пугал мальчика, поэтому голос звучал хрипло, чуть подрагивая.- Дружбу? - недоуменно пробормотал, облизнув пересохшие от волнения губы.
Какая могла быть выгода у охранника от такой дружбы? Или имелось ввиду что-то иное? Сейчас, Дэрин был не против вернуться в поместье, в тепло, пусть даже с сопровождением - это было безопасней, чем довольствоваться и дальше обществом мужчины, отнимая у него время.
- Я вернусь в поместье чуть позже, обещаю. - испробовал другой метод общения, мягко произнося каждое слово и с мольбой заглядывая в глаза. Сцепив зубы, он потер плечо, где недавно лежала чужая ладонь.

11

И вот тут Скунс рассмеялся. С виду очень даже непринуждённо - но незапно поймал себя на том, что этот смех ему самому кажется несколько нервным. Что ж, оставалось надеяться, что мальчишка этот не дипломированный психолог. Кстати говоря, Райт психологов вообще терпеть не мог, и называл не иначе как «мозгодолбы». После того, как лет шесть назад один тип буквально достал и самого Дона, и его непосредственное начальство, было бы странно, если бы он звал их как-то более ласково. Всё кричал о потенциальной склонности Райта к насилию...
Воспоминание об этом удовольствия не доставляло. И потому Дональд его прогнал. Он умел прогонять неприятные воспоминания. Жизнь научила.
-Вот уж чему я не верю, так это обещаниям. Не взыщи. Возвращаться в поместье тебе придётся в обществе кого-нибудь из моих подчинённых.
Смех стих так же неожиданно, как и начался.
«А в такой обуви особенно не побегаешь... Неужели я ошибся? Но тогда что, чёрт побери, он тут делает? Особенно в таком виде. Как ни поступи - всё плохо. Просто взять да и отпустить, наговорив всего того, что наговорил я - глупо. А если он действительно заболеет и сдохнет - скажут, Райт виноват...»
-Да, я говорю о дружбе, - Дональд поднял голову и взглянул на светлеющее небо. Красиво... Сколько лет в душном Нью-Йорке он мечтал о таком вот месте, представлял себя в старинных рыцарских замках! Не зря говорят, что мечтать нужно с осторожностью, ибо мечты имеют особенность сбываться. - Мы могли бы иногда встречаться с тобой, беседовать по душам. И ты бы рассказывал мне разные истории. Знаешь, я люблю послушать что-нибудь интересное. Например, о твоих приятелях... Что они думают о жизни в поместье? Что говорят? Что планируют предпринять?
Ничего принципиально нового. Скольких осведомителей Райт завербовал за свою жизнь? Сам уже, наверное, сбился со счёта. Всегда начиналось угрозами, а заканчивалось вполне мирным диалогом. Ну, по большей части. Люди обычно склонны проявлять здравомыслие, чувствуя у своего лба воронёное дуло «Смит энд Вессона».
«Ладно. Положим, это, и правда, не попытка улизнуть под шумок... Сбежал на время от какого-нибудь в стельку пьяного клиента? Интересно, за этих сукиных детей платят такие безумные деньги - они на самом деле стоят того?»
Взгляд скользнул по фигуре юноши - невольно, подчиняясь обычному любопытству. А после этого Дональд прогнал и эту шальную мысль. Выдержал небольшую, по его мнению, очень эффектную паузу.
-Ты понимаешь, что я имею в виду, да?

12

Понимал ли этот человек, что всем своим обманчиво доброжелательным видом излучает пренебрежение, все же предлагая доносить о блуждающих слухах среди невольников или развивающихся идей относительно бегства? Осознавал, насколько оскорбительно слушать его речь, ощущая горечь слов на языке? Губы мальчика дрогнули в рассеянной улыбке при виде смеющегося Дональда (интересно, смеялся он на каком языке - родном или французском?). Не спуская глаз с лица собеседника, Блуд выглядел несколько озадаченным, искренне изумившись неожиданной реакции. Что могло так позабавить стоящего напротив - оставалось загадкой, но внутри зрело яркое недовольство и подозрение, что, возможно, лепет невольника мог быть причиной веселья.
Не верит - вполне ожидаемая реакция. Но вот еще один из ряда охраны, нет уж, увольте - такой щедрости юноша не приемлил, объевшись текущей беседой. Рукой вновь потянулся к плечу, растирая синяки, оставленные пальцами в грубой хватке.
Смех прекратился, и можно было без смущения изучать отвлекшегося мужчину, ненадолго проследить за его взглядом и недоуменно нахмуриться, не обнаружив ничего особенного в сером, затянутом тучами, небе. Сколько ему могло быть? Невольное сравнение с отцом вызвало улыбку.
- Вам надо было сразу сказать о любви к ролевым играм, мсье. - продолжил первую свою мысль, глядя на Дональда широко распахнутыми глазами и едва уловимо улыбнулся, приподнимая уголки губ. Затем, словно решив подыграть клиенту, юноша подался перед, делая короткий шаг, и плотно приблизился к мужчине. - Но я Вам подыграю.- доверительно шепнул, обнимая его за руку и приподнимаясь на носках, чтобы легонько коснуться губами подбородка.
Резко отшатнувшись от начальника охраны, Блуд отступил, сцепляя руки и прижимая их к груди. Прикусив губу, он не отрывал глаз от возвышающейся фигуры и с коротким, беззвучным стоном выдохнул:
- Не надо...- голос прервался сдавленным шепотом.- Я все понимаю и буду...буду хорошо себя вести, только не отправляйте меня на плаху. - прислонил ладони к лицу и всхлипнул, трясясь.
Замер. Приподнял подбородок, спокойно глядя на мужчину и безвольно опуская руки.
- Холодно. Пойдемте в дом и продолжим спектакль там. - мирно пояснил и кивнул на стену, коротко улыбнувшись.

13

Выбить Дональда из колеи было сложно. Но, пожалуй, возможно. Ситуацию усугубляло то, что Райт не чувствовал себя полностью свободным в своих действиях. В конце концов, вряд ли кому-то понравится, если такой хорошенький - наверное, дорогой? - раб появится в поместье с парой сломанных рёбер или, что ещё хуже, носом.
-Ролевым играм? - он вопросительно приподнял бровь, но вопрос его всё ещё звучал спокойно, даже почти снисходительно. Но вот  в следующий момент, когда мальчишка отказался так близко,  что успел коснуться губами его лица - или это Райту только показалось? - он на секунду попросту растерялся не зная, как реагировать. Период замешательства был очень коротким, но он всё-таки был. И именно это спасло Блуда от прямого короткого удара кулаком в солнечное сплетение. И ещё, конечно, то, что он почти сразу же подался назад, разрывая расстояние - во всяком случае, Дон успел сжать кулак, уже после того, как парень заговорил снова.
Пару раз глубоко вздохнуть - и всё пройдёт. Способность соображать относительно адекватно возвращается. Способ проверенный.
Он приблизился к стене, всё-таки поставил возле неё зонт - для этого пришлось слегка наклониться - и, выпрямившись, зачем-то поправил узел галстука.
-Мне кажется, малыш, ты меня не понял. Я говорю о деле. Впрочем, если тебя интересуют игры, в которые я люблю играть, мы можем поговорить и об этом...
Дональд стоял и прикидывал - куда можно ударить, чтобы не оставить синяков. Или, по крайней мере, чтобы они не слишком бросались в глаза.
Получалось совсем паршиво. В том смысле, что клиенты ведь должны их раздевать... Так что бросаться в глаза следы от побоев всё равно будут.
-Я, кажется, ясно дал тебе понять, что от тебя требуется, - всего два шага, и Райт вновь отказался рядом с Дейном.
«Слишком близко».
Ему хотелось снова увидеть страх в этих глазах, дать понять, что ни о каких шутках речь не идёт, что Скунс - не тот человек, на понимание которого можно рассчитывать.
Но мальчишке всё-таки удалось направить воображение Дональда в ту сторону, куда совсем не желал направлять его сам начальник охраны. Он вдруг поймал себя на том, что примерно так же мог бы чувствовать себя, будь перед ним какая-нибудь хорошенькая - и, возможно, несовершеннолетняя - шлюха-мексиканка. Впрочем, что за глупости? Райт ведь никогда не поддавался на провокации.
Он осторожно протянул руку и почти нежно положил её на шею паренька. И заставил - для этого пришлось приложить некоторые усилия - свой голос звучать по-прежнему ровно.
-Если бы мне не было лень писать днём отчёт и переводить зря бумагу, я бы тебя придушил сейчас. И сделал это без особого труда. Ты мне веришь? - Дон совсем чуть-чуть сжал пальцы. Чтобы дышать было уже не так просто, а следов на горле ещё не оставалось. - Вот видишь, мы опять поднимаем вопросы веры и доверия. Мне казалось, что я объяснил по этому поводу всё достаточно чётко. Но раз у тебя остались вопросы, я готов ответить. Если хочешь, можем зайти внутрь. Я согласен. - Один шаг назад. Он снова отпустил Блуда... Кивнул ему на дверь. - Но я боюсь тебя разочаровать. Спектакля не будет. Я всего лишь дам тебе инструкции для дальнейших действий.

14

Кажется, что мальчик принял неверное решение, пытаясь удержать равновесие шаткой грани между образами. Он с головой уходил в хрупкие мысли и ошибался с выбором, полностью поддающемуся хмурому, как то небо, настроению. Выныривал из ночной сумятицы, что хаосом клубилась в голове, путая и заставляя мешкать перед каждым действием, будь то слово или движение. К утру Дэрин соображал все хуже, поэтому смягчал свою неловкостью чувственной улыбкой на изломе губ, прозрачным взглядом и обманчивой расслабленностью, впрочем, изредка напрягаясь от сковывающего холода.
Юноша не заметил сжатого кулака, полностью отвлекаясь на изучение выражения лица собеседника, старательно читая его мимику и заглядывая в серо-зеленые глаза. Короткая вспышка эмоции тенью скользнула по лицу стоящего напротив охранника, и мальчик невольно отступил, отшатнулся, прижавшись спиной к стене. Пожалуй, Блуд мог признать тот факт, что поступил необдуманно, дерзко, и на миг ему показалось, что Дональд ступил ближе только для того, чтобы исполнить недавнюю угрозу. Зажмурился, задержав дыхание и сильнее сцепил руки, обхватывая себя. Иллюзия раскололась мелкой россыпью страхов, а мгновение уступило место замешательству, выразительно отразившемуся на лице невольника.
Мальчик затих, прислушиваясь к каждому слову, сжался под взглядом, опустив глаза в землю. Недоумение крепло испугом. Какие игры могут нравиться этому человека, который без колебаний упрет ствол пистолета в чужой висок и надавит на курок? Нравится ли ему сам процесс или последующая красочная картина безвольно раскинувшегося под ногами трупа?
Сглотнув, Дэрин силился улыбнуться, не смея поднять глаз на мужчину.
- Я понял. - сипло пробормотал, вжавшись лопатками в холодную стену дома и складывая руки на груди, чтобы согреться.
Замялся, бледнея, и повел плечом, отвлекаясь и стараясь не показывать овладевших им чувств.
- Понял. - повторил, испуганно выдохнув, когда обидчик оказался ближе. Упер ладонь в грудь Дональда, в невольной попытке оттолкнуть, увеличить расстояние, чтобы не чувствовать морального давления от близости.
Дыхание оборвалось. Невольник застыл, когда мужская рука легла на шею, чуть сдавливая, и вскинул взгляд, широко распахнутыми глазами наблюдая за собеседником, с трепетом слушая и чувствуя себя крайне неловко, смятенно. Нерешительно кивнул на первый вопрос, приоткрывая губы и судорожно выдыхая.
- Верю. - тихо отозвался хриплым от волнения шепотом.
Блуд сомневался стоит ли искать тепло в доме, если это значило остаться в тишине с начальником охраны, получается, уединившись с ним.
- Какие инстр...- сглотнул и прочистил горло, взглянув в сторону. - ...инструкции?- не спешил двигаться к двери, мешкаясь в нерешительности.

15

-Если ты замёрзнешь и простудишься, то, пожалуй, могут спросить с меня...
Кто бы знал, как тяжело давался этот легкомысленный, беззаботный тон. Дону нужно было всего лишь толкнуть рукой дверь, чтобы оказаться в тепле. И чтобы больше не оглядываться, каждое мгновение подспудно ожидая, что кто-то постарается подкрасться к тебе сзади и ударить чем-нибудь по затылку.
И, тем не менее, его не оставляли совсем уж равнодушным эта неожиданная близость, эта ладонь, что упиралась в его грудь - тепло от неё Дон ощущал даже через ткань сорочки  - это замешательство... Райт попытался внушить себе, что этот мальчишка мог бы быть его сыном. Безуспешно... Точнее, с обратным эффектом - не то чтобы Дональду особенно нравились маленькие мальчики, он всегда был к ним более чем равнодушен. Но выходило так, что воображение одерживало верх над реальностью.
«Раз уж за них платят такие деньги, они должны их отрабатывать, верно? Нет, конечно, мне не нужно это знать, так сказать, на практике, но абстрактно... Абстрактно - почему нет? Люди же восхищаются абстрактной живописью»
И вместе с тем Дон чувствовал неуверенность мальчика, его сомнения. Все те вопросы, что терзали Блуда...
Теперь уже Райт не думал о побеге и о вероятных сообщниках паренька. Это было опять же из области интуиции - а чему, как не интуиции верить человеку вроде Скунса в подобный момент?  Но в любом случае, он имел в виду в первую очередь служебные обязанности. Да, ему нужно было знать, о чем живут невольники, что планируют, к чему стремятся. Но вместе с тем ему хотелось оказаться в тепле, отгородиться от мира тяжёлой дверью, остаться наедине с этим малышом, глаза которого могут быть такими выразительными... Конечно, подобное желание не было рассудочным, Дон определённо не хотел отдавать себе в нём отчёта - но вместе с тем мог ему подчиниться, руководствуясь, опять же, пользой дела. Исключительно пользой дела.
-Прошу, - Дональд толкнул дверь. Из тёмного пространства пахнуло теплом, в котором чувствовался запах шерсти, кровавый аромат сырого мяса и смутное предвкушение азарта, которым грезят спящие хищники. Он первым вошёл в это тепло. Рука скользнула по стене в поисках выключателя -  а затем вновь опустилась, едва выключателя коснувшись, но так и не нажав на него.
...Собаки спали. Просторные вольеры в два яруса хранили сладкие сны о лёгкой добыче,  убегающих жертвах, чужом страхе, пробуждавшем азарт в душах псов, и сочном мясе, что являлось наградой за рвение и риск...
Дон остановился неподалёку от входа, спиной к стене. Отблески рассвета и блики фонаря - только они и обеспечивало минимум видимости в этих стенах.
Кто-то из собак глухо залаял, но, как ни странно, собратья его не поддержали. И этот лай поглотила предутренняя тишина.
-Инструкции о том, что конкретно нужно делать. Что конкретно нужно узнавать. Заходи.   

Ночь. Псарни и конюшни. Дональд и Дэрин

Отредактировано Дональд (2009-10-11 11:20:54)

16

>>> Каминная зала

Серые рассветные сумерки уже давно украли у ночи привилегию царить и скрывать все возможные тайны. Водяная взвесь стояла в душном прохладном воздухе, мешая дышать, забираясь куда только возможно. Вымочила мигом светлые волосы, заставив их прилипнуть к черепу, нависла на ресницах, заставляя постоянно смаргивать и чертыхаться, чтоб хоть что-то видеть.
Признать начистоту, Зигфрид рассчитывал, что вместе с грозой закончится и дождь, но тот похоже зарядил изрядно, подмочив репутацию осени как прекрасной поры. Нетерпеливый жест, перчатки с длинными крагами похлопывают по ладони. Немец задумался было, стоит ли зайти под крышу конюшни, чтоб не капало на голову. Но, какого черта? Все равно он собрался прогуляться, и никакой несчастный дождь его не остановит. Даже взбодрит после бессонной ночи.
Редкие тяжелые капли пытались смыть змеиную чешую со скул, но мальчишка гример подобрал отличную краску, заверив, что ее не размоет даже если окунуться лицом в воду. Хотя иногда чесаться хотелось изрядно. Кинув косой взор на двери конюшен, Зигфрид украдкой поскреб пальцем под подборотком.
Все, терпение лопнуло с треском, который услышать можно было не только в конюшнях. Небрежно кивнув псарю, подошедшему с двумя борзыми на сворке, немец шагнул внутрь. Стойло Тифона было одним из самых дальних, и, поэтому, набравший уже изрядную скорость Зигфрид едва не налетел на неразличимую в полумраке фигуру.
- Какого... - начал немец, собираясь высказать ленивому паршивцу, но вовремя заметил, что это вовсе не грум, а... как же его зовут-то... точно, Дональд, начальник местной охраны. Человек незаметный, но незаменимый. - Примите мои извинения, мсье Дональд. Я не хотел вас сшибать, право слово.
Тут грум, как чуял паршивец, скрипнул дверью стойла, выводя оседланного серого жеребца.
- Не составите мне компанию на одну сигарету? - немец чувствовал, что ему необходимо успокоиться, чтоб не наорать на тупорогого мальца, явно воспитанного в стаде баранов. Но вежливая улыбка будто поселилась на лице, скрывая эмоции, и так не сильно различимые под гримом.

Отредактировано Зигфрид фон Вейхс (2009-10-11 20:27:19)

17

Утро... Теперь уже можно было сказать, что оно вступило в свои права. Ночь закончилась - ещё одна бессонная ночь из множества бессонных ночей, что пришлось пережить Дональду. Он шёл через конюшню, полностью погрузившись в свои мысли. Такое редко случалось, но вот именно теперь Райт не смотрел по сторонам и не готовился подспудно встретить кого-либо. В столь ранний час это было слишком маловероятно...
-О, простите, это я виноват, - когда перед ним оказался человек, едва на него не налетевший, Дон от неожиданности чуть не схватился за револьвер. Во всяком случае, рука уже метнулась было к кобуре. Жест этот оказался инстинктивным и, разумеется, необдуманным. Так что Скунсу пришлось остановить его, так и не коснувшись рукояти оружия...
Респектабельных клиентов желательно было знать в лицо. Впрочем, маскарадный костюм процесс узнавания затруднял. Светлые глаза начальника охраны скользнули по человеку в змеиной чешуе. На физиономии появилась улыбка - выдержанная и напрочь лишённая каких-либо чувств. Так сказать, дежурная улыбка. О чём бы ни думал Райт за мгновение до встречи, мысли эти до поры отступили. - Всё в порядке, месье? Признаться, я не рассчитывал, что кто-то из наших гостей окажется на конюшне в это время суток. Я и сам собирался отправиться спать, - он оглянулся, услышав скрип двери и негромкий топот копыт в тот момент, когда грум выводил скакуна из стойла. - Желаете начать этот день с верховой прогулки? Прекрасный выбор, - как бы ни относился Дональд к клиентам этого заведения, завидуя большинству из них в основном  из-за финансового положения, он всегда старался оставаться при личном общении более чем корректным. Да и действительно - люди развлекаются, имея возможность развлекаться. Их право... - Для меня будет большим удовольствием, составить вам компанию. Но предупреждаю, я не выношу лёгкие сигареты, - тут Райт весьма вежливо рассмеялся, позволив себе пошутить. Однако, в каждой шутке есть доля правды. Лёгкие сигареты он действительно не выносил.

18

Кто бы мог подумать, что в этот ранний час конюшни пользуются популярностью и так многолюдны. Роберт вошел в теплое, пахнущее специфическим запахом помещение конюшен.
Грум, выводящий лошадь имел такое же удивленное лицо, что и Роберт. И ему казалось странным нашествие гостей замка в конюшни. Погода не располагала к прогулкам.
Глаза быстро привыкли к освещению, благо в серенький предрассветный час, краски были приглушенными.
- Мир тесен, кругл и предсказуем, - пробормотал Роберт, разглядев в расписном лице одного из людей, знакомые черты. Вейхса он знал. И сталкивался с ним в весьма неоднозначной ситуации. Соперничество в нью-йоркской махинации  едва не привело их обоих к провалу. Действовали они параллельно, раскручивая одного и того же растяпу. Роберт на благотворительность, а Зигфрид на какие-то весьма сомнительные инвестиции. И кто бы мог подумать, что за этим наивным человечком потянется длиный шлейф, ведущий в Интерпол. Именно это и стало поводом для личного знакомства. Тогда им пришлось объединять усилия и срочно сматывать удочки. Оба помогли друг другу замести следы и исчезнуть. На этом небольшое дружеское перемирие конкурентов по бизнесу завершилось.
Роберт подавил в себе смешаное чувство раздражения и неуместного веселья при виде немца. Сыграли роль воспоминания, да и внешний вид Зигфрида, случайно обнаружевшегося в конюшнях, способствовал несколько ироничной улыбке.
Рядом с ним стоял человек, на фоне которого Зигфрид в остатках карнавального костюма, с прилипшими к черепу светлыми, жидковатыми арийскими волосами и расписаной физиономии, выглядел особо нелепо. Человек этот был начальником охраны замка. Роберт старательно запоминал лица и, когда ему представили этого человека по прибытии в замок: "Дональд Райт. По вопросам безопасности пребывания в замке обращайтесь к нему", он кивнул и запомнил внешность и имя.
Райт, в противоположность Зигфриду, был облачен в цивильный костюм, при белой рубашке и вопиюще неуместном галстуке. Но это распространенная униформа охранников практически стала визитной карточкой представителей их породы в современном мире.
Роберт жестом остановил грума:
- Вели готовить Эзру.
Грум кивнул и позвал своего помощника. Тот поклонился Роберту и рысью понесся седлать гнедого араба.
Роберт сложил руки на груди крест накрест. В одной и них парик и маска полумесяца.
- Утра доброго, господа, - учтивая улыбка и великосветский легкий полупоклон диссонировали с обличием Роберта, - Герр фон Вейхс. Господин Райт.
Роберт перевел взгляд с одного на другого.
- Неужто в такую унылую погоду, Вы собираетесь совершить скучный утренний моцион, Зигфрид? Не ожидал Вас видеть здесь, но не могу сказать, что слишком растроен этим фактом.
Если немец, чьи поджатые губы и расписанная гримом физиономия, при виде которой у англичанина возникло острое желание почесать шею и подбородок, решил не снимая маскарадного костюма совершить верховую прогулку, значит, настроение у него такое препаршивое, что окружающим пора разбегаться во все стороны и прятаться. За время недолгого знакомства, Роберт успел изучить характер и привычки немецкого чопорного аристократа. И, следует отметить, при всем том раздражении, которое так или иначе у Роберта возникало, немец импонировал своей неординарностью, непредстказуемостью и совершенно традиционным немецким упрямством.
Жеребца вывели. Араб заржал, тряхнул гривой и фыркнул. Роберт кивнул груму и не удержался от желания погладить жеребца по гладкому теплому боку. "Красавец, Эзра! Красавец!"
Затем Роберт обратился к начальнику охраны. Показал ему зажатые в руке парик и маску.
- Я не знаю по каким причинам Вы находитесь здесь, мистер Райт, но уверен, что предпочтете мою компанию на некотрое время. Впрочем, как и герр фон Вейхс. Один из невольников сбежал, господа.
Роберт прижмурил один глаз, сосредотачиваясь.
- Минут... этак десять назад задал стрекача с крыльца замка в сторону лесопарка. А это...
Роберт снова пробемонстрировал присутствующим парик и маску.
-... это любезно оставил мне на память. Так что помимо лошадей, нам понадобятся собаки.
Англичанин одобрительно глянул на двух борзых, приготовленных псарем для Зигфрида.
- Если славный Полиграф* и милашка Бони чувствуют себя так же прекрасно, как и в прошлый раз, приведи их.
Двух пойнтеров Роберт приметил еще в прошлое посещение замка, когда с несколькими гостями они устроили вполне милую охоту. Собаки с великолепным нюхом, послушные и выносливые.
Псарь кивнул и скрылся в дверях, за которыми немедленно послышался лай и подвывание собак.
- Составите компанию, герр Зигфрид? Утренняя пргулка обещает оказаться занятной.
А уж то, что Райту так и этак придется бросить все дела и ловить беглеца не вызывало никаких сомнений. Разве что...
- Мистер Райт, позвольте нам обойтись без вашей слаженой команды охранников, но Вас смиренно прошу присоединиться.
Полупоклон, вежливый взгляд скользнул по фигуре охранника. Один бок не слишком идеально скроенного пиджака, слегка оттопыривался. Никаких сомнений, что Райт вооружен. Да и глупо было бы предполагать, что начальник охраны такого огромного поместья и с такими неординарными обитателями может ходить без оружия.

* ООС. Господа, Полиграф не шутка! Такой пес будет у нас на охоте!!!

Отредактировано Роберт Крэнборн (2009-10-12 19:57:59)

19

- Солидарен с вами в этом вопросе, - дежурная улыбка, дежурный комплимент в ответ на не менее дежурный смех. Человек в костюме и с галстуком выглядел ранним утром на конюшнях не более неуместно, чем сам Зигфрид в маскарадном наряде. Немец посторонился, давая возможность охраннику пройти вперед и провести его к выходу, элементарная вежливость и уважение к профессионализму.
Мальчишка выведший Тифона уже поеживался на зябком и мокром утреннем воздухе, переминаясь с ноги на ногу.
- Поводите его, - Зигфрид не глядя кивнул груму, доставая пачку "лаки страйк", сигары - вечернее развлечение, никак не утреннее. Протянул пачку собеседнику, предлагая угоститься, и тут свершилось Оно. Оно с большой буквы. Немец бы даже назвал это претенциозно "явлением". Долговязое тело в плессированном переднике радостоно взирало на них темными провалами глаз, быстро приближаясь со стороны парка. "Экая пастораль", - мелькнула мысль, к стаду маугли, воспитанных баранами непременно должен был прилагаться пастушок или пастушка. Скользкий Роберт, нельзя не отдать ему должное, был профессионалом в своем деле, а профессионализм фон Вейхс уважал. На момент знакомства, пожалуй, это было единственным, что он уважал в англйском хлыще, потому как дело, в котором они пересеклись, не только не принесло никакого дохода, но и щедро добавило проблем, которые им с англичанином пришлось решать рука об руку.
Зигфрид кивнул приветственно, показывая, что готов слушать и даже выдержит всю тираду, которыми обычно разражался словоохотливый англичанин. И только вторая часть его монолога заставила заинтересованно взглянуть повнимательнее на то, что оснащенный кнутом пастушок держал  в руках. Говорите, дичь?
- Доброго утра, Роберт. Непременно составлю вам компанию.
Перехватил повод у подошедшего грума и кивнул ему на конюшню.
- Лошадь для мистера Райта, бегом, - и, повернувшись к охраннику, одарил того улыбкой. - Простите, что взял на себя смелость решать за вас, но вы же присоединитесь к нам?
Похлопал любовно Тифона по шее и скормил ему яблоко, бывшее до того частью костюма. Серый жеребец всхрапнул довольно и захрустел угощением.

20

-Благодарю вас, - Дональд взял сигарету и полез в карман за зажигалкой, направляясь к выходу, где его собеседника уже ждал оседланный конь. А в следующий момент он понял, что и постель, и виски - словом, отдых - откладывались на неопределённый срок. Он только что намеревался выкурить сигарету, перекинуться парой слов с респектабельным клиентом мистером Вейхсом, и сразу после этого взять курс на собственную спальню, но, судя по всему, строить подобные планы было ошибкой.
-Хорошего утра, мистер Крэнборн, - отозвался, чуть склонив голову в ответ на приветствие Роберта и чертыхнулся про себя - впрочем, совершенно не зло - удивляясь привычкам этих толстосумов. Если бы у Дона было столько денег, то выманить его на улицу в столь ранний час было бы затеей безнадёжной. - О, какие у вас восхитительные скакуны, господа, - он чуть отодвинулся в сторону, когда грум вывел «араба», чтобы ненароком не попасться тому на пути. К лошадям, в отличие от собак, начальник охраны относился с тайным подозрением. Не то, чтобы он с ними не ладил - просто научиться общению с этими животными у бывшего полицейского не находилось ни времени, ни возможностей. Было дело, лет десять назад он даже взял несколько уроков верховой езды. В тот момент Райт насмотрелся какого-то очередного голливудского творения о Европе эпохи Возрождения - кажется, это была «Плоть и кровь» - и чтобы доказать себе, что и он не хуже наёмников того времени, раскошелился на личного инструктора. Само собой, за эти несколько уроков он не научился ничему особенно путному, пару раз был сброшен жеребцом по кличке Филипс - сброшен вполне удачно, даже мобильник в кармане куртки не разбился  - но с тех пор в компании таких же нью-йоркских копов, как и он сам, мог строить из себя знатока и чуть свысока рассуждать о лошадях...
Но местные клиенты - не его бывшие сослуживцы, это понятно сразу.
Отодвинувшись подальше от Эзры и признав расстояние, отделявшее его от серого жеребца Зигфрида, безопасным, Дон намеревался отвесить ещё какой-нибудь незамысловатый комплимент лошадям и тихо раствориться в утреннем тумане, чтобы эти господа, не стеснённые его присутствием - на самом деле, он прекрасно понимал, что представителей службы безопасности многие только терпят и выносят их общество лишь по необходимости - могли беспрепятственно развлекаться дальше. 
И вот тут Крэнборн заявил о бегстве раба.
Первым делом Дональд схватился за рацию, которая уже давно не напоминала о себе, поскольку была выключена. Всё казалось достаточно несложным - просто контролировать выходы из лесопарка за пределы территории и одновременно с этим прочесать местность. По подсчётам Райта, если собрать всех охранников, включая тех, кто отдежурил ночь и только что отправился отдыхать - то людей должно было бы хватить. Но последовавшие за этим слова Роберта его остановили.
-Как скажете, мсье. Мне бы очень не хотелось оказаться виноватым в том, что из поместья сбежит невольник. С другой стороны я не вправе мешать вашим развлечениям. - Рация так и осталась на месте. Тон Скунса был вежливым, выдержанным и даже, можно сказать, подчёркнуто любезным. Кто бы знал, как тяжело было сохранять это видимое спокойствие.
«Нет, ну надо же! Пока ты разбираешься с беглецом мнимым, здесь совершается побег настоящий... И если бы ты, Дон, сразу направился в свою комнату, то, возможно, и не узнал бы о нём. Эти ребята решили бы, что справятся сами - это сто процентов. А ты, приятель, потом отвечай... Да и теперь - не подключать охрану, видите ли! Конечно, им плевать, на то, что ты-то здесь работаешь, а не просаживашь лишние деньги
Но на непроницаемой физиономии Райта не отразилось и намёка на эти мысли, по крайней мере, он на это рассчитывал. Дональд только немного нервно кашлянул. Перевёл взгляд с Роберта на Зигфрида. После чего уточнил:
-Непременно присоединюсь. Но лошадь ... желательно бы не слишком норовистую. Впрочем, сгодится любая. Главное не терять время.


Вы здесь » Архив игры "Вертеп" » Прилегающие к замку территории » Псарни и конюшни